Интервью со звездой ТВ-персона

Андрей Данилко: «Я погорячился с уходом Верки Сердючки со сцены»

16:22 31 мая 2018   17273
Верка Сердючка
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Канал СТБ приступил к съемкам девятого сезона популярного вокального шоу «Х-фактор». Кресла судей вновь заняли полюбившиеся зрителям украинские артисты: Андрей Данилко, Настя Каменских, Дмитрий Шуров и Олег Винник. Накануне съемок у шоу появился новый музыкальный продюсер. Им стал Вадим Лисица, известный сотрудничеством с Алешей, Лободой, группой «Время и Стекло».

Еще в прошлом году продюсеры изменили приз за победу — вместо одного миллиона гривен в денежном эквиваленте артист получает профессиональную поддержку от канала на такую же сумму. В нее входит запись песни, клип и ротация на радио. Новый музыкальный продюсер очень хорошо знает, как устроен украинский шоу-бизнес.

Перед началом съемок ведущий шоу Андрей Бедняков объехал крупнейшие города Украины в поисках талантливых артистов. В этом году «Х-фактор» впервые побывал в Полтаве, Виннице и Черновцах. По словам продюсеров, на кастинг пришли около трех с половиной тысяч человек. Среди них много артистов старше 25 лет. Проект по-прежнему популярен среди музыкальных коллективов, которые только на сцене «Х-фактора» могут исполнить авторский материал. В новом сезоне зрители увидят среди участников кастингов и некоторых уже известных музыкантов. В девятом сезоне будет десять эпизодов кастинга вместо традиционных восьми, два эпизода из тренировочного лагеря, а количество прямых эфиров сократится до шести.

После небольшого перерыва перед тренировочными лагерями судьи «Х-фактора» разошлись на каникулы. Андрей Данилко признался, что мечтает провести несколько недель на море, не думая о работе.

— Андрей, с каким чувством вы снова садились в судейское кресло проекта?

— Делал это без особого энтузиазма. Мне казалось, что формат требует каких-то изменений, а может, это я был немного уставшим. В общем, в начале съемок у меня не было ощущения радости. Даже сожалел, что согласился опять сесть в кресло. Но по мере того, как шли кастинги, я понимал, что сезон обещает быть интересным. По крайней мере, судя по составу участников, пришедших на проект. Среди них есть даже один известный артист, который предстанет в совершенно новом для себя качестве. Поэтому к концу съемок кастинга я чувствовал себя уже органично. Особенно среди людей, которые делают этот проект, и, конечно, судей — моих коллег.

— Вы уже знаете, какая группа участников будет вашей?

— Нет, но мне хотелось бы, чтобы это была категория «парни». Заприметил несколько участников, которым, наверное, смог бы быть полезен. А это для меня, по большому счету, главная мотивация.


* Судьями девятого сезона «Х-фактора», как и в прошлом году, стали Андрей Данилко, Дмитрий Шуров, Настя Каменских и Олег Винник

— Значит, готовы как продюсер взять еще одного артиста, как это случилось с группой Mountain Breeze?

— Мне кажется, эта группа — моя судьба. Помню, шел седьмой сезон проекта. Тогда среди судей были Костя Меладзе, Юля Санина и Антон Савлепов. Участники моей команды уходили, мне казалось, что это несправедливо. Даже уже хотел сам покинуть шоу, когда у меня в подопечных остались лишь Mountain Breeze.

Тогда им предлагал сотрудничество Костя Меладзе, но ребята сказали: «Мы хотим быть с Андреем». Как-то все у нас сошлось. Может, потому, что мы земляки? Они тоже, как я, из Полтавы. Недавно только переехали в Киев. Ведь посмотрите, единственные, кто из «Х-фактора» на виду — это Mountain Breeze и Костя Бочаров (Melovin).

— Вы были одним из немногих, кто поддерживал его на национальном отборе еще в прошлом году.

— Только я поддержал Костю, когда его все просто уничтожали. Зато, когда он выступил в Португалии, многие тут же «переобулись», стали говорить: «Ой, какой талантливый парень». Первый раз наш участник возвращается с «Евровидения» с семнадцатым местом как с первым. Я в Косте был уверен с самого начала, поэтому и ломал копья.

— Mountain Breeze тоже пробовали свои силы на национальном отборе на «Евровидение».

— Я совершенно не расстроился, когда парни не прошли. Так сразу и сказал: «Вы ни с кем не соревнуетесь, просто показываете свой материал». Как член жюри национального отбора могу совершенно беспристрастно оценивать даже своих воспитанников. Кстати, к тому времени, когда в Лиссабоне стартовал конкурс, ребята выпустили клип, который мы снимали в Португалии, на океане. Так что могли всем честно говорить, что в Португалии они уже были.

— Вы для себя объяснили семнадцатое место Melovin?

— Конечно. Я просто не совсем понимаю принцип работы «таинственного» жюри, которое сидит в каждой стране. Не знаю этих людей, не в курсе принципа их отбора. Но благодаря именно им наш Melovin оказался на семнадцатом месте. Ведь зрители поставили его на седьмое. Мое объяснение — это некая месть организаторов конкурса за прошлогоднее «Евровидение», которое проходило в Украине. Помните, тогда к нам не пустили представительницу России Юлию Самойлову? Было совершенно понятно, почему. Но оргкомитет потерял из-за этого очень большие деньги — Россия отказалась от трансляции конкурса.

— Победительница «Евровидения-2018» израильтянка Нетта призналась, что с детства была поклонницей Верки Сердючки.

— Да, я это слышал. Кстати, ее победа — тоже абсолютно объяснимый шаг организаторов конкурса.

— Политика?

Ни для кого не секрет, что «Евровидение» — политический конкурс. Конечно, если песня однозначно сильнее других, то она станет победителем. Но режиссура во всем, что происходит на конкурсе, естественно, есть. Нетта, безусловно, отличалась от остальных участников, но не скажу, что она была моей фавориткой.

К примеру, мне понравилось выступление Александра Рыбака, несмотря на то, что его ругали. А представитель нашей страны был абсолютно уверен в себе на сцене. Просто красавчик! Я написал Косте перед выступлением, чтобы не обращал внимание на то, что будут говорить о его номере. Понятно, он вызывал у некоторых негатив уже только потому, что находился в Лиссабоне.

Мне было обидно за украинского артиста Алексеева, представлявшего на конкурсе Беларусь. Видно было, что он переволновался. Его, может, неправильно настроила команда, чувствовался страх. И тем не менее я написал его продюсеру слова поддержки, сказав, что выступление на «Евровидении» — это всего лишь опыт. Надо перелистнуть эту страницу и идти дальше. Знаете, есть люди, которым не удалось пройти испытание «Евровидением». Например, Гайтане, она потом какое-то время перестала выходить на сцену. А вот Алеше, которую до конкурса практически никто не знал, «Евровидение» помогло.

— Талант-шоу «Х-фактор» — тоже хороший старт для начинающих исполнителей.

— Это, безусловно, полезный проект для продвижения молодых, талантливых людей. Увидите, в нынешнем сезоне будет много открытий. Я впервые буду говорить на украинском языке, что для меня оказалось достаточно сложной задачей. Столько лет мне пришлось потратить на то, чтобы вытравить из себя полтавский суржик и говорить на чистом русском. А теперь я должен изучить правильную украинскую речь. Телевизионную. Мне не хочется коверкать язык, но этот переход для меня оказался достаточно сложным. Сейчас мы уже закончили съемки кастингов, будет небольшой перерыв, во время которого смогу еще подучить язык.

— Уже решили, где будете отдыхать?

Хочу поехать вдвоем с Инной на море. Переключиться и просто отдохнуть, не думая ни о чем. Мы только вернулись с большого гастрольного тура по Германии и Турции. Кстати, с нами в программе выступали и Mountain Breeze. Ребят принимали отлично! Даже не верили, что это украинский коллектив, думали, какой-то западный.

Вообще, везде встречали прекрасно. Все-таки народ нас любит, знает. Я даже подумал: «Может, погорячился с уходом Верки Сердючки со сцены?» Наверное, начну потихоньку возвращаться к активной деятельности. Стало понятно, что людям не хватает праздника. Я увидел это по концертам, когда зрители вскакивают и начинают нам подпевать на своем родном языке! Им просто нравится заряд позитива и бодрости, который несет Сердючка.

— Значит, Верка Сердючка возвращается?

— Она сейчас в некоем раздумье. Но концерты, которые недавно прошли, показали, что зрители по ней соскучились. По ее шуткам, импровизациям. Понятно, что мне уже бывает тяжело выдерживать темп, который надо задавать на ее концертах, — все-таки уже не 20 лет. К тому же у нас большой коллектив — танцоры, музыканты — целая «фабрика» хорошего настроения. Сейчас в таком формате практически никто не работает. Но по-другому для меня это не имеет смысла. Если Верка Сердючка звезда, то все должно этому соответствовать — от ее приезда до отъезда. Я всегда говорил, что мы играем в Сердючку, а не заигрываемся.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Чем тише ведет себя ребенок в соседней комнате, тем дороже вам может обойтись ремонт