ПОИСК
Історія сучасності

Народный художник украины Антон Штепа: «Свою первую работу — деревянный велосипед — я сделал еще при царе Николае II, когда мне было 11 лет»

0:00 23 листопада 2004
Сегодня мастеру скульптуры исполняется 101 год

«Ни скульптурой, ни живописью я уже не занимаюсь — нет сил, даже хожу с трудом», — рассказал корреспондентам «ФАКТОВ» за несколько дней до своего 101-го дня рождения народный художник Украины Антон Штепа. Звание народного художника, как правило, присваивают только профессионалам. Исключение было сделано лишь троим мастерам от Бога (они не имеют специального образования и прожили всю жизнь в селе) — Екатерине Билокур, Марии Примаченко и Антону Штепе. Успех Антона Игнатьевича тем более впечатляет, что активно заниматься скульптурой он начал в пенсионном возрасте, когда ему было за шестьдесят.

«Сам научился играть на скрипке, гармони, виолончели, лире»

В родном селе Сваричевка Черниговской области народный художник Украины Антон Штепа жил, пока хватало сил трудиться, — почти до своего столетнего юбилея. И лишь последние два года находится под опекой государства в Доме ветеранов сцены, что в Пуще-Водице, курортной зоне Киева. Прежде чем отправиться к нему в гости, мы поинтересовались у руководства Дома ветеранов, будет ли уместным наш визит. «Штепа чувствует себя нормально, здоров, так что приезжайте», — услышали в ответ.

— Я мог бы поселиться у дочери Ольги в Киеве — она была поэтессой, — но квартира у нее небольшая, — начал свой рассказ мастер. — Да и не сможет Оля обеспечить такой хороший уход, как здесь, ведь она весь день на работе. Моя жена умерла 16 лет назад. Я ее до сих пор люблю. Вот над кроватью висят наши с ней портреты, которые я нарисовал еще в молодости.

— Когда мама умерла, отец установил на ее могиле деревянную скульптуру, — говорит дочь Антона Штепы Ольга. — Помню, приезжаю к папе в село, а во дворе скульптура. Как увидела ее, залилась слезами — до чего точно отцу удалось вырезать из дерева мамино лицо. Даже по высоте скульптура оказалась такой, какой был рост у мамы. Отец выкрасил платье в белый цвет, а в руках сделал полевые цветы.

В комнате Антона Игнатьевича стоят несколько привезенных из села скульптурных работ, музыкальные инструменты и… паровая машина, похожая на паровоз.

— Я ее построил как раз в тот год, когда произошла Октябрьская революция, — пояснил Антон Штепа. — Мне тогда исполнилось 14 лет, а за плечами было лишь четыре класса сельской школы. Я, кстати, больше никогда и не учился. Но помогали врожденные способности: самостоятельно научился писать картины, вырезать скульптуры из дерева, освоил нотную грамоту, искусство игры на скрипке, гармони, виолончели, лире. У нас и семейный оркестр был: жена играла на бубне, сын (он уже умер) — на гармошке, я — на скрипке, дочка пела. Мы всегда выступали на сельских праздниках. И танцевать я очень люблю, даже когда уже совсем седым стал, мог гопак сплясать.

— А паровую машину смастерил после того, как поссорился с отцом, — продолжает народный мастер. — Началась эта история с моей первой работы — деревянного велосипеда. Я сделал его еще при царе Николае II, когда мне было 11 лет (дочь Ольга утверждает, что, согласно семейному преданию, велосипед Штепа смастерил в 9 лет. — Авт.). Колеса взял с бабушкиной прялки, вместо цепи использовал кожаный ремешок. Все остальное — раму, руль, педали — вырезал своими руками. Мои друзья бегали за велосипедом гурьбой, все пробовали прокатиться. Так минул день, а вернувшись домой, я застал кипящего от негодования отца: на мне было много работы по хозяйству, а из-за велосипеда я ее бросил. Отец ругал меня страшно и в сердцах рубанул велосипед топором. Потом, правда, раскаивался, даже извинение у меня попросил. А я ему еще во время ссоры сказал: «Вы порубили велосипед, а я паровую машину сделаю!» Она оставалась в рабочем состоянии, пока несколько лет назад ее не сломали грузчики, когда перевозили на выставку в музей имени Гончара. В молодости я еще и ветровой двигатель построил. А в годы войны собрал для партизан несколько радиоприемников. О капитуляции фашистской Германии в нашем селе узнали, слушая мой приемник.

«После первого полета на самолете начал строить летательный аппарат»

Став в зрелые годы признанным мастером скульптуры, Антон Игнатьевич замахнулся даже на строительство… самолета. Началось с того, что Союз художников Украинской ССР выделили Штепе с женой путевку в санаторий на Кавказ. Так Антону Игнатьевичу впервые в жизни довелось лететь на самолете. Полет его до того потряс, что, вернувшись домой, мастер взялся за строительство летательного аппарата.

— Отец использовал три велосипедных колеса и люльку от мотоцикла, — рассказывает дочь мастера Ольга. — Изготовил винт и вместе с мотором прикрепил к люльке. Сделать крылья ему так и не удалось, но машина — аэросани на колесах — нормально ездила. Как только она была собрана, отец сразу же решил ее опробовать — отправился на ней в соседнее село в магазин. И после этого частенько разъезжал. Но в 1990-е годы, когда папа в очередной раз приехал ко мне в гости в Киев, «охотники» за металлоломом украли мотор и винт. Отца, кстати, в селе грабили несколько раз — местные бездельники, похоже, думали: раз он известный скульптор, то и деньги у него водятся. Однажды, ворвавшись в хату, надели мешок на голову отцу (ему тогда было без малого сто лет), забрали последние копейки и, что самое обидное, — скрипки и лиру, которые папа сделал своими руками. Он, к слову, и в Доме ветеранов сцены без дела не сидит — написал книгу мемуаров. Ее презентация прошла в минувшую пятницу. На презентацию пришли наши друзья, в том числе сотрудники музеев, где хранятся работы отца.

— Как раз после знакомства с экспозицией нашего музея Антон Игнатьевич активно занялся деревянной скульптурой, — говорит директор по научной работе Музея украинского народного декоративного искусства Людмила Билоус. — Нашей сотруднице, которая помогала Штепе консультациями, он рассказывал: «Я готов был умереть, лишь бы мои работы попали в музей. Работал и днем, и ночью, не ведая усталости». И действительно, художественный уровень работ мастера рос довольно быстро. Многие из них экспонируются у нас в стране и за рубежом. В музеях Украины находятся более двухсот скульптурных композиций Штепы.

— Сюжеты я брал из повседневной сельской жизни, народных преданий, рассказов старших, — продолжает Антон Игнатьевич. — Кстати, в нашем роду все жили довольно долго, но до ста лет дожил только я. Вот композиция, сделанная на основе воспоминаний моего деда: крепостная крестьянка кормит грудью щенков с господской псарни. Дед жил во времена крепостничества и был свидетелем подобных сцен. Да, это было, страшно подумать, в позапрошлом веке. А я, признаться, надеюсь в наступившем тысячелетии пожить еще не менее десяти лет и увидеть своих праправнуков. Сейчас у меня есть трое внуков и двое правнуков.

869

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.