БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности

В клубе Дворянского собрания танцевали до утра: как праздновали Новый год в Киеве 120 лет назад

9:07 30 декабря 2018 2988
новогодний бал
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

Последние годы позапрошлого столетия проходили в Киеве вполне благополучно. Город заметно хорошел и богател, «сахарная столица» обзаводилась новыми парками и скверами, трамвайными маршрутами, электростанциями и телефонными линиями. Социальные обострения и экономический кризис, принесенные ХХ веком, были еще впереди, а пока горожане на исходе декабря 1898 года спокойно и уверенно поздравляли друг друга: «С Новым годом! С новым счастьем!»

Само собой разумеется, 120 лет назад празднование Рождества и Нового года обеспеченными киевлянами не могло обойтись без посещений магазинов, закупок елочных украшений и бесчисленных подарков. Торговые фирмы наперебой рекламировали свои товары. Самый большой выбор мишуры для домашней елки предлагал магазин игрушек коммерсанта Кордеса на Крещатике, напротив Фундуклеевской улицы (нынешней Богдана Хмельницкого). Его прейскурант содержал «полный прибор для украшения елки в 3, 4, 5, 7, 10 руб. и дороже» (месячный бюджет семьи рабочего составлял тогда 30—40 рублей, а преуспевающий чиновник получал рублей 200—250). Отдельно можно было купить стеклянные шары — от 12 копеек, стеклянные фонарики с горелками по 18 копеек, хлопушки по гривеннику за дюжину и прочее. Неподалеку от заведения Кордеса на той же стороне Крещатика размещался магазин металлических изделий Шанца. Обычно его «хитом» была стальная оцинкованная колючая проволока для изгородей, но по случаю праздников Шанц наладил продажу подставок под елку. Саму же лесную гостью несложно было приобрести на базарах или просто с крестьянских саней, сновавших по городским улицам.

В продуктовых лавках велась торговля снедью к новогоднему столу. Как раз в конце 1898-го у киевлян появилась возможность закупать шампанское и другие импортные вина у знаменитой фирмы «Братья Елисеевы». Здешний «Елисеевский магазин» открылся буквально за две недели до Нового года. Находился он на углу Крещатика и Николаевской улицы (теперь Архитектора Городецкого, здание не сохранилось).


* Рекламное объявление киевского магазина Дергаченко. Декабрь 1898 года

Состоятельная публика заранее планировала свой праздничный досуг, определялась с посещением балов и карнавалов. Непосредственно в ночь на 1 января 1899 года сливки общества заполнили клуб Дворянского собрания на Крещатике для общего ужина и танцев до утра. А популярный среди киевлян зал Купеческого собрания (ныне филармония) арендовало на это же время Общество взаимного вспоможения приказчиков. Работники прилавка и конторского стола провели здесь бал-маскарад, повеселившись не хуже своих хозяев — богатых купцов.

Читайте также: В XIX веке многие киевляне под елку ставили не доброго дедушку-мороза, а фигурку мрачного старика с косой — бога Сатурна

Любителям зрелищ также было куда пойти, хотя выбор оказался невелик. Ведь после того, как в 1896 году сгорел дотла Городской (Оперный) театр, новое здание на его месте еще только начали строить. Надо было отдать предпочтение либо русскому драматическому театру антрепренера Николая Соловцова (он как раз справил новоселье в теперешнем помещении Театра имени Ивана Франко), либо «малороссийскому» товариществу актеров под руководством Панаса Саксаганского и Николая Садовского в стенах частного театра Бергонье (его здание потом было реконструировано, в нем ныне выступает Театр имени Леси Украинки). Украинская труппа заканчивала год инсценировкой гоголевского «Вия», подготовленной Марком Кропивницким. На 1 января днем была назначена ставшая уже классикой опера «Наталка Полтавка», а вечером — спектакль «Сто тысяч» по пьесе Ивана Карпенко-Карого. У Соловцова под Новый год давали веселую французскую комедию из наполеоновской эпохи «Мадам Сан-Жен» драматурга Викторьена Сарду.


* Здание Купеческого собрания. С открытки начала ХХ века

В Киеве к тому времени уже началась эра кинематографа, но «великий немой» делал здесь только первые шаги. Зрелищные заведения типа «живых сцен» или «театра Эдисона» существовали в немногочисленных залах и еще не составляли конкуренции театрам.

Хорошо было в праздники тем, у кого водились деньги, однако большинство городского населения состояло из людей скромного достатка, едва-едва сводивших концы с концами. Шумные увеселения предназначались не для них. Чтобы хоть как-то сгладить эту несправедливость, филантропические организации проводили сбор денег, игрушек, книг и других подарков ради нескольких бесплатных елок для бедноты. Участвовала в этом и Городская дума со своим залом. К примеру, «елка для детей рабочего класса школьного возраста» уже на исходе Святок была проведена в Народной аудитории Комиссии народных чтений (улица Бульварно-Кудряв-ская, 26). Особую роль в таких мероприятиях играло правление «городской железной дороги» (трамвая). Оно не отказывало в предоставлении после праздника бесплатной развозки детишек всюду, куда доставали трамвайные рельсы.


* Новогодняя открытка, выпущенная киевским издателем Стефаном Кульженко

Заметным событием стала «лотерея аллегри» (название произошло от шутливой надписи на проигрышных билетах «allegri», то есть «будьте веселы, не огорчайтесь») в пользу бедных, проведенная Киевским благотворительным обществом 29 декабря. В зал Купеческого собрания по приглашению благотворительного общества пришли малоимущие киевляне, но были тут и богатые гости, платившие за билеты. Выигрыши для лотереи предоставили меценаты по личной просьбе председательницы общества — генерал-губернаторши Софьи Драгомировой. К примеру, граф Владимир Браницкий пожертвовал породистого гнедого жеребца, архитектор и банкир Георгий Шлейфер — хрустальную люстру, семья сахарозаводчиков Терещенко — столовое серебро и канделябры. По прихоти судьбы небогатым участникам розыгрыша могли достаться весьма дорогие призы. Так и получилось: коня выиграл рядовой сотрудник полиции — городовой Титянов, дворнику Соснину выпал роскошный зеркальный шкаф, мещанину Долгопятову — золотые часы… Помимо платы за билеты, богатые участники предновогодней лотереи оставили еще немало денег в виде добавочных пожертвований и за услуги буфета, так что бюджет благотворительного общества получил весомое приращение.

Читайте также: «Бедная хозяйка продает последнюю курицу, чтобы купить немного рыбы на вечерю перед Рождеством»

Не суждено было дожить до Нового года одному из самых богатых и известных киевлян — коммерции советнику Михаилу Парфентьевичу Дегтереву. Его жизненный путь оборвался 21 декабря 1898 года (по старому стилю). Вскоре после праздников в прессе обнародовали духовное завещание миллионера — он умер бездетным, оставив вдову Елизавету Ивановну. Как оказалось, основную часть своих наличных активов (около двух миллионов рублей) и недвижимого имущества Михаил Дегтерев отписал городу Киеву на устройство и содержание обширной богадельни и детских приютов. При жизни Дегтерева его нередко называли скупцом, стяжателем, но после смерти всем стало понятно, для какой высокой цели он копил деньги. Город получил пожертвование, сопоставимое с годовым муниципальным бюджетом той поры!


* Основную часть наличных активов и недвижимого имущества Михаил Дегтерев отписал Киеву на устройство и содержание богадельни и детских приютов

Во исполнение последней воли благотворителя был выстроен целый филантропический комплекс на Старой Житомирской дороге (потом ее переименовали в улицу Дегтяревскую, это название, не совсем точно отвечающее фамилии Михаила Дегтерева, существует и теперь). «Дегтеревская богадельня» на 500 призреваемых и «дегтеревские приюты» для детей младшего и старшего возраста стали крупнейшим социальным проектом, реализованным в Киеве. Правда, с 1930-х годов бывшая богадельня принадлежит военным: долгое время здесь находилось танковое училище, в последние годы — Президентский полк.

Похоронили Михаила Дегтерева в подземной усыпальнице церкви Святого Михаила на территории городской Александровской больницы (ее строительство финансировал сам Дегтерев, он же был старостой этого храма). Потом, в начале 1930-х годов, больничную церковь разобрали. Считалось, что захоронение благотворителя утрачено. Но уже в 1990-е, когда оказалось возможным восстановить храм в прежнем виде, при обследовании уцелевшего цоколя была обнаружена невредимой усыпальница с надгробием Михаила Парфентьевича. Теперь туда можно спуститься по винтовой лестнице из северного придела возрожденной Михайловской церкви.

Читайте также: «Спрос на игрушки необыкновенный. Из саней торчат головы лошадок, коз, петухов, коровок, расписанных щедро розовой краской кукол»

В первый день нового года существовало негласное правило для всего чиновного люда. Следовало с утра пораньше отправиться к дому своего начальника на предмет засвидетельствования почтительных чувств. Речь шла не о свидании — в прихожей лежала специальная книга, в которую каждый визитер записывал от себя поздравление, чтобы начальник не сомневался в его личной преданности. Особо падкие на лесть чиновники потом внимательно просматривали страницы этой книги и руководствовались ею при представлении своего персонала к повышению в должности либо прибавке жалованья.

Но случалось, что высокие особы направляли рвение подчиненных в более конструктивное русло. Примером может послужить поступок первого лица всего Юго-Западного края — Киевского, Подольского и Волынского — генерал-губернатора Михаила Драгомирова (он же командующий войсками Киевского военного округа). Как сам Михаил Иванович, так и его супруга Софья Абрамовна всемерно поддерживали киевские благотворительные учреждения, в том числе Мариинскую общину сестер милосердия при Обществе Красного Креста. Для пополнения средств общины были выпущены специальные почтовые конверты с небольшой наценкой в ее пользу. И вот на исходе 1898 года генерал Драгомиров поместил в местных газетах следующее извещение: «Генерал-губернатор и командующий войсками объявляет, что визитные карточки в конвертах Мариинской общины Красного Креста вполне заменяют для него и его жены как личные визиты, так и расписки на Новый год». Таким образом, многие сотни подчиненных начальника края могли спокойно выспаться после новогоднего бала, заблаговременно отправив свою карточку и поздравление в благотворительном конверте. А Мариинской общине достались нужные ей средства.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, как отмечали Рождество в сталинские времена.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров