ПОИСК
Інтерв'ю

Владимир Назаров: "Думаю, России наступила хана"

8:00 15 квітня 2016
Известный композитор и режиссер, народный артист РФ приехал в Украину, где намерен создать свой театр

Имя композитора, актера и режиссера Владимира Назарова стало популярным в начале восьмидесятых. Его коллектив народной песни «Жалейка» колесил по всему бывшему Советскому Союзу и стал одним из немногих, выезжавших на гастроли за рубеж. Песня Назарова «Ах, карнавал», исполненная на закрытии XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, стала визитной карточкой композитора.

В начале 2000-х годов Владимир Назаров создал в Москве уникальный музыкальный театр национального искусства. В 2015-м его детище прекратило существование. Одна из причин — вольнолюбивый характер композитора и его резкие высказывания в адрес российской власти и лично Владимира Путина. Не так давно мир обошло видеообращение Владимира Назарова к президенту Путину с требованием освободить Надежду Савченко. Композитор и режиссер уверен, что только открытые высказывания в адрес властей смогут изменить ход истории. В том числе и украинской. Владимир Васильевич, родившийся в Новомосковске Днепропетровской области, с болью переживает все события, происходящие на его исторической родине.

— Говорят, вам будет предложено стать руководителем одного из украинских театров.

— Пока ничего конкретного сказать не могу. У меня действительно был разговор с руководителем департамента культуры Киева. Там хорошо осведомлены о том, что я могу делать. В конце концов, меня не учили убивать или служить в армии. Я могу создавать только прекрасное и сейчас готов послужить Украине.

— А как же ваш театр в Москве?

— Федеральный театр национального искусства прекратил существование. Здание отобрано, бюджета нет. Это театр, который был создан в 2002 году. Я воспитал труппу из выпускников Академии Гнесиных и школы-студии МХАТа. Это была команда актеров-универсалов. Теперь готов создать подобную труппу в Украине. Из молодых актеров, которые должны составлять будущее страны. Это золотой фонд. Собственно, готов был сделать это и в России, но видите, что там происходит в последние годы. Мракобесие все нарастает, культура уничтожается. Но, знаете, меня это не удивляет. Я не поражен. Больше удивляюсь своим коллегам, которые, обращаясь к Путину, просят защитить их от произвола чиновников. Говорю им: «Вы идиоты! Просите помощи у того, кто вас и уничтожает!»

— И давно к вам пришло это понимание?

— В этом логика любой диктатуры. Еще в 1999 году ни я, ни моя жена Лидия Архангельская не голосовали за Владимира Путина. У меня даже на этой почве был конфликт с Михаилом Касьяновым, который в тот момент надеялся, что ему удастся осуществить какие-то реформы. Тогда он был первым вице-премьером. А после избрания Путина по договоренности с Ельциным он должен был стать премьер-министром. Я ему говорил: «Миша, премьером ты и так станешь. А я за диктатора голосовать не буду». Прошло несколько лет после нашего разговора, и однажды Касьянов у меня спросил: «Откуда ты тогда знал, что все так обернется?» На это я ответил, что у работников спецслужб, коим был Путин, абсолютно свернуты мозги. Их ни в коем случае нельзя допускать к управлению государством.

— Бывших работников спецслужб не бывает.

— Никогда! В 2002 году мы разговаривали с Касьяновым, и я задал ему прямой вопрос: «Путин демократ?» На что Михаил Михайлович ответил с печалью: «Знаешь, я начинаю бояться за нашу страну…» Это было после того, как Касьянов пришел к Путину с предложением каких-то реформ, на что Владимир Владимирович ему ответил: «Это вам нужны свобода и демократия. А народу — водка и колбаса!» В 2004 году Касьянов ушел со своего поста, и паранойя, которая тогда только начиналась, конечно, захватила всю верхушку власти в России. А начиналось все с прессы, уничтожения НТВ. Знаете, как этот канал теперь называют в России?

— Интересно.

— Наглое тупое вранье. А ведь мы когда-то гордились этим каналом. Даже несмотря на то, что за ним стояли олигархи и решали какие-то свои проблемы. Да, они не были белыми и пушистыми, но мы получали разнообразную информацию. НТВ был уважаемым каналом, на нем работал Евгений Киселев. Тот, который сейчас трудится у вас в Украине. Кстати, когда у него спрашивали, не тот ли он Киселев, с Первого канала, он отвечал: «Я даже не однофамилец».

— Хотя Дмитрий Киселев долгое время тоже работал в Украине.

— Я хорошо это помню. Тогда он отрастил «оселедець» и ходил в вышиванке. Удивительный приспособленец. К нему прекрасно подходит поговорка «Наш пострел везде поспел».

— Когда в России окончательно утвердилось мракобесие?

— Мне кажется, сразу после захвата Крыма. Кстати, слухи о том, что Крым будет оккупирован, поползли задолго до того, как это произошло. У артистов, вы знаете, свои источники информации. И их достаточно много. Мы общаемся с огромным количеством людей, в том числе и с «путиноидами». Они набиваются в большом количестве на вечеринках, днях рождения, куда приглашены артисты. Так вот тогда, в начале 2014 года, ощущалась гроза в воздухе. Мы знали: что-то должно произойти. Наш лидер после Олимпийских игр в Сочи впал просто в сумасшествие. Майдан злил его. Казалось, будто ему сильно прищемили одно место и он непременно должен за это отомстить.

Я заметил, как в одночасье высокопоставленные военные вдруг прекратили появляться на празднествах. У них началась казарменная жизнь. В воздухе ощущалась война. Многие из моих друзей, «не ушибленных телевизором», не могли поверить, что это произойдет. Но я все время вспоминал публичное выступление Джохара Дудаева в 1996 году. Тогда он сказал, что после Чечни Путин захватит Крым. Но следующей была Грузия. И если бы тогда весь цивилизованный мир понял, что через Путина работает целая ГБшная система и дал отпор, не случилось бы Крыма, Сирии и, возможно, Карабаха. Но Путин обнаглел от безнаказанности, от того, что Европа была слаба в принятии решений.

— И все-таки, зачем ему нужен Крым?

— Думаю, Путин живет в своем отдельном мире, где работают «пацанские законы». Он три раза поставил на Януковича и столько же раз проиграл. Когда он последний раз проиграл, получив по морде Майданом, он закусил удила. Но я уверен, что Крым готовился давно. Это была спецоперация, которая могла быть осуществлена еще во времена Ющенко. Потому что противостояние между Ющенко и тогдашним президентом России Медведевым было очень сильное. Но выигрыш Януковича на время примирил Путина с ситуацией, и он начал делать из Украины филиал российской госбезопасности. И это успешно продолжалось до Майдана. События в центре Киева, собственно, и стали спусковым крючком, запустившим операцию по аннексии Крыма.

— Почему простые россияне так радостно ее поддержали, будто мечтали об этом всю жизнь?!

— Россияне уже давно превращены в рабов. Если говорить об исторической перспективе, все вспоминают почти столетнее правление коммунистов. Забывая при этом, что до этого россияне были холопами при всех царях. И психология, когда царь-батюшка все делает правильно, им присуща уже по своему рождению. Ведь демократии в России не было никогда! Даже во времена Бориса Ельцина это была скорее ее дискриминация. Несвободное общество не может ничего исторгать, кроме восхищения диктатором.

— Но Путина поддерживает и интеллигенция. Что у них с головой?

— Но ведь это советская интеллигенция. Вот Олег Табаков. Производное советского строя, коммунистической партии. Он никогда не был приверженцем демократии. Разве можно его сравнить по степени свободы с Олегом Ефремовым, Юрием Любимовым или Володей Высоцким?! Наоборот, когда Олег Павлович возглавил МХАТ, он практически уничтожил театр, поставив во главу угла финансовую прибыль. Табаков — это беда для театра! Да, актеры довольны, он хороший менеджер, у него гибкий позвоночник, он живет в дружбе с властью. Поэтому-то Табаков сразу же и одобрил аннексию Крыма. Точно так же, как Геннадий Хазанов. Это он при Ельцине позволял себе какие-то вольности — тогда это было можно. А сейчас дозволено только лизать власть. При этом громко об этом сообщать. Так вот, когда они, причмокивая, вылизали начальство, это было оценено в виде орденов и субсидий. В то время как я, не скрывающий свою позицию, потерял театр.

— Почему же в вашей голове не произошли изменения?

— Потому что я потомок запорожских казаков. А они никогда не были рабами. Я родился в Новомосковске — поселении казаков. Правда, моя супруга, этническая русская, тоже не подвержена маразму. То, что творится в России, — страх и ужас. Люди, вполне образованные, массово сошли с ума. Это напоминает стокгольмский синдром. Не могу, правда, сказать, насколько все искренни. Но наши друзья довольно четко разделились на «Крым наш» и «Крым не наш». Думаю, России наступила хана. Теперь это только дело времени. Я не удивлюсь, если в ближайшее время будет опущен «железный занавес», запретят выезд из страны. В деяниях нашей ГБшной власти никаких противоречий нет, а вот то, что случилось с российским обществом, для меня неприятный сюрприз.

— Четвертая власть делает исправно свое дело.

— Надо признать, наш «зомбо­ящик» работает отлично. Я не верю, что в России есть какая-то сила, способная вывести людей на площадь. Такого, как в Киеве, у нас не произойдет. Нет молодежи, думающей свободно. На Болотной площади ее было не так много, как нам хотелось бы. Для огромной Москвы 150 тысяч… Это не тот протест, который способен смести власть. Мы сегодня можем только просвещать культурой. Хотя по факту цензура уже работает, а конфеты, предлагаемые властью в обмен на убеждения, очень привлекательны.

Оказывается, деньгами покупаются гораздо быстрее, чем когда-то коммунистическими лозунгами. Поэтому у вас, в Украине, так важны культура и образование. Надо воспитывать молодежь в контексте европейской культуры. Да, в Европе не все просто и однозначно. Но, надо признать, ни Украина, ни Россия еще и дня не жили при демократии. Нам надо сейчас ей учиться. Для этого, в том числе, я и хочу создать в Украине театр. Любой коллектив, который возьму, за год превратится в гордость страны.

— Надо полагать, вы решили вернуться на историческую родину?

— Такие мысли есть. Но мне надо иметь работу. Приезжать любоваться красотами я могу и без этого…

— А вы лично знакомы с Путиным?

— Еще со времен Анатолия Собчака. У нас был общий друг — Мстислав Ростропович. Но я никогда не был в дружбе с Владимиром Путиным. В то время он был лишь незаметным чиновником, повсюду сопровождавшим Собчака. Когда Путин стал президентом, мы с ним встречались в Кремле. Он вручал мне документ о присвоении звания народного артиста России и, глядя в третью пуговицу рубашки, долго рассказывал, как следит за моим творчеством. Особенно в его реплике мне понравилось слово «следит». Я сразу ему поверил.

— Вы очень резко обратились к Путину по поводу освобождения Надежды Савченко.

— Никакой реакции я, понятно, не получил. Путин не реагировал даже на призывы мировых лидеров. А вот мелкие чиновники на каких-то мероприятиях мне говорили: «На кой тебе сдалась эта террористка?!» Вообще, я считаю, что вся история с Савченко — огромный прокол спецслужб России. Зная мстительность нашего президента, я допускаю, что обществу надо удесятерить усилия, чтобы ее освободить. По моим ощущениям, над Надей нависла огромная беда.

— Несмотря на демократические взгляды, вы довольно успешно работали в советское время и были обласканы властями.

— Мы родились в Советском Союзе и впитали определенные правила поведения. Мое искусство — музыка народов мира — не страдало от цензуры со стороны государства. Наши концертные программы легко утверждались на высоком уровне, потому что мы писали: «народная музыка». К этому все относились лояльно. Помню, когда я написал хит «Карнавал», его захотели показать по телевидению. Но в то время я еще не был членом Союза композиторов, соответственно, не был допущен к эфиру. Тогда музыкальный редактор программы написала, что это народная песня американских индейцев, и композиция каким-то чудом проскочила.

Начиная с 1987-го, мы три года подряд ездили в Латинскую Америку с гастролями. Нас всегда сопровождал ГБшник. И вот однажды я увидел, как ночью, возле бассейна, мои ребята вместе с американскими десантниками играют джаз. Я был в ужасе! Подошел к нашему соглядатаю и сказал, что меня проконсультировали в ЦК, что мы должны активно идти на общение с иностранцами, пропагандируя Советский Союз. Он посмотрел на меня радостно и сказал: «У меня в номере есть значки с Лениным, я им сейчас подарю». Слава богу, капрал вовремя забрал своих ребят. Знаете, самое свободное время в Союзе было в конце восьмидесятых. Начиная с 1996 года, госбезопасность перегруппировала свои ряды и начала готовиться к захвату власти, который случился в 1999 году. А дальше, думаю, будет хуже…

— Как-то бесперспективно.

— Ну, если только кто-то из окружения Путина не поймет, что ему хватит управлять государством. Низы для этого переворота не созрели. Смена власти в России может произойти только сверху.

27019

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.