ПОИСК
Події

«чиновники, отдавшие меня под опеку бомжихе, которая жила на помойке, уверяют суд, что действовали исключительно в моих интересах»

0:00 10 березня 2005
Інф. «ФАКТІВ»
Ставший жертвой квартирных аферистов херсонский мальчик-сирота пытается призвать к ответу служащих исполкома, обвиняя их в преступном равнодушии История, приключившаяся с херсонцем Денисом Кибиткиным, прямо-таки для передачи «Криминальные хроники». Круглый сирота, он воспитывался в интернате. Правда, была у мальчишки бабушка, которая половину своей городской квартиры завещала внуку. После ее смерти органы опеки Суворовского района Херсона спешным порядком назначают опекуном ребенка женщину-бомжа, которая лишь единожды видела Дениса. А через два месяца… разрешают продажу принадлежащей ему жилплощади.

«Симакова тоже жертва мошенников!»

17 августа 2004 года «ФАКТЫ» рассказали о перипетиях этого беспрецедентного дела в материале «Я тут живу, а не вы!» — наивно заявил мальчик-сирота новым владельцам квартиры». Публикуя эту статью, мы хотели не только оказать моральную поддержку жертве проходимцев, но и надеялись, что таким образом поможем Денису отстоять свои права в суде. В начале февраля мальчик вновь позвонил в херсонское бюро нашей газеты, он был в отчаянии.

- Не могли бы вы прийти на заседание суда? — прокричал в трубку Денис.  — Со справедливостью ничего не получается! Чиновники, отдавшие меня под опеку бомжихе, которая жила на помойке, уверяют суд, что действовали исключительно в моих интересах.

Денис уже второй год учится в аграрном лицее, что в двухстах километрах от областного центра. Вместе с Зоей Кирилюс, своим педагогом, он выезжает из райцентра Ивановка в четыре утра, чтобы в снег и гололедицу добраться до Херсона, и каждый раз их ждет огорчение: из-за неявки в суд одного из специалистов райисполкома, разрешившего оформить опеку по поддельным документам, принятие решения то и дело откладывается.

РЕКЛАМА

Если бы не Зоя Алексеевна, афера с квартирой мальчика-сироты открылась бы, наверное, еще не скоро.

- Когда Кибиткина прямо из интерната направили на учебу к нам, — вспоминает заместитель директора Ивановского аграрного лицея Зоя Кирилюс, — и я взяла в руки его личное дело, то обратила внимание, что прописан ребенок не в Херсоне, а в одном из райцентров Николаевской области на его имя приобретено жилье. Еще и пошутила: о, ты у нас богатый жених! Но Кибиткин ничего о покупке квартиры на свое имя не знал.

РЕКЛАМА

Это и насторожило воспитателя. Зоя Алексеевна забила в набат: написала заявление в прокуратуру с просьбой проверить, что происходит вокруг сироты. Так внезапно открылось, что бабушкина благоустроенная квартира в центре Херсона, принадлежавшая мальчику, продана за 7 000 долларов, а на его имя за 2 000 гривен приобретен непригодный для проживания клоповник в райцентре Снигиревка Николаевской области. Как такое стало возможным? В Суворовском райотделе милиции Херсона «ФАКТАМ» минувшим летом рассказали, что опекуном Кибиткина была назначена после смерти бабушки некая Симакова (фамилия изменена.  — Авт. ), она незаконное дельце и провернула. Однако, хотя против аферистки возбудили уголовное дело, оно тут же застопорилось — Симакова где-то бродяжничала, найти ее не представлялось возможным.

Но моему удивлению не было предела, когда, отправившись на прежнее место жительства Симаковой, услышала от ее бывших соседей изумленное: «Симакова? В розыске?! Да тут она, где-то во дворе на помойке роется!» Более того, жильцы пятиэтажки утверждали, что никакая Симакова не аферистка. Она сама стала жертвой проходимцев, которые собирают информацию о людях опустившихся, спивающихся, берут их адреса на заметку, чтобы явиться туда с ящиком водки. Пока пир горой, непрошеные гости находят и изымают все документы хозяев, чтобы переоформить жилье на себя с целью продажи. Так стала бомжом и сама Симакова с сыном. Их не выбросили на улицу, нет — семье предложили развалюху в одном из отдаленных степных сел. Но осесть там горожане не смогли и вернулись обратно в Херсон. Теперь вот живут с помойки, ночуют в переходах и подъездах. Благо бывшие соседи более чем снисходительно относятся к обманутым, жалеют и даже подкармливают их.

РЕКЛАМА

«Я в шоке от того, как сейчас развиваются дела вокруг Дениски!»

Тогда, летом, мне не удалось поговорить с Симаковой, зато сейчас, откликнувшись на звонок Дениса, я пришла в Суворовский районный суд и увидела ее на скамье подсудимых. Чистенькая старушка в платочке — опрятная, даже благостная, не скажешь, что с помойки.

- Вот такой она и у нас появилась, — уверяла суд главный специалист по опеке и попечительству Суворовского райисполкома (теперь уже, правда, бывший) Анна Азегова.  — Заподозрить в этой бабушке бомжиху нам и в голову не пришло.

- И тем не менее, — возражает Зоя Кирилюс, — подсудимая на момент оформления опеки уже была в лапах квартирных аферистов, которые лишили ее жилья, она пила, рылась в мусорных бачках, а в райсовет предъявила фиктивные документы, в том числе и характеристику с места работы. Почему чиновникам не пришло в голову проверить хоть какую-то из этих официальных бумаг?

- Они были с «мокрыми» печатями, — ответила Анна Азегова.  — К тому же нынешнее законодательство не требует от органов опеки и попечительства подобных проверок.

Буквально через два месяца после оформления «шефства» над Кибиткиным Симакова продала квартиру мальчика, а орган опеки и попечительства моментально дал на это свое добро!

- Нам опекунша предоставила справку о том, что на имя мальчика приобретена отдельная квартира в Снигиревке соседней области, — пояснила суду Анна Азегова.  — Ехать и смотреть новое жилье, составлять соответствующий акт — это в наши прямые обязанности тоже не входило.

Справедливости ради следует сказать, что судебное разбирательство не пытается пока выяснить, хорошо или плохо исполняли свои функциональные обязанности исполкомовские чиновники, это скорее тема других слушаний. На сегодняшний день Фемида разбирается с Симаковой, в отношении которой милиция еще в начале прошлого года возбудила уголовное дело по статье 167 УК Украины (»Злоупотребление опекунскими правами, использование опеки во вред подопечному»), поэтому сейчас важно установить именно ее меру вины.

- Не виновата, — клянется между тем в суде сама горе-опекунша Симакова.  — Мы с Денисом стали жертвами заодно. Меня просто использовали. Сказали: подпиши бумаги, больше от тебя ничего не требуется, опекать ребенка будут другие. Так что пострадали от обмана он и я.

- Я вообще в шоке от того, как развиваются события вокруг Дениски, — не скрывает разочарования Зоя Алексеевна.  — Нынешнее судебное разбирательство ему ничего не дает. Ну осудят Симакову, и что? Ей, кстати, «светит» либо 3 000 гривен штрафа, либо два года исправительных работ. Как это отразится на мальчике? Никак! Нам советуют заявлять гражданский иск к чиновникам, от чьей халатности пострадал сирота, и пусть, мол, те за свой счет восстанавливают его утерянные имущественные права. Вы можете представить себе этот судебный марафон?! Он ведь имеет шансы растянуться на годы! По крайней мере, непосредственного руководителя службы опеки Ольгу Хромову мы с Денисом так ни разу в ходе процесса и не увидели, хотя постоянно на этом настаиваем. Судья уже обещала приводом доставить чиновницу на заседание, а ведь она пока еще только свидетель по делу, но никак не ответчик. Зачем эти хождения по судам, если статья 56 Конституции Украины прямо говорит: каждый гражданин нашей страны имеет право на возмещение за счет государства либо органов местного самоуправления ущерба, который причинен ему незаконными решениями, действиями или бездействием органов власти, должностными ее представителями. Разве это не наш случай? Денискина квартира перепродана уже три раза, сейчас там живут добросовестные покупатели, вернуть ее вряд ли возможно. Но есть исполком, чьи служащие проворонили жилье сироты, так пусть он и выделит из своих фондов хоть что-нибудь равноценное, чтобы у мальчишки была крыша над головой.

Сам Денис не верит, что им с Зоей Алексеевной удастся вернуть украденную квартиру.

- Вы видели, на какой крутой иномарке приезжает в суд адвокат подсудимой? — говорит паренек.  — Скажите, может бомж, питающийся с помойки, позволить себе такого дорогого защитника? Значит, у нее есть «крыша». А у меня «крыши» нет… Сколько моих денег уже на дорогу в Херсон ухлопали, а толку? Лучше бы конфет купили…

«Все решения по назначению опекунов в нашем районе незаконны с 1998 года»

В прокуратуре Суворовского района Херсона «ФАКТАМ» сообщили, что в деле Дениса Кибиткина точка отнюдь еще не поставлена, разбирательство продолжается. Между тем советник председателя Суворовского райсовета по правовым вопросам Виталий Малый уверен, что сотрудники исполкомовской службы опеки и попечительства в бедах Кибиткина вовсе не виноваты — сирота просто попал в законодательную ловушку. Ловушка же создана самими депутатами еще в 1998 году — тогда в городе во всех районах ликвидировали такую структуру, как районо. Это и послужило для народных избранников Суворовского района формальной причиной, чтобы не согласиться принять на себя заботу о несовершеннолетних, они проголосовали за решение оставить полномочия опекунской службы в ведении горсовета. Город, таким образом, был поставлен перед необходимостью создавать новую исполкомовскую опекунскую структуру. На это не пошли: ведь в других районах Херсона депутаты согласились оставить в своем ведении дела об опеке и попечительстве.

- Так все и осталось в подвешенном состоянии не на один год, — уточняет Виталий Малый.  — Жизнь шла своим чередом, проблемы накапливались, людей гоняли из райисполкома в мэрию, а оттуда — обратно. Под нажимом прокуратуры решения об опеке приходилось все-таки принимать (каждый месяц на сессию выносилось десятка полтора таких вопросов), но все они незаконны, визы юриста там нет. Наш орган опеки, к примеру, не мог назначить Симакову опекуном Кибиткина — на сей счет нет вывода городского или областного отдела образования (и именно отдел образования в этом случае должен был дважды в год проверять, как Симакова выполняет свои обязанности по отношению к сироте, а отнюдь не мы). С нашей стороны были обращения в прокуратуру, чтобы как-то выйти из тупиковой ситуации, созывались даже специальные совещания по этому поводу, но ввести проблему в правовое русло не удалось.

Получается, какие-то прохиндеи отыскали «дыру» в законе, чтобы украсть у Дениски жилье, поэтому и виновных теперь не найти? Квартирной сделкой якобы руководил Денискин родной дядя — инвалид, алкоголик. Именно он представил Симакову племяннику в качестве будущей опекунши. Дядя сейчас в розыске. Но и он, скорее всего, был той «золотой жилой», которую разрабатывала банда, делающая бизнес на сиротах, пьяницах, бомжах.

- Значит, все попытки Дениски добиться восстановления своих прав через суд напрасны? — подытоживает услышанное в суде Зоя Кирилюс.  — «Чиновников от попечительства — наказать, похищенную квартиру — вернуть!» — с этим мы жили последний год. Но дело сироты против чиновников органа опеки, таким образом, не имеет перспектив. Получается, что все инстанции, куда мы обращались, отвечая на наши запросы привычно равнодушным «судитесь», просто водят нас за нос?!

Эту необычную ситуацию «ФАКТЫ» попросили прокомментировать известного киевского адвоката Марину Лебедеву.

440

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів