Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
«нас, монтажников, предупредили: «завтра на стройке будет первый секретарь цк кпу петр шелест. Так что не шатайтесь без дела, не матюкайтесь и наденьте приличные спецовки! »

«Нас, монтажников, предупредили: «Завтра на стройке будет первый секретарь ЦК КПУ Петр Шелест. Так что не шатайтесь без дела, не матюкайтесь и наденьте приличные спецовки! »

Ирина ЛИСНИЧЕНКО, «ФАКТЫ»

17.04.2010

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ровно 40 лет назад, 17 апреля 1970 года, к столетию со дня рождения Ленина в Киеве был торжественно открыт Дворец «Украина». О его строительстве «ФАКТАМ» рассказал лауреат Государственной премии Украины Владимир Павловский

Будучи избранным в 1964 году первым секретарем ЦК Компартии Украины, Петр Шелест загорелся идеей построить в Киеве аналог Кремлевского дворца съездов. Положа руку на сердце, надо признать, что к этому времени Украина действительно могла себе позволить подобную стройку. Да и не к лицу было лидерам крупнейшей союзной республики собирать партийные форумы в Октябрьском дворце, доставшемся по наследству от царской власти.

Сказано — сделано. Утвердили проект архитектора Евгении Маринченко, на улице Красноармейской выбрали подходящий участок, на котором до этого располагался Владимирский рынок, и приступили к строительству. А чтобы не оставлять киевлян без привычного очага колхозной торговли, кварталом ниже, на улице Горького, стали возводить современный крытый Владимирский рынок.

Головной болью оставалась лишь стоимость строительства дворца: она достигала 20 миллионов советских рублей. Самостоятельно же республика могла принимать решения лишь по объектам, стоимость которых не превышала 4,5 миллиона рублей. Чтобы не выходить за рамки дозволенного лимита, приходилось постоянно выкручиваться, деля строительные работы на части.

«Петр Шелест приехал к нам на стройку безо всякой охраны»

Среди инженеров, трудившихся на строительстве Дворца «Украина», был и начальник СУ-21 треста «Центростальконструкция» Владимир Павловский. Специалисты этого управления смонтировали на «Украине» более двух с половиной тысяч тонн металлоконструкций, в том числе уникальный 60-метровый пролет над зрительным залом.

- Вопросы строительства «Украины», которая начинала возводиться как Киноконцертный зал, находились на контроле у первого секретаря ЦК Компартии Украины Петра Шелеста, — рассказывает лауреат Государственной премии Украины Владимир Павловский.  — Тогда это был один из престижнейших объектов — ничего подобного в Украине еще не было. Поэтому на строительстве «Украины» работали лучшие специалисты многих министерств. Чести быть генеральным подрядчиком удостоился лучший коллектив строителей — трест «Югозаптрансстрой».

Чтобы тысячный отряд строителей работал как часы, каждый понедельник на объекте проходил разбор полетов с участием руководителей профильных министерств и ЦК партии.

Однажды к нам на стройку приехал Петр Ефимович Шелест. Причем безо всякой охраны, правда, с помощником, который ходил с тетрадкой и что-то записывал.

Тогда Петр Шелест ездил на 24-й «Волге» черного цвета. Движение по улице Красноармейской перед приездом руководителя республики не перекрывалось, милицейские машины с мигалками его «Волгу» не сопровождали. Единственное отступление от привычного ежедневного ритма состояло в том, что накануне его визита нас собрал управляющий трестом «Югозаптрансстрой» Анатолий Байда и предупредил: «Завтра будет первый секретарь ЦК КПУ — смотрите, чтобы не было бесполезных шатаний и перекуров, все должны находиться на рабочих местах. И не матюкаться!» Сам Анатолий Байда — он, кстати, был Героем Соцтруда — ненормативную лексику никогда не употреблял, говорил спокойно, но все его слушались беспрекословно. Затем Анатолий Ильич обратился персонально ко мне: «А ты своих бойцов хоть в приличные спецовки одень!»

- Слишком уж затрапезный вид имели ваши монтажники?

- Брезентовую спецодежду сварщикам выдавали на год, а уже через полгода она была в дырках! По тем же нормам хлопчатобумажные спецовки должны были служить монтажникам верой и правдой шесть месяцев, но уже через полтора месяца они висели на них клочьями.

- И как вы выкрутились?

- Очень просто: взял и выдал! Правда, потом при очередной ревизии мне устроили выволочку за нецелевое использование средств. Поскольку я не имел права досрочно выдавать спецовки.

И вот Петр Ефимович приехал. Мы в тот момент собирали на полу будущего зрительного зала металлоконструкции балкона. Шелест неожиданно подошел к одному из наших рабочих и чистою українською мовою спитав: «Iван, це ти?» Мы были в шоке! А Iван вiдповiдає: «Я, Петро Юхимович!» Как выяснилось, когда-то они вместе работали на авиазаводе (в 1950-1954 годах Шелест возглавлял авиазавод в Святошине.  — Авт. ). Они еще перекинулись парочкой дежурных фраз, после чего первый секретарь ЦК перешел к следующей группе.

- Какое впечатление на вас произвела главный архитектор проекта дворца Евгения Маринченко?

- Евгения Александровна никому не заглядывала в рот. Бывало, председатель Госстроя УССР или другие деятели пытались упростить некоторые архитектурные детали. Но Маринченко категорически возражала: «Здесь я главный архитектор проекта, и мое мнение такое-то. Я никому не разрешу самовольничать!» Однажды она в таком же духе ответила даже второму секретарю ЦК Компартии Украины Алексею Антоновичу Титаренко, который вел оперативку. «Как автор проекта я не согласна с вашим указанием!» — отрезала Евгения Александровна. А возражать Титаренко не каждый мужик осмелился бы…

Лет десять назад я случайно встретился с Евгенией Александровной. Разговорились о реконструкции «Украины», на которую тогда израсходовали около 80 миллионов долларов! Маринченко с дрожью в голосе произнесла: «Как же так? Я же проектировала этот дворец легким, воздушным, а они превратили его в лимузин для новых русских! Затемнили окна, утяжелили фасад… »

«Прибывший на объект министр Георгий Багратуни на своей «Волге» въехал прямо в еще не застывший асфальт»

- Владимир Фомич, показухой на строительстве «Украины» вместе с монтажниками занимались?

- Нет, а следовало бы. Тогда бы монтажники не попали в немилость на майские праздники.

Дело было так. На 30 апреля 1969 года запланировали первую надвижку 60-метрового блока над зрительным залом. Зрелище впечатляющее — движется мост над головами на высоте 20 метров, поэтому пригласили корреспондентов газет, предупредили телевидение, чтобы осветили это событие. Авторитет министерства как-никак!

Накануне, вечером 29 апреля, монтажники собрали первый блок, попробовали, как же он пойдет. А он пошел, миленький, как по маслу — ни сучка ни задоринки. Подходят ко мне бригадир с прорабом и говорят: «Фомич, давай сегодня надвинем! Первого и второго мая праздники, третьего и четвертого — выходные дни. Нам же в село ехать, помогать сажать картошку… » Соглашаюсь: «Хорошо». И командую: «Вперед, ребята!» Дружно взялись, надвинули, в час ночи наверху, как положено, отметили это событие, друг другу руки пожали и разбежались.

- Где же вы взяли, что полагается, в час ночи? Раньше-то гастрономы до 21. 00 работали…

- А инженерная подготовка производства зачем? Люди были уверены, что событие произойдет. С вечера купили все необходимое…

На следующий день, 30 апреля, строители смотрят: наши бытовки опечатаны, все обесточено — значит, «Стальколяска» (так в шутку называли наш трест) уже празднует. И тут же решили воспользоваться моментом и заасфальтировать центральный въезд на стройку. До этого Анатолию Байде уже не раз в легкой форме намекали, чтобы он дорогу привел в порядок. А тут монтажников нет, КамАЗы им многотонные конструкции не везут, почему бы не уложить асфальт? В общем, когда прибывший к началу съемок министр Минмонтажспецстроя Георгий Рубенович Багратуни на своей «Волге» въехал прямо в еще не укатанный асфальт, прораб-дорожник с кулаками бросился к машине: «Куди ти, дурень, преш?» Да еще телевизионщики табунами ходили друг за другом: где же это событие важное? где же эта надвижка вместе со «Стальконструкцией»?

- И где же вы были в то время?

- 30 апреля мы собрались в управлении за праздничным столом отметить… 1 Мая. С рюмкой, фаршированной рыбой — как положено. Наш прораб Гераймович лещей наловил. Начальник планового отдела Вера Леонтьевна приготовила рыбу — пальчики оближешь. Только приступили к процессу — звонок. Министр меня к телефону. Услышал я от него полную свою характеристику. А вдогонку распоряжение: «Все праздники вкалывать на строительстве «Украины»! Иначе выгоним тебя без права работать в системе! Лично приеду проверю!»

Уговорил я четырех ребят поработать на майские. Сидим, греемся на весеннем солнышке, а люди празднуют, музыка гремит, погода отличнейшая. Вот уже и военная техника прошла по Красноармейской — значит, парад на Крещатике закончился, сейчас центр откроют для проезда и министр нагрянет с проверкой. Хлопцы заняли рабочие места, взяли в руки по кувалде и ждут моей команды, чтобы как можно громче бить по металлу, изображая бурную деятельность. Когда подъехала машина министра, я дал отмашку — такой грохот на стройке начался, что жители соседних домов на балконы повыскакивали. Из автомобиля вышел помощник министра, переговорил с дежурным, услышал трудовой ритм на стройке и уехал. На этом и мы свои подвиги закончили.

- Строителей на открытие дворца пригласили?

- Сразу после сдачи объекта государственной комиссии всех участников строительства вместе с супругами пригласили на концерт. Еще до официального открытия Дворца «Украина», приуроченного к 100-летию со дня рождения Ленина. Мы чувствовали себя именинниками.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...