Житейские истории Технология обмана

Пенсионерку обязали выплачивать 120 тысяч гривен кредита, который она не брала

13:15 27 апреля 2018   5676
Валентина Палыга
Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

Киевская пенсионерка Валентина Палыга вынуждена выплачивать кредит, который… не брала. Несмотря на то что женщина не расписывалась ни в каких договорах, ее обязали отдать кредитному союзу 120 тысяч гривен. Интересно, что кредит оформлен не на Валентину, а на ее дальнего родственника Виктора Герасименко, опекуном которого она является. Виктор — инвалид детства. Из-за прогрессирующего психического расстройства его еще в 2012 году признали недееспособным. Суд признал, что Виктор не отдает отчет своим действиям, поэтому сделку, которую он якобы заключил с кредитным союзом, признали недействительной. Тем не менее пенсионерку обязали отдавать долг.

Как взял кредит, Виктор помнит смутно. Говорит, сам ни в какие кредитные союзы обращаться не собирался, пока не появился некий Анатолий.

— О том, что к Виктору стал приходить этот Анатолий, я не знала, — рассказывает «ФАКТАМ» 69-летняя Валентина Палыга. — Над Виктором оформила опеку в 2012 году. У Виктора с детства проблемы с психикой и умственным развитием. Он был сожителем моей сестры, страдающей таким же заболеванием. Сестра долгое время лежала в больнице, о Викторе заботилась его мать. После ее смерти остался совсем один. Виктор добрый и спокойный человек. Сам выходит на улицу, может себя обслужить. Но, например, купить продукты и что-то приготовить уже не может. Живет Виктор сам, я постоянно прихожу помочь ему по хозяйству.

А однажды он показал мне странный документ. Это было решение третейского суда, из которого следовало, что Виктор занял в кредитном союзе 120 тысяч гривен и теперь обязан вернуть долг. Из его путаного рассказа поняла, что за несколько месяцев до этих событий Виктор познакомился с неким Анатолием. Тот подсел к нему на улице, завел разговор. С тех пор время от времени наведывался к Виктору домой. Очевидно, втирался в доверие. Потом он предложил Виктору «немного заработать».

Виктору тяжело говорить, он с трудом формулирует свои мысли. Вот что он рассказал:

Анатолий меня спросил: «Хочешь подзаработать?» Я говорю: «Кто же не хочет?» Тогда он позвонил кому-то с мобильного и сказал: «Мы подъедем». Я спросил куда. Но он ничего не рассказал. «Там все уже договорено», — сказал. Через какое-то время он позвонил и сказал мне приехать к заводу «Большевик». Оттуда мы с ним уже вдвоем поехали на Севастопольскую площадь, где нас должен был ждать человек, который якобы и предложил подзаработать. Там нас действительно ждал мужчина, но дальше он с нами не поехал. А Анатолий повез меня в кафе… Мы там выпили.

Когда мы уезжали из кафе, я уже плохо понимал, что происходит. Анатолий потом куда-то меня привез, и там мне дали подписать какие-то бумаги. Я без очков ничего не видел. Девушка, которая давала мне бумаги, диктовала, что я должен писать. Перед глазами все плыло. Когда мы с Анатолием оттуда ушли, я спросил у него, где же заработок. А он опять повел меня в кафе возле центрального автовокзала, где мы снова выпили…


* У Виктора Герасименко проблемы с психикой, и он не отдает отчет своим действиям. Фото телеканала «ПравдаТУТ»

— Что происходило дальше, он не помнит, — продолжает Валентина Николаевна. — Но общение с Анатолием на этом не закончилось. Анатолий продолжал звонить, стал его запугивать, чтобы никому не рассказывал о кредитном союзе. А потом появилось решение третейского суда, которое Виктор принес мне.

Я, конечно, была в шоке. Как Виктор мог взять кредит? И главный вопрос: кто мог ему этот кредит дать? Даже здоровый человек с постоянным местом работы далеко не всегда может получить в банке заем: если банку покажется, что ты неплатежеспособен, получишь отказ. А тут 120 тысяч гривен и без залога. А чтобы понять, что Виктор болен и не осознает своих действий, достаточно пять минут с ним поговорить. Тут все ясно и без медицинских справок. К тому же у него не было оригиналов документов. Тем не менее из документов следует, что кредитный союз выдал ему 120 тысяч гривен. Виктор говорит, что денег в руках не держал, а просто подписал бумаги. Я сразу обратилась в полицию.

По заявлению Валентины Николаевны в полиции открыли уголовное производство по факту мошенничества. Валентине удалось добиться, чтобы решение третейского суда признали недействительным. После этого кредитный союз обратился в Святошинский райсуд столицы с требованием обязать Валентину Николаевну вернуть долг. Решение суда было следующим: договор Виктора Герасименко с кредитным союзом признали никчемным, но Валентину Палыгу как опекуна Виктора обязали вернуть кредитному союзу 120 тысяч гривен.

Почему же Валентина Николаевна должна возвращать кредит, который не брала?

— В Гражданском кодексе есть статья, в соответствии с которой «опекун должен вернуть дееспособной стороне все, что было получено недееспособным физическим лицом по никчемной сделке, если такую сделку подтвердил опекун и дал свое письменное согласие», — объяснил «ФАКТАМ» адвокат Валентины Николаевны Сергей Луценко. — Вынося решение, суд сослался именно на эту статью. Но давала ли Валентина Николаевна согласие на эту сделку и участвовала ли в происходящем, суд не исследовал.

— Вы отдаете долг? — спрашиваю у Валентины Николаевны.

Конечно. Не могу же я не исполнять решение суда. Учитывая сумму долга и размер моей пенсии, я, наверное, не рассчитаюсь до конца жизни. А в кредитном союзе на этом не успокоились. Вскоре нам пришел еще один иск: в этот раз они потребовали от меня… 260 тысяч гривен! Сослались на вывод харьковского экспертного заключения, в соответствии с которым из-за того, что Виктор не вернул 120 тысяч гривен, кредитный союз якобы понес убытки в размере 250 тысяч. К счастью, этот их иск суд не удовлетворил. Еще кредитный союз без каких-либо оснований добился ареста моего имущества. В Интернете от моего имени разместили объявление о продаже моей квартиры! Издалека сфотографировали дом, в котором я живу, и опубликовали мой телефон. Я об этом даже не знала. А в суде представитель кредитного союза показал это объявление и заявил: мое имущество необходимо арестовать, пока я не успела продать свою квартиру.


* «По решению суда я должна выплатить кредитному союзу 120 тысяч гривен», — говорит пенсионерка Валентина Палыга

— Теперь мы пытаемся найти основание для пересмотра дела в гражданском порядке по вновь открывшимся обстоятельствам, — говорит Сергей Луценко. — Таким обстоятельством может быть, например, решение суда по уголовному производству по факту мошенничества. Но о приговоре пока нет и речи. В деле, которое расследуется уже почти четыре года, до сих пор даже нет подозреваемых!

За время досудебного расследования в уголовном производстве поменялось пять следователей.

В 2016 году расследование наконец начало набирать обороты. Суд дал разрешение на проведение обыска в кредитном союзе, на изъятие у них документов и вещей. Но в конце 2016 года дело, которое расследовалось в полиции Святошинского района, по непонятным причинам решили передать в Голосеевский район. С тех пор расследования как такового нет. Наши обращения и жалобы остаются без ответа, в лучшем случае приходят отписки.

Тем временем в деле появился еще один потерпевший. Его зовут Валерий, и его история очень похожа на историю Виктора Герасименко. В рассказе Валерия фигурирует тот же кредитный союз и тот же загадочный Анатолий, который возил его на машине.

То, что с ним происходило в кредитном союзе, Валерий помнит смутно. Подозревает, что перед поездкой ему что-то подсыпали.

— Мне стало плохо, — рассказал в эфире программы «Касается каждого» Валерий. — Мне дали какие-то документы, я подписал… Но денег в руках не держал — их тут же забрали те, кто меня туда привез.

— Вы понимали, что взяли кредит?

Да, хоть договор и не читал. Друг сказал, что его маленькому племяннику срочно требуется онкологическая операция, на которую нужны деньги. Пообещал, что через полтора месяца сам вернет кредит, а я, дескать, вообще не должен ни о чем беспокоиться. Мы с ним с тех пор еще не раз общались. Когда через полтора месяца я спросил, отдал ли он долг, он заверил: «Конечно же, отдал! Если хочешь, сам перезвони в кредитный союз». Я позвонил, мне сказали: «Ваш кредит погашен». С тех пор и жил себе спокойно. А через полгода на улице меня по имени окликнул незнакомый мужчина: «Ты брал кредит?» «Когда-то брал, — говорю. — Но все давно погашено». «Ничего не погашено, — заявил незнакомец. — Ты взял 110 тысяч гривен, а теперь должен отдать полмиллиона». Следующий раз какие-то люди подстерегли меня возле дома и затолкали в машину. Начали душить, избили. Заявили, что я должен кредитному союзу 520 тысяч гривен, и если добровольно не перепишу на них квартиру, у меня ее отсудят. Так и произошло. С тех пор мне негде жить.

И Виктор, и Валерий описывают Анатолия одинаково. Их дела объединили в одно производство. Следствием установлено, что они стали жертвами мошенничества со стороны одной и той же группировки. Но только подозреваемых до сих пор нет.

Дело не расследуется, и я вынуждена каждый месяц отдавать деньги за кредит, который не брала, — говорит Валентина Палыга. — Кредитный союз продолжает работать. Их офис, кстати, в 50 метрах от Голосеевского райотдела полиции, где сейчас лежит наше дело. Просто лежит и не расследуется. Скорее всего, целью преступников была квартира Виктора. Увидели, что он живет один. В реестре недвижимого имущества сказано, что квартира принадлежит ему. Мошенники не могли знать, что Виктор недееспособный, что над ним оформлена опека.

В кредитном союзе, куда дозвонились «ФАКТЫ», сказали, что на наши вопросы может ответить только руководство. Но на момент выхода номера в печать нам так и не позвонили. А вот нашим коллегам из программы «Касается каждого» директор кредитного союза, комментируя ситуацию с Виктором Герасименко, сказал:

У нас есть определенные правила работы. Человек был нормальный. Он здесь не падал, пена изо рта у него не шла. Он спокойно общался. Ну то есть это нормальный человек, обычный. Он чист, у него все красиво, ни долгов, ничего… Это то, что мы имеем право проверять. Есть база по утерянным паспортам. Его паспорт не утерян. Есть так называемая база судимостей — он не судим. А как мы могли проверить остальное? Взять его за ручку, поехать с ним на Тургеневскую и взять справку о вменяемости?

В полиции Киева «ФАКТАМ» подтвердили, что уголовное производство по факту мошенничества расследуется. Но детали не сообщили, сославшись на тайну следствия.

В пресс-службе прокуратуры Киева «ФАКТАМ» сообщили, что уголовное производство открыто по статье «Мошенничество». Досудебное расследование осуществляет Голосеевское райуправление полиции под процессуальным руководством Киевской местной прокуратуры № 1.

Читайте также
Новости партнеров

Мама маленького мальчика так громко крикнула на всю улицу: «Брось каку!», что четыре мужика, оглядываясь, выбросили сигареты, а пятый шарахнулся от жены...