БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Многая лета

Таисия Литвиненко: "Во Львове мы с супругом первый год жили прямо в кабинете главного режиссера театра"

8:30 14 февраля 2015 3150
Таисия Литвиненко

Известной украинской актрисе театра и кино исполнилось 80 лет

Первая картина, в которой сыграла юная Таисия Литвиненко, принесла ей бешеную популярность. Это был фильм «Назар Стодоля», снятый режиссером Виктором Ивченко. Литвиненко тогда только поступила в Киевский театральный институт, и предложение на роль стало ее счастливым билетом. Потом были «Максим Перепелица», «Григорий Сковорода», «За двумя зайцами», «Вавилон XX”, работа в Театре имени Ивана Франко и Театре имени Марии Заньковецкой. Во Львов Таисия Литвиненко переехала со своим супругом Федором Стригуном, который вскоре стал художественным руководителем театра имени Заньковецкой. Таисия Иосифовна до сих пор выходит на сцену. В родном театре она отпразднует и свой юбилей. Говорит, что больше всего сейчас мечтает о том, чтобы в ее стране наступил долгожданный мир.

— Свой юбилей я отпраздную 14 февраля в День влюбленных, — говорит Таисия Литвиненко. — Причем будем отмечать сразу два юбилея: мой и супруга Федора Николаевича Стригуна. Правда, у него день рождения в ноябре, но тогда устраивать торжество было как-то не ко времени. Особенно, когда наша страна переживает такие тяжелые дни. Но теперь нам обоим уже деваться некуда. Свои юбилеи отметим в родном Театре имени Марии Заньковецкой. Соберутся все наши ученики. Сначала будет спектакль, а потом, конечно, фуршет.

— О каком подарке вы мечтаете к юбилею?

— А я вообще подарков не принимаю. Даже мой супруг никогда не дарит, знает, что я сама себе могу выбрать, что захочу. Поэтому дает мне эквивалент в деньгах, а я уж иду и покупаю, чего душа желает. Больше всего люблю дорогие камни. Моя коллекция на этот раз пополнилась колечком с бриллиантом, а еще украшением с лондонским топазом из коллекции итальянского мастера. Я просто обожаю оригинальные ювелирные изделия. Эта любовь появилась после поездки в Индию. Помню, там был какой-то национальный праздник, и на меня тоже надели местные украшения — браслеты на руки и щиколотки, в которых надо так аккуратно ходить, чтобы они издавали мелодичный звон на каждом шагу. Домой, во Львов, я вернулась с несколькими нарядными украшениями. Так что насчет подарка мой муж никогда особо не переживал — знал, что доставит мне самое большое удовольствие.

— Он баловал вас и во время ухаживаний?

— Что вы! Когда мы начали встречаться, Федор был голый, босый. Имел одни голубые штаны и две рубашки. А я тогда уже была звездой. У меня имелось пальто вишневого цвета с чернобуркой, туфли-лодочки кремового цвета, которые купил мне отец, и платье, подаренное Юрой Тимошенко, знаменитым Тарапунькой.

— У вас с ним были такие близкие отношения?

— Да нет, просто Юра был очень щедрым человеком. Мы познакомились, когда я снималась в картине «Штепсель женит Тарапуньку». Помню, перед ее премьерой приехала к Юре домой, и мы вместе с его супругой Олей Кусенко выбирали мне платье. Сначала думали, что подойдет что-то из гардероба Оли, но когда выяснилось, что все наряды на меня велики, Юра сказал: «Я сейчас все решу». И тут же заказал у портного черное муаровое платье с белым шарфом. Надо сказать, что Ефим Березин и Юра Тимошенко были очень богатыми людьми. Денег у них куры не клевали. Если Юра знал, что кто-то остро нуждается в средствах, мог подойти к нему, сунуть себе руку в карман, вытащить пачку червонцев, сколько захватит, и отдать товарищу. При этом никогда не требовал возврата.

— Как случилось, что вы попали в творческую среду?

— Мои родители жили в селе Погребы Броварского района Киевской области. Папа был главой сельсовета, мама работала в колхозе. Все в моей семье прекрасно пели, видимо, творческая жилка зародилась и во мне. Когда я поступала в Киевский театральный институт, режиссер Виктор Ивченко как раз начал съемки своего второго фильма «Назар Стодоля». Второй режиссер картины Григорий Чухрай пришел к нам, абитуриентам, выбрать молодежь для массовки. Меня сначала отобрали для эпизода. Но Ивченко, увидев мою фотографию — молоденькой, черноволосой, кареглазой девушки, — сразу решил, что я буду играть главную роль — Галю. Так я и стала актрисой. Восприняла это как чудо. Фильм снимали очень быстро и к Новому году уже закончили. А к весне весь Киев был завешан афишами, на которых красовалось мое лицо.

— Вы получили хороший гонорар?

— По тем временам, очень. Я смогла себе купить даже машину! «Москвич» зеленого цвета. Мне заплатили за фильм пять тысяч рублей, три тысячи стоил автомобиль. Время тогда было другое. Машина, конечно, считалась роскошью, ее могли себе позволить единицы. Некоторые актрисы зарабатывали в месяц 750 рублей. Но продукты тогда стоили копейки. За пять копеек можно было купить булочку, за три — проехаться в трамвае, а за копейку продавали коробок спичек. Помню, у нас, студентов, большой популярностью пользовалась рабочая столовая за Бессарабским рынком. В огромном зале на столах стояли хлеб, соль и горчица, которые можно было брать, сколько хочешь. Мы покупали манную кашу или молочный суп, садились за стол и уплетали это с большим удовольствием, намазав хлеб толстым слоем горчицы.

— Где вы жили во время учебы?

— Я снимала угол у старой еврейской пары в коммунальной квартире на улице Ленина. Они потеряли свою единственную дочь и, казалось, всю любовь отдавали мне. На ночь стелили пуховую перину, всегда тихонечко сидели, пока я засыпала, стараясь меня не разбудить. И любили повторять: «Таечка, вы же Таисия Иосифовна, у вас наверняка что-то еврейское есть в крови». Я им говорила: «Конечно, ведь все мы произошли от одних родителей — Адама и Евы». Они страшно гордились, что я актриса и снимаюсь в таких замечательных картинах. Ведь на каждом курсе меня приглашали на работу в кино. После «Назара Стодоли» были «Максим Перепелица», «Штепсель женит Тарапуньку», «Григорий Сковорода».

— Говорят, вы были дружны с дочерью легендарного актера Театра имени Ивана Франко Николая Яковченко.

— Судьба мне действительно подарила знакомство с прекрасными людьми: Леонид Быков, Ефим Березин, Нонна Копержинская и Николай Яковченко. С дочерью Николая Федоровича Юной мы были близкими подругами. Познакомились на съемках картины режиссера Анатолия Граника «Максим Перепелица». Яковченко играл отца Максима, а я — Василинку. Помню, всю зиму мы провели в Ленинграде. С Яковченко все время была его младшая дочь Юна. Нам не раз приходилось спасать Николая Федоровича после очередного банкета в гостинице «Астория».

Артист так напивался, что был на грани смерти. Мы делали ему растирания, давали нюхать нашатырь, иногда приходилось вызывать и «скорую». У Николая Федоровича выработался рефлекс алкоголика, когда достаточно выпить стакан воды, чтобы быть пьяным. Когда мы снимались в картине «Максим Перепелица», Юну специально записывали в группу, чтобы она приглядывала за отцом.

— Как же он снимался в «За двумя зайцами»?

— Знаете, в работе над этой картиной Яковченко как-то держал себя в руках. Там была большая проблема с Олегом Борисовым. Съемки фильма совпали с гастролями в Москве Киевского театра русской драмы, в котором служил Борисов. Перед поездкой звание заслуженной артистки получила Ада Роговцева, которая к тому времени проработала в труппе полтора года. Борисов же играл на сцене более четырех лет, но звания не получил. Артиста это очень обидело, он ушел в страшный запой. И вот в таком состоянии пришел на съемку. Тогда как раз работали над сценой, где звучит знаменитая фраза: «Ваша папироска шкварчить…» Борисов выпадал из кадра, режиссер Виктор Иванов был в шоке, а мы еле сдерживали смех.

*Кадр из фильма «За двумя зайцами». Служанка Химка (Таисия Литвиненко) и Голохвастов (Олег Борисов)

— Рассказывают, что режиссер изначально предлагал именно вам сыграть главную роль — Прони Прокоповны.

— Наша встреча с Ивановым состоялась случайно. В то время я уже работала в Запорожье и проездом была в Киеве. Помню, шла по бульвару Шевченко и вдруг кто-то схватил меня за руку: «Таечка, как я рад, что вас встретил!» Это был режиссер Виктор Иванов, которого я знала по работе на Киностудии имени Довженко. Он тут же выпалил: «Я приступаю к съемкам фильма «За двумя зайцами». Кого бы вы хотели сыграть: Проню Прокоповну, Химку или Галю?» Я еще по театральным работам знала, что самая выигрышная роль у служанки Химки. И тут же ответила: «Химку!» Мне кажется, Иванов в этот момент растерялся. Потом оказалось, что на эту роль уже планировалась другая актриса — супруга режиссера Анатолия Буковского Нина Антонова. Но Виктор Михайлович так хотел меня видеть в фильме, что даже согласился переснять уже готовые кадры.

— Вы ведь несколько сезонов прослужили в Национальном театре имени Ивана Франко.

— Я работала там два года. Театр оставила сама и, признаюсь, до сих пор не могу назвать вам четкую причину ухода. Дела у меня шли хорошо. Более того, я должна была получить квартиру в новом доме для актеров на улице Шота Руставели. Даже знала, где именно будет жилье — однокомнатная квартира на втором этаже. Но у меня «закружилась голова», и я уехала в запорожский театр. Там встретила своего будущего супруга Федора Стригуна. По театру Франко никогда не тосковала. Для меня он является могильником талантливых актеров. Артиста могли пригласить на одну роль, а потом просто о нем забыть. Слава Богу, я избежала такой судьбы.

Поступив в театр имени Франко после окончания института, я оказалась чуть ли не самой молодой актрисой. Одной из моих наставниц была великая Наталия Ужвий. Помню, как она учила меня правильно двигаться на сцене, не размахивать руками и аккуратно ставить ноги. Ой, как пригодились мне эти советы на сцене запорожского, а потом и львовского театров.

— Во Львов вы переехали уже вместе с супругом?

— Да, нас пригласил художественный руководитель театра Домиан Козачковский. В свое время он играл отца моей героини в картине «Назар Стодоля». Мы с Федором Николаевичем долго не раздумывали. Приехали во Львов и первый год жили прямо в театре, в кабинете главного режиссера. Потом нам дали однокомнатную квартиру. А теперь мы живем на улице Бориса Романицкого — основателя нашего театра. Еще в советское время это был фешенебельный район с люксовыми домами, построенными еще поляками. Нам досталась квартира, где до этого жил известный композитор Александр Радченко. Помню, как я первый раз зашла туда и просто ахнула — такая это была красота! Квартира огромная, трехкомнатная, каждая комната не менее 20 квадратных метров, кухня — 12. В помещении три камина. Все в белом мраморе. И так у всех жильцов. Например, мы отопление себе до сих пор не сделали. Трех печек мне вполне хватает. Я нагрею грубку, стану к ней спиной и тепло по всему телу разливается. Мы топим газом, но можно и дровами. Главное, что воздух у нас дома никогда не пересушивается. Сейчас, когда не очень холодно, я вообще включаю только одну печь.

— Вы любите готовить?

— Ненавижу. Хотя, если надо, готовлю очень вкусно. Мы с Федором Николаевичем любим простую еду, что под руку попадет. Но главное, чтобы на столе была гречневая каша. Муж обожает молоко. Надо следить за своим здоровьем. А еще заниматься физической зарядкой. Я ее делаю даже для лица. Каждое утро, еще не встав с постели. Знаю специальные точки, которые надо массировать.

— Чего бы вы себе пожелали?

— Конечно, здоровья. Но хочу вам сказать, что наш возраст у нас в голове. Как бы ни было тяжело утром, надо перебороть себя и идти дальше. Потому что я уже знаю, что в 80 лет жизнь только начинается.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров