ПОИСК
Інтерв'ю

Наталья Белохвостикова: "Со временем я поняла, что не всем под силу пережить чужой успех"

7:00 3 серпня 2016
Інф. «ФАКТІВ»
Известная актриса отпраздновала 65-летний юбилей

Со стороны жизнь Натальи Белохвостиковой может показаться цепью счастливых случайностей. Во ВГИК поступила в шестнадцать лет, на ее документах сам Сергей Герасимов написал: «Зачислить ввиду выдающихся способностей». После фильма «У озера», в котором сыграла главную роль, стала известной не только в Советском Союзе, но и за границей. Вышла замуж за знаменитого режиссера Владимира Наумова, у которого снималась в фильмах «Легенда о Тиле», «Тегеран-43», «Берег», «Выбор», «Десять лет без права переписки». Впрочем, Белохвостикова всегда была нарасхват и у других режиссеров. Работала с Юлием Карасиком («Стакан воды»), Светланой Дружининой («Принцесса цирка»), Лазарем Карелиным («Змеелов»). Партнерами актрисы в кино были Василий Шукшин, Николай Еременко, Вадим Спиридонов, Леонид Марков, Кирилл Лавров, Владимир Высоцкий, Игорь Костолевский, Ален Делон.

— Наталья Николаевна, после главной роли в фильме «У озера» вы стали настоящей знаменитостью. Пресловутого головокружения от успехов не случилось?

— Мне было не до этого. Я снималась, училась во ВГИКе на курсе у Сергея Герасимова и Тамары Макаровой и заканчивала среднюю школу. Зубрила, учебники штудировала и все это одновременно. Хотя что такое головокружение от успехов, знаю не понаслышке — видела, как это бывает с другими. Например, с Колей Еременко, который после фильма «Берег», где сыграл небольшую роль, немного зазнался. Очень резко на это отреагировал Сергей Герасимов. «Знаешь, Коля, — сказал он ему при всех, — ты теперь ходи аккуратнее, а то, не дай Бог, запнешься и нос разобьешь». Думаю, для Коли, который готов был сквозь землю провалиться, это стало хорошим уроком. Больше звездить он себе не позволял, хотя в следующей своей роли — Жюльена Сореля в «Красном и черном» — достиг вершин актерского мастерства.

У студентов Сергея Аполлинариевича и Тамары Федоровны, какой курс ни возьми, вообще не было звездной болезни. Они нас воспитывали так, что мы с первого курса для себя уяснили: наша профессия жестока. Чтобы чего-то добиться, нужно работать днем и ночью, но даже если ты будешь трудиться как раб на галерах, успех никто не гарантирует. Если же случится чудо и он все-таки придет, это опять-таки не значит, что завтра фортуна не повернется к тебе спиной. С пониманием законов актерской профессии легче жить. Ты понимаешь, что в жизни черная полоса сменяет белую, и никогда не унываешь.

— Вашему успеху завидовали?

— Я называю такие проявления человеческим непостоянством. Сегодня — человек один, а завтра (под влиянием каких-то событий) — совсем другой. Когда вышел фильм «У озера», я заметила по отношению к себе косые взгляды, насмешки. Число моих друзей уменьшилось, что неприятно поразило. Но со временем я поняла, что не всем под силу пережить чужой успех, а друзья познаются не только в беде, но и в радости.

— Вы ведь актрисой стали почти случайно?

— Можно сказать и так. Я очень любила кино, могла по десять раз бегать в кинотеатр на любимый фильм, но с детства понимала, что с папой-дипломатом и мамой-переводчицей у меня только один путь — МГИМО. Однако судьба распорядилась иначе. В Стокгольме, где работали мои родители, режиссер Марк Донской снимал картину о семье Ульяновых «Верность матери», и нужна была девушка, которая на средних и дальних планах могла бы дублировать актрису Елену Фадееву, игравшую Марию Александровну Ульянову. У меня рост, комплекция и даже форма лба были в точности, как у нее. Сергея Герасимова мы встретили, когда шли вместе с Донским. Я, конечно же, запомнила наше знакомство, но никак не предполагала, что Сергей Аполлинариевич тоже обратит на меня внимание. Прошло время, и вдруг мне позвонил Донской: «Наташа, мне звонил Герасимов, он тебя ищет». Сергей Аполлинариевич написал сценарий фильма «У озера» и хотел, чтобы я сыграла в нем главную роль. Правда, утвердил меня не сразу — до этого мы в течение полугода репетировали. Сергей Аполлинариевич хотел быть уверен, что выдержу продолжительную и напряженную съемку, не сорвусь и не подведу его в решительный момент.

— Многие отождествляют вас с Леной Барминой, которую сыграли в картине. Вы похожи?

— Зрители часто думают, что актеры (во всяком случае, в первой роли, когда у них нет кинематографического опыта) играют самих себя, но это не так. А Лена ничем на меня не похожа. Наверное, поэтому мне было так тяжело ее играть, ведь каждый день приходилось влезать в шкуру совершенно чужого и чуждого мне человека — странного, непонятного, про которых говорят: «Не от мира сего». Потом пришлось приложить немало сил, чтобы доказать: я могу играть и другие роли, не похожие на эту.

— Вашим партнером по фильму был Василий Шукшин. Как вам с ним работалось?

— Удивительно легко. Он, чем мог, помогал мне. Был уже знаменитым актером и режиссером, а я — семнадцатилетней девочкой. На съемочной площадке, не зная, что делать, я смотрела в его лучистые глаза, и они становились соломинкой, за которую хваталась, чтобы не уйти под воду. А если Шукшина не было в кадре, он становился за камерой и вытягивал меня на поверхность. Постепенно я перестала теряться и стала получать удовольствие от работы, даже начала забывать, как трудно мне было поначалу, когда приходила после съемок и замертво падала на кровать — даже пошевелиться сил не было. В общем, если бы не Шукшин, моя героиня, да и весь фильм в целом, были бы другими.

*В фильме Сергея Герасимова «У озера» партнером Белохвостиковой был Николай Еременко

Кстати, полностью я увидела «У озера» совсем недавно, да и то до конца не досмотрела. Не люблю оглядываться назад, стараюсь смотреть только вперед. Хотя с дебютом в кино мне повезло и с режиссером, и с партнерами, среди которых было много моих однокурсников. К сожалению, Коли Еременко и Вадима Спиридонова уже нет с нами.

— Как нет в живых и Владимира Высоцкого, с которым вы снимались в фильме Михаила Швейцера «Маленькие трагедии».

— Михаилу Швейцеру стоило больших трудов утвердить Высоцкого на роль Дон Гуана, который уже снимался у него в фильме «Бегство мистера Мак-Канли». Кинематографическое начальство противилось изо всех сил, и тогда режиссер применил свою тактику: в большом количестве пробовал на эту роль самых разных актеров, но утверждать их не торопился — тянул время. Когда его совсем не осталось, людям, от которых зависела судьба Высоцкого, пришлось утвердить актера. Как показало время, Михаил Абрамович был прав. Володю, несмотря на его невысокий рост и не самую красивую внешность, отличала редкая внутренняя мужественность, в этом смысле мало кто мог с ним сравниться. «Маленькие трагедии» оказались последним фильмом в жизни Володи, но никто тогда об этом не знал, мы были уверены, что впереди у каждого из нас большое, светлое и счастливое будущее.

Времени на съемки было в обрез, потому что Высоцкий в составе Театра на Таганке уезжал на гастроли в Польшу, а я как раз простудилась — высокая температура, насморк, кашель. Перед съемкой заходила к врачам киностудии, которые делали мне уколы и давали таблетки, чтобы могла продержаться несколько часов, но с моим голосом (а я сильно осипла) ничего не могли сделать. В результате съемочная группа постоянно находилась в недоумении, чья сейчас реплика, ведь мы с Высоцким разговаривали одинаковыми грубыми голосами. Как же мы тогда хохотали!

— Зато на съемках фильма «Тегеран-43» вам было не до смеха.

— Я разбилась во время работы над сценой убийства инспектора Фоша, которого играл Ален Делон. По сценарию он падал, а я должна была бежать к нему, подхватывать и тащить на себе по скользкой мокрой мостовой. Поначалу и представить себе не могла, как сложно это будет. Все началось с того, что Делон отказался падать на скользкие булыжники. Было сыро, и камни после дождя не успели высохнуть. Чтобы обезопасить актера, ему под плащ надели, как хоккеисту, страховочные нарукавники и налокотники, из-за чего он стал как надувная кукла. На мне же было только тонкое пальто и сапоги на высоких каблуках, в которых я бегала, рискуя поломать ноги, да еще и таскала на себе Делона, которого и обхватить толком не могла. В результате так разбила спину, что огромные синяки не сходили несколько недель.

Но сейчас вспоминаю не это, а профессионализм и шарм Делона. Русского языка он не знал, но, реагируя на мои слова, делал свою работу безупречно. Каким-то шестым чувством угадывал, что я говорю. Ошибся и дал реплику невпопад только однажды и сильно расстроился — это было жестоким ударом по его актерскому самолюбию. Зато его манеры оказали влияние на мою героиню. Благодаря Делону, точнее, тому, как он двигался и носил вещи, я сумела сделать ее настоящей парижанкой.

— Ваш муж кинорежиссер Владимир Наумов много общался с вдовой Михаила Булгакова Еленой Сергеевной. Вам не довелось с ней познакомиться?

— К сожалению, нет. Елена Сергеевна консультировала Володю во время съемок фильма по пьесе Булгакова «Бег», над которым муж работал вместе со своим многолетним соавтором Александром Аловым. Мы с Володей в то время еще не были знакомы, а когда встретились, не стало Елены Сергеевны. Муж много рассказывал о ней, во многое просто невозможно было поверить. Например, во время съемок «Бега» она давала Володе дельные советы, уверяя его, что общается при этом… с самим Булгаковым, хотя его не было на свете уже три десятка лет. Писатель умер в 1940 году, а «Бег» вышел на экраны в 1970-м. Во время работы над картиной часто случалось, что, посмотрев отснятый материал, Елена Сергеевна звонила и сообщала: «Михаилу Афанасьевичу понравилось, как вы сделали эту сцену», или, наоборот, говорила, что нужно исправить.

*Наталья Белохвостикова и Владимир Наумов

Были и другие мистические моменты, связанные с Еленой Сергеевной. Так, она могла позвонить мужу и сказать, что выезжает смотреть готовый материал, а через три минуты уже входила на проходную киностудии, хотя на дорогу ей требовалось как минимум полчаса. Как ей это удавалось, ведь о мобильных телефонах в то время не мечтали даже писатели-фантасты?! Но самая странная история произошла, когда Элем Климов собрался снимать «Мастера и Маргариту». Наумов тогда страшно разволновался, потому что тоже хотел экранизировать этот роман. И вот однажды ночью, когда мы уже спали, в нашу дверь позвонили. Володя спросонья бросился открывать и в темноте ударился ногой об угол шкафа, да так больно, что застонал. Когда же он открыл дверь, то просто обомлел — на пороге стояла… Елена Сергеевна. А ведь она умерла несколько лет назад. «Володечка (так она называла мужа), — произнесла она, — у меня очень мало времени, в такси меня ждет Михаил Афанасьевич. Я только хотела вам сказать, что „Мастера и Маргариту“ экранизировать не будут, во всяком случае, пока». Попрощалась и ушла. Наумов не помнил, как добрался обратно до постели, а наутро, рассказав мне о случившемся, предположил, что ему все это приснилось.

— Возможно, так оно и было?

— Я бы тоже так подумала, если бы не синяк на ноге у мужа — именно в том месте, в котором он ударился ночью. Конечно, с точки зрения обычного человека, такие явления объяснить трудно, но коль скоро они есть, значит, нужно признать: в этом мире есть вещи, не доступные нашему пониманию.

5306

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів