Интервью со звездой ТВ-проект

Руслан Квинта: «Никто из звезд украинской эстрады не решился вступить в бой с молодыми за право поехать на «Евровидение»

10:55 25 января 2018   2972
Руслан Квинта
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Один из самых титулованных современных композиторов стал музыкальным продюсером национального отбора на «Евровидение-2018»

Музыкальным продюсером национального отбора на «Евровидение-2018» в этом году стал Руслан Квинта. Он — один из самых титулованных современных композиторов. Написал более двух тысяч песен, которые вошли в репертуар украинских звезд. Его хиты исполняют Ирина Билык, Наталья Могилевская, Верка Сердючка, Никита Алексеев. Но своей главной музой Руслан считает Софию Ротару, с которой записал более 30 композиций. Знаменитая «Одна калина» вот уже 15 лет входит в репертуар легендарной певицы.

Руслан Квинта заменил музыкального продюсера отбора Константина Меладзе. Правда, в отличие от своего предшественника, не сядет в кресло жюри, а будет болеть за артистов за кулисами прямых эфиров. Их на каналах СТБ и UA: Перший будет три. Полуфиналы пройдут 10 и 17 февраля, а 24-го — станет известно имя исполнителя, который представит Украину на «Евровидении» в Лиссабоне.

— Признаюсь, если бы можно было взять большее количество исполнителей, я бы это сделал, — сказал Руслан. — Но в этом году такие правила национального отбора. В самом начале, когда мы только объявили прием заявок, активность артистов была небольшой. Не знаю, с чем это было связано. Может, с тем, что я на этом проекте новое лицо. Поэтому мне пришлось устроить, так сказать, объезд всех своих коллег по цеху: продюсеров, артистов. Я интересовался их мнением по этому поводу. Но чем ближе подходила финальная дата приема заявок, тем активнее они сыпались.

— Неужели для кого-то «Евровидение» до сих пор остается загадкой?

— Нет, конечно. Но это достаточно трудный конкурс, для участия в котором необходимо желание достойно представить страну. А у артистов, которые подают заявки на национальный отбор, мотивация бывает совершенно разная. Одни хотят напомнить о себе, другие (в основном начинающие) мечтают войти в мир шоу-бизнеса и прорекламировать песню на такой масштабной площадке. Уже успешные артисты боятся подорвать сформировавшуюся популярность конкурсом, получив низкую оценку от жюри или зрителей. Есть те, кто не считают Европу своей площадкой для развития. Поэтому и реакция на мое предложение поучаствовать в национальном отборе у исполнителей была разной.

— Были те, кто категорически отказался принимать участие в национальном отборе?

— Группа «Мару», которая меня очень впечатлила. Они играют музыку с техно-джаз-уклоном, а мне хотелось в этом году набрать музыкантов, представляющих разные направления. Но ребята сослались на то, что у них сейчас полно других дел. Отказались Дима Монатик, Оля Полякова, группа «Друга Ріка». Я очень хотел, чтобы в нынешнем национальном отборе приняла участие «Даха Браха», но, к сожалению, из-за сложного гастрольного графика коллектива это не получилось. Для меня неожиданным было решение Алексеева представлять Белоруссию. Изначально он подал заявку на наш национальный отбор. Прошло два дня, и он ее отозвал. А вскоре появилась информация, что певец едет на белорусский отбор. Не знаю, почему это произошло. Команда исполнителя отказалась от каких-либо комментариев.

— А Ирине Билык предлагали участвовать в отборе?

— Скажу больше — даже ее сыну. Я знаю, что он пишет для певицы хорошую музыку. Ира просто опешила, услышав об этом предложении.

— Вы заявили, что в этом году все песни участников авторские.

— В нынешнем году мы обязали исполнителей представлять на отборе авторские песни. Мне не хотелось, чтобы музыканты, как раньше, заказывали композиции специально для «Евровидения». И я доволен, что у артистов в этот раз не будет ни одной покупной песни. Все 18 участников написали свои композиции сами.


* Группа «Казка» стала участником национального отбора

— Вы следите за «Евровидением»?

— Последние десять лет наблюдаю за ним достаточно пристально. Даже составляю для себя таблицы участников, определяю победителей. Кстати, их имена часто совпадают с теми, кто занял первое место. Более того, в конкурсе участвовали две мои песни. Они принесли исполнителям четвертое место, хотя я не писал их специально для «Евровидения».

— С вашей песней «Ангел» четвертое место на «Евровидении» заняла украинская певица Мика Ньютон. А кто был еще?

— На детском конкурсе «Евровидение» четвертое место досталось белорусу Руслану Асанову. Я заметил его еще на украинском телепроекте «Голос країни» и захотел написать для него песню. Потом Руслан выбрал ее для «Евровидения».

— В прошлом году вы угадали, что победит португалец Сальвадор Собрал?

— Нет. Во время «Евровидения-2017» я попал в больницу и не мог детально отслеживать конкурс. А когда в Стокгольме выступала Джамала, я понимал, что со своей песней она обязательно войдет в тройку лидеров. Но в победе все-таки сомневался. Уж слишком особенной была ее песня. Знаете, «Евровидение» за последние несколько лет явно изменилось. Слава Богу, в хорошую сторону.

Раньше все песни-победители были написаны как под копирку. Ситуацию переломила наша Джамала, а потом и португалец. Все ждут от музыкантов чего-то необычного, а этого в Украине достаточно. Особенно по сравнению с Белоруссией и Россией, где в музыкальном плане ничего не происходит. У нас же молодые музыканты ориентированы на музыку Европы. Я слежу за их творчеством и чувствую, как сам становлюсь 25-летним.

— Среди 18 исполнителей, которые будут сражаться в национальном отборе, у вас есть фавориты?

— Честно признаюсь, нет. Это все равно, что пытаться написать стопроцентный хит — ты никогда не знаешь наверняка, понравится песня зрителям или нет. Я просто отбирал артистов таким образом, чтобы каждый из них, если для него благоприятно сложатся обстоятельства, смог поехать на «Евровидение» и достойно представить Украину. За любого из них мне не стыдно.

— За кого из украинских исполнителей вы болели в прошлом году?

— За Таяну. К сожалению, ее выступление оказалось не очень удачным, она сорвалась. А психологический настрой на «Евровидении» очень важен. Когда выходишь на сцену, то ощущаешь не просто мандраж — там можно потерять сознание. И это только от атмосферы и сумасшедшего напряжения, которое ощущается в зале. Если у артиста нет опыта работы на сцене, выпускать его на «Евровидение» слишком рискованно. В нынешнем отборе Таяна вновь принимает участие, как и еще четыре артиста из прошлогоднего отбора: Melovin, Pur: Pur, Kadnay и Illaria. Единственное, о чем я их просил, — изменить музыкальный вектор. У Melovin композиция уже была готова, остальным предложил свою помощь, и мы вместе выбирали песни для национального отбора.


* «Я подготовил участников конкурса и уверен в каждом из ребят», — говорит Руслан Квинта

— Не обидно, что в этом году музыкальный продюсер не входит в состав судейской тройки?

— Наоборот, я даже рад этому. Мое участие в проекте ограничивается музыкальными вопросами. Я подготовил ребят и уверен в каждом. Остальное пусть будет зоной ответственности жюри и зрителей. Буду переживать за сценой.

— В прошлом году в национальном отборе участвовала известная украинская группа Green Grey.

— В этот раз я предлагал участвовать в отборе всем ныне действующим артистам украинской эстрады, но никто из звезд не решился вступить в бой с молодыми. Согласилась группа The Вйо.

— Вам, создателю множества хитов, наверное, не сложно было бы написать еще один, специально для «Евровидения»?

— Это спорный вопрос. В нынешнем году я сам для себя достаточно высоко поднял творческую планку. То, что зритель услышит в этом национальном отборе, для меня уже неподъемный вариант. Это совершенно другая музыка. Последние месяцев восемь я вообще ничего не пишу. Пытаюсь максимально трансформировать свой мозг и мысли, закачиваясь новой музыкой, ныряя во все жанры. Хочу пересмотреть свое отношение к новым направлениям, чтобы не остаться пылиться на задворках. В общем, я решил перезагрузиться, но это никак не связанно с тем, что начал заниматься национальным отбором.

Наверное, переломный момент наступил для меня после того, как отпала часть большого рынка России, и мы начали вариться в собственном соку. Увидите, пройдет лет пять, и мы сможем, как сейчас румынские музыканты, попасть в престижные европейские рейтинги. Сейчас у нас для этого есть все.

— Филипп Киркоров просит вас написать для него песню?

— И Николай Басков тоже. Я всем отказываю. Мне сейчас хочется создавать совершенно другую музыку, которая не подходит этим артистам.

— В вашей жизни был конкурс, ставший переломным?

— Как фаготист я участвовал в республиканских и международных соревнованиях, становился лауреатом и дипломантом. Это было в 90-е годы, еще до армии. Потом я приехал в Киев, женился, начал работать. Были сложности с деньгами, я искал возможность заработать. Кстати, длительное время писал песни и просто дарил их артистам. Ходил со своими кассетами, предлагал их, но меня особо не хотели слушать.

В моей жизни многое происходило по воле случая. Первой «выстрелила» песня «Джими-Джими», которую исполняла Gallina. Это произошло в 1998 году. Потом я начал писать для Жени Власовой, меня заметил продюсер Ирины Билык Юрий Никитин. Собственно, он меня и вытянул из норки. С подачи Юры я начал сотрудничать с Софией Ротару. Знакомство с Софией Михайловной стало моим главным выигрышем в творческой жизни.

Читайте также
Новости партнеров

Мужик приходит домой пьяный, все лицо в помаде, на одежде длинные рыжие волосы… Жена: — Ну и что ты на этот раз придумаешь?! — Ты не поверишь! С клоуном подрался...