ПОИСК
Події

«этих денег у вас все равно нет, я их давно украла! »

0:00 26 січня 2005
Інф. «ФАКТІВ»
- заявила управляющая районного отделения банка родителям женщины, погибшей во время скниловской катастрофы

Как уже сообщали «ФАКТЫ», полгода назад в одном из райцентров Херсонской области были задержаны четверо служащих местного отделения крупнейшего в Украине банка, в том числе и управляющая. Они обвинялись в том, что на протяжении года подделывали документы, открывающие доступ к счетам вкладчиков, и таким образом присвоили более 100 тысяч гривен. Судебное разбирательство по «делу банковских служащих» находится в стадии завершения, и «ФАКТАМ» стали известны некоторые его подробности.

 

«Чтобы прикрыть одно нарушение, приходилось идти на другое»

В этом небольшом поселке все друг друга знают, а то и вовсе состоят в более или менее отдаленном родстве. Когда экономист местного отделения крупного банка Неля Банникова (фамилии подсудимых изменены.  — Авт. ) пошла на повышение и заняла должность управляющей, она повела дело во вверенном ей учреждении по-семейному. Если кто-либо из полутора десятков ее подчиненных нуждался в деньгах, любую сумму разрешалось на какое-то время взять из кассы банка.

Из показаний старшего кассира операционной части Тамары Ангел: «Мы делали список, кто сколько должен. Этот листочек находился у кассира. Не было такого человека, кто бы не одалживал. Крупную сумму можно было получить только с разрешения управляющей, а поменьше — и вовсе без ее ведома, достаточно записаться в список — и кассир моментально выдавала необходимую наличку».

Если знаешь, с кем работаешь, и доверяешь коллегам, то уверен: обмана не случится. Поначалу так и было. Подчиненные Нели Ивановны исправно погашали так называемые беспроцентные ссуды, пока не пополз слушок: «А сама-то не торопится отдавать!» Более того, долг управляющей рос, как снежный ком. И остальные тоже перестали рассчитываться.

Позже правоохранители действиям Банниковой дадут следующую оценку: «Зная о материальных затруднениях работников вверенного ей учреждения, руководитель разрешала брать во временное пользование деньги из кассы банка, имея при этом далеко идущие планы на создание четко организованной преступной группы с четким иерархическим характером».

Иначе говоря, Неля Ивановна делала послабления коллегам по одной причине: она полагала, что те, попав в финансовую зависимость, будут безропотно нарушать закон и дальше, выполняя все, что она задумала. Чтобы скрыть возникшую недостачу, контролеру-кассиру, экономисту и старшему контролеру постоянно приходилось подделывать документы, которые открывали доступ к банковским счетам.

- Если поступала информация, что грядет проверка, — рассказывала следователю теперь уже бывший старший контролер районного отделения банка Ольга Звягинцева, — то приходилось оставаться на рабочем месте всю ночь и подгонять документацию. Бывало, к пяти утра мне приносили расходные ордера на выдачу денег клиентам, и я оформляла эти расходы по операционному дневнику. Мы сами расписывались в ордерах, срисовывая подписи из личных карточек клиентов, оформляли документы о выплате им сумм, которые они не получали. Выбирали, кто богаче, на чьих счетах больше денег.

К26s08 Bank2.jpg (17902 bytes)лиенты, конечно, не догадывались, что их вклады стремительно тают. К тому же в «богачи» странным образом попали около полутора десятков местных пенсионеров, на чьих сберкнижках хранилось всего-то по 600-800 гривен.

Из показаний кассира Тамары Ангел: «20 августа 2003 года пришла вкладчица В. и предъявила расходный кассовый ордер на сумму 944 грн. , но на ее счету было пусто. Однако деньги мы ей выдали. Для этого пришлось опустошить счета пенсионеров Ж.  — 324 грн. , а также П.  — 620 грн. Чтобы прикрыть одно нарушение, приходилось совершать другое…

Банникова — человек весьма зажиточный: только в последнее время она купила два дома неподалеку от своего, построила огромный ангар. Управляющая постоянно брала деньги из кассы без оформления документов для фермерского хозяйства своего мужа, на горюче-смазочные материалы, покупку свиней для семейной фермы. Иногда я ей напоминала: пора возвращать деньги. «Вернем долг с урожая этого года, успокаивала она меня, у нас отличный ячмень!» Кроме того, ее муж взял кредит в нашем банке, так вот Неля Ивановна оформляла погашение процентов по этому кредиту, но денег не вносила».

Позже Банникова признается сотрудникам Херсонского областного УБОПа: «Я считаю, что лично должна банку 58 тысяч гривен».

«Это такие страшные деньги, как их можно просить взаймы?!»

Летом 2002 года в дом пенсионеров Ларисы и Михаила Задорожных пришла беда: во время скниловской трагедии погибла единственная дочь Алла.

- Аллочка с мужем и детьми жила во Львове, — рассказывает «ФАКТАМ» Лариса Николаевна Задорожная.  — Зять наш — военный летчик. Накануне они гостили у нас. Внуки остались отдыхать, а Аллочка с мужем уехали. Не прошло и недели, как они вместе с друзьями отправились на Скниловский аэродром смотреть авиашоу, дочь прямо оттуда позвонила нам, но стоял страшный гул. «Я перезвоню через минутку, — сказала она.  — Тут летит самолет, ничего не слышно».  — А через пять минут Аллочки уже не было в живых…

- Нас это горе подкосило, — присоединяется к разговору супруг Ларисы Николаевны Михаил Федорович.  — Жена слегла, ее забрали в больницу. А тут как раз пришла денежная помощь семьям погибших в результате скниловской катастрофы, так сказать компенсация за дочку. Мы боялись к этим деньгам даже притронуться! В эти дни и приехала к нам домой управляющая местным отделением банка — до этого мы ее не знали. Стала уговаривать положить деньги под 10 процентов годовых в их банк. Ну мы и согласились.

Из показаний Ольги Звягинцевой: «Управляющая вызвала меня к себе в кабинет, там была мать погибшей во Львове нашей землячки. Неля Ивановна протянула мне 30 тысяч гривен и распорядилась открыть депозитный счет на имя Ларисы Задорожной. Я взяла деньги и вышла. Начальница выскочила следом и уточнила шепотом: мол, не проводи их по счету, эта сумма пойдет на погашение нашей внутренней недостачи. «А что мне делать, если вкладчица придет их снимать», — поинтересовалась я и услышала в ответ: «Как-нибудь выкрутимся».

Через полгода супруги Задорожные решили снять со своего банковского счета 20 тысяч гривен, чтобы переписать эту сумму на внуков. Пенсионеры надумали подарить внуку и внучке по 10 тысяч, открыв персональные вклады на имя осиротевших детей. Но так как денежные средства на счету вкладчика Л. Н. Задорожной отсутствовали, ей выдали две сберкнижки без указания номеров лицевых счетов с записью о якобы имевшем место внесении по 10 тысяч на каждую. Старики никакого подвоха не заподозрили.

- Нелю Ивановну я видела всего несколько раз, — вспоминает Лариса Николаевна.  — Полтора года назад это была цветущая женщина. И вдруг не так давно она вновь появилась в нашем доме. Исхудавшая, почерневшая, я не сразу и узнала в ней ту представительную даму! Что-то стряслось, догадалась. И вдруг безо всяких объяснений управляющая падает передо мной на колени и умоляет одолжить ей деньги, которые лежат на моем счету и на счетах внуков. Я опешила и несмело так возразила: мол, это такие страшные деньги, как вы можете их просить? А сама думаю, может, и следует выручить, мало ли какая беда у человека? Не дай Бог, умер кто-то близкий. Она как будто прочитала мои мысли, стала объяснять, что они с мужем покупают технику, вот и понадобилась крупная сумма. У меня сразу от сердца отлегло. Вы такие богатые, говорю банкирше, у вас земля, фермы, трактора, стало быть, и друзей имеете своего уровня, пусть они вас и выручат. «Ни у кого нет нужной суммы», — стояла на своем гостья.  — Только вы в силах помочь! Если есть у вас милосердие, спасите!»

В разговор вмешался ее водитель: «Одолжите хотя бы на три дня, это вопрос жизни и смерти!» И я опять заколебалась. Никогда еще не видела, чтобы так просили. Но мой супруг пограмотнее и пожестче, он много лет работал председателем колхоза. Так вот дедушка раз — и показал им на дверь. Это, говорит, какая-то афера! Тут Неля Ивановна вдруг возьми и скажи нам: «Ну ладно, этих денег у вас все равно нет, я их давно украла!»

Поверите, я целую ночь не спала.  — И хоть муж утешал меня, что такого быть не может, сердце щемило. «Ваших денег нет», — звучали в голове слова управляющей. А на следующий день приехала милиция, велела показать сберкнижки. «Видите, — толкуют, — здесь нет номеров счетов, но вы не волнуйтесь, это украли не у вас, а у банка, ваши деньги будут вам возвращены». Только тогда я догадалась, почему Банникова просила выручить ее. Ясно ведь, хотела предъявить следователям расписку и уйти от ответственности. Нам со временем и в самом деле выписали новые сберкнижки, уже не липовые, а настоящие. Мы забрали свои деньги и отнесли в другой банк. В суд, где слушается дело, я не хожу, больно мне от всякого напоминания о нашем горе. Попросила, чтобы там огласили мои показания, и нам пошли навстречу.

Судья, которая слушает это дело в первой инстанции, на одном из заседаний задала подсудимым вопрос, как они решились обобрать даже сирот, на что те ответили: мол, у Задорожных свое горе, а у нас свое.

Расследуется в суде и еще один весьма существенный момент. Неля Ивановна решила «прокрутить» украденные деньги, чтобы получить солидные дивиденды, и заключила договор с фондом «Кривбасс», куда внесла 9 372 гривни. Учредители фонда оказались аферистами, и средства пропали. Тем не менее возбуждено также дело по статье 209 часть 1 УК Украины (»Отмывание денежных средств»).

Управляющая максимально обезопасила свою семью от конфискации имущества

Неизвестно, как долго оставалось бы тайной то, что происходило в районном отделении крупного банка, если бы не случай. Неля Ивановна прихворнула и взяла больничный. Перед этим управляющая распорядилась, чтобы все сотрудники в срочном порядке вернули в кассу одолженные у банка деньги. Они же этого не сделали. Подчиненным Банниковой было отлично известно, что она — самая крупная должница, зачем же им торопиться? Отсутствием начальницы решила воспользоваться одна из сотрудниц учреждения, уведомив областное руководство о своем решении уволиться, в связи с чем в поселок выехала главный бухгалтер Херсонского областного управления банка. Ей-то в доверительной беседе решившая уволиться бухгалтер и сообщила: дескать, есть подозрение, что из кассы и хранилища должностные лица незаконно берут деньги.

В поселок срочно отправилась группа специалистов банка. Чтобы спасти ситуацию, управляющая, кассир, контролер и экономист пытались замести следы своих преступлений: в пожарном порядке выписывали ордера на пересылку наличности и ценностей в филиалы районного отделения банка, хотя сами суммы не пересылались. Они надеялись, что никто не станет ездить по селам и перепроверять поступление денег.

Как показала ревизия, за полтора года в поселковом отделении осуществлены тысячи подобных сомнительных операций, а банку нанесен ущерб в сумме более 100 тысяч гривен. Суд решит, кто из подсудимых какую сумму возместит, пока же на имущество каждой из них наложен арест. Мера ответственности у всех разная, ведь кто-то украл тысячу-две, а кто-то более чем 50 тысяч гривен. Правда, Неля Ивановна развелась с супругом, максимально обезопасив свою семью от возможных конфискаций. Вместе с тем еще до судебного разбирательства она погасила 40 тысяч гривен в счет возмещения ущерба.

Преступление, совершенное Банниковой и ее подчиненными, квалифицируется по статье 191 УК Украины, которая предусматривает от семи до двенадцати лет лишения свободы.

 


311

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.