Украина Что день грядущий нам готовит

«Мы сумеем сделать так, чтобы в День независимости в центре Киева не было дождя»

15:52 22 августа 2012   1519
Борис Лесков
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Метеорологи могут повлиять на облака, и тогда осадки выпадут на подступах или окраинах столицы. Понадобится ли эта операция, станет окончательно ясно за несколько часов до начала торжеств на Крещатике

— В первый раз мы обеспечивали хорошую погоду в центре Киева два года назад во время празднования 65-й годовщины Победы во Второй мировой войне, — говорит разработчик методик активного воздействия на облака и туманы кандидат географических наук Борис Лесков (на фото). — Помнится, была череда выходных, я поехал в село поработать на пасеке, вдруг звонит директор нашего института Владимир Осадчий. Оказалось, военным поставили задачу: сделать так, чтобы 9 мая на Крещатике не было дождя. Они обратились за помощью к нам, ведь в советские годы мы успешно занимались воздействием на облака. Уже нет летающей лаборатории, которой мы располагали в 1980-е годы. Пришлось задействовать обычные самолеты. С их бортов распылили в облаках сухой лед — замороженный до минус 96 градусов углекислый газ. Эту операцию было видно даже на снимках из космоса. Потом нам поручали подобную работу еще несколько раз, например, во время проведения авторалли. И вот теперь, на День независимости Украины, возможно, вновь придется защищать центр столицы от дождя.

— Понадобится ли в День независимости корректировать погоду в Киеве, мы определим 23 августа, за сутки до праздника, — говорит старший научный сотрудник Украинского научно-исследовательского гидрометеорологического института Борис Лесков. — Но окончательное решение будет принято за несколько часов до начала торжеств на Крещатике. Поэтому 24 августа мне придется проснуться в четыре утра. Если понадобится, вылечу с военными на самолете на разведку погоды.

— Как будет проводиться операция по разгону облаков?

— Разогнать мы их не можем — для этого понадобилась бы колоссальная энергия, сопоставимая с энергией, которая выделяется при взрыве атомной бомбы. Ведь облака при кажущейся легкости, воздушности имеют огромную массу.

У нас другая задача: заставить их пролиться дождем там, где мы хотим. Физика процесса такова: в облаке есть свободная вода в виде микроскопических капель (их размер — несколько тысячных долей миллиметра) и кристаллов. Вокруг частиц сухого льда, которые мы забрасываем в тучу, вода мгновенно замерзает, образуя огромное количество кристалликов. Они поглощают микрокапли, увеличиваются за счет этого в размерах и падают вниз. Возле земли нагреваются, превращаясь в воду. Так мы и вызываем дождь.

Если понадобится воздействовать на облака, вылетим на двух самолетах (используем военно-транспортные Ан-30). Кстати, направление полета обязательно должно быть против ветра. Через отверстие в самолете сбросим измельченный сухой лед. Его буквально высосет наружу, ведь давление на борту самолета выше, чем за бортом.

— На каком расстоянии от центра столицы обработаете облака?

— Это будет зависеть от их типа, температуры и ряда других факторов. Речь идет о расстоянии в несколько десятков километров. В результате спровоцируем выпадение осадков на подступах или окраинах Киева.

Нужно сказать, что наука пока не владеет методами воздействия на некоторые типы облаков.

— Сухой лед загрязняет окружающую среду?

— Что вы, ни коим образом. Ведь это замороженный углекислый газ (СО2) — составная часть воздуха. В атмосфере СО2 три десятых процента. Казалось бы, мало. Но в кубическом километре его масса достигает 400 тонн, причем она постоянно колеблется. Мы вводим всего лишь один килограмм углекислого газа на кубокилометр — капля в море.

— Во сколько обойдутся ваши работы по коррекции погоды?

— Порядка тридцати тысяч долларов, — отвечает Борис Лесков. — К слову, наша технология чрезвычайно прибыльна. Так, при использовании ее на аэродромах на каждую вложенную гривню получите пять гривен прибыли. Однажды в бытность СССР в районе столицы советского Казахстана Алма-Аты густой туман висел 23 дня подряд! А над местным аэропортом было чистое небо — результат применения нашей технологии активного воздействия на туманы. Представляете, какой экономический эффект был получен.

В советские времена в зимние месяцы мы вызывали выпадение снега в Днепропетровской области, создавая тем самым запас влаги на полях. А в Крыму организовали военизированную службу борьбы с градом, которая работает до сих пор. Прибыль работ по защите полей и садов от града достигает тысячи процентов!

*Облака будут обрабатывать с самолетов Ан-30

Технологии активного воздействия на облака и туманы были созданы при моем участии в начале 1960-х. Государство не жалело на это деньги, ведь тематика была оборонной. Всепогодных самолетов еще не существовало, поэтому в плохую погоду полеты приходилось отменять. В случае войны это привело бы к тяжелейшим последствиям. Поэтому перед нами была поставлена задача обеспечить чистое небо над военно-воздушными базами.

Наши технологии внедрили не только в войсках, но и в крупных аэропортах — московских «Шереметьево» и «Внуково», киевском «Борисполе», в Минске, Алма-Ате...

Мы даже помогали в выполнении космических полетов, например, станции «Луна-9». Следовало точно определить ее местонахождение после вывода в космос. Но ученые с Крымской обсерватории в Симеизе не могли этого сделать — небо наглухо заволокли тучи. Подключили нас. Мы две ночи обеспечивали безоблачную погоду над обсерваторией. Это позволило провести необходимые наблюдения за аппаратом и скорректировать его траекторию. Эта станция стала первой в истории, совершившей мягкую посадку на Луну и передавшей оттуда панорамный снимок. Интересно, что эта космическая программа обошлась в несколько миллиардов рублей! А наши работы над обсерваторией — в 20 тысяч (успешному полету «Луны-9» предшествовали несколько неудачных запусков аппаратов. — Авт.). Затем подобную работу мы выполнили и во время доставки на спутник Земли «Лунохода».

Читайте также
Новости партнеров

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...