Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Мария Савва

Особый случай

Продав свою пышную косу, запорожская школьница приобрела теплые вещи для бойца АТО (фото)

Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ» (Запорожье)

01.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

16-летняя Мария Савва удостоена церковной награды за волонтерскую деятельность

История эта началась ровно год назад. Тогда член совета волонтеров при облгосадминистрации Елена Ярошенко поместила в «Фейсбуке» трогательное сообщение: «Я обещала не писать о войне. Но сегодняшний случай достоин того, чтобы о нем написать! Неделю назад коллеги передали мне пакет для АТО. Сказали, что его принесла девочка лет 15−16. И несла его как драгоценность. Но, каюсь, в тот день замоталась, а на следующий отправилась в поездку. Пакет ждал меня до сегодняшнего дня. Сейчас открыла его, а там — хорошие армейские перчатки, термобелье, носки, очень качественная балаклава и… письмо. Прочитала его и зарыдала! Я прошу отозваться эту замечательную девочку Марию. Мария, я хочу познакомиться с тобой лично… Боец, которому я передам твой подарок, обязательно захочет поговорить с таким патриотом, с таким замечательным человеком! Если бы у меня спросили, кого нужно наградить и ставить в пример нашим детям, я бы сказала — Марию!»

*Боец Андрей с Машиными подарками и письмом

Что же так взволновало волонтера в письме запорожской школьницы? Девочка, представившаяся Марией Саввой, написала: «У мене було довге волосся, нещодавно я його підстригла і продала. За моє волосся мені заплатили 830 гривень. Я вирішила витратити їх на АТО. Тож надсилаю вам теплі речі, куплені за ці гроші. Сподіваюсь, що це вас зігріє та допоможе у боротьбі. Ми з моєю родиною весь час думаємо і молимось про вас. І ми всі щиро бажаємо вам сил, бойового духу та перемоги над агресором. Слава Україні!»

Когда благодаря соцсети юная патриотка нашлась и Елена Ярошенко познакомилась с ее семьей, то была потрясена вдвойне: оказалось, что девочка страдает аутизмом. Впрочем, это не мешает ей с удовольствием учиться, заниматься музыкой, плести вместе с другими волонтерами маскировочные сетки для фронта и отстаивать свою гражданскую позицию в далеко не всегда разделяющем ее взгляды коллективе.


*Вот такие шикарные волосы были у девочки раньше

А недавно архиепископ Запорожский и Мелитопольский Лука вручил медали «Покров Пресвятой Богородицы» наиболее отличившимся запорожским волонтерам — Сергею Шульгаю, руководившему ремонтно-строительными работами при восстановлении военного госпиталя, Александру Василюку, занимавшемуся перевозкой беженцев и обеспечившему электрификацию реанимационного отделения больницы, и Марии Савве, которая вырученные деньги за остриженную косу пожертвовала воинам АТО.

С 16-летней Машенькой и ее папой Игорем Саввой мы договорились встретиться в стенах общеобразовательной школы № 5, где дети с разными проблемами здоровья обучаются как индивидуально с преподавателями, так и в общем классе. У Марии выдалось «окно» в школьном расписании, оставалось только дожидаться, когда шумную ребятню звонок позовет в аудитории.


*"Для меня эта медаль стала полной неожиданностью, — говорит Мария Савва. — Потому что я не ради награды или пиара все делала. Просто хотела помочь нашим хлопцам на фронте" (фото из семейного альбома)

— Маша, как тебя поздравили с церковной наградой одноклассники?

— Вообще-то, я одноклассникам и не рассказывала, я учусь индивидуально, — улыбается Мария Савва. — Поздравили родные, мои друзья-военнослужащие и волонтеры.

— Что ты почувствовала, когда узнала о медали?

— Для меня это было неожиданно, потому что я не ради награды все делала и не для пиара, а просто чтобы помочь нашим хлопцам, которые на фронте мерзнут в окопах, под снегом. Когда обрезала и продала волосы, то вообще никому не говорила про свои дальнейшие планы, аж пока все это не стало известно.

— За волосы ты выручила приличную сумму…

— У меня коса была до бедер… Мама спросила, куда я собираюсь потратить деньги, я сказала, что на АТО, хочу купить солдатам теплые вещи. Она удивилась: «Все 830 гривен?» Я ответила: «Ну да, все».

И в парикмахерскую, и за покупками для бойца Маша ходила вместе с отцом. Он священнослужитель, настоятель храма мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии при 9-й горбольнице.

— Я думал, что дочка хоть какую-то сумму на себя потратит, — вступает в разговор Игорь Савва. — А оказывается, она с самого начала планировала все отдать.

— Мария, ты познакомилась с бойцом, которому передали твои подарки?

— Да, через неделю мне позвонил солдат Андрей, поблагодарил, сказал: «Спасибо вам большое за вещи». И извинился, что по-русски разговаривает.

— У нас семья русскоязычная, а дети сейчас перешли на украинский, — поясняет отец.

— Позже Андрей пригласил меня в кафе, где я познакомилась с другими бойцами и волонтерами, — продолжает Маша. — Подружилась с Аленой Комар, которая плетет «кикиморы» и сетки, c Викой Бекетовой, тоже помогающей военнослужащим. Теперь сама раз в неделю пару часов плету маскировочные сетки.

— Знаю, что ты с родителями ходила на запорожский Майдан. Было страшно?

— Нет, не страшно. Я знала, что Майдан закончится тем, что Янукович и Азаров пойдут в отставку. Были, понятное дело, дискуссии, информационная война на тот момент. Я много спорила с ровесниками и даже с учительницей истории. Были и неприятные моменты, когда, например, в школе одноклассница говорила: «Слава Украине!», я отвечала: «Героям слава!» — а окружающие смеялись над этим…

— У тебя есть любимый предмет в школе?

— Да, история. Хотя с преподавательницей этого предмета мы поспорили на тему волонтеров, — искренне досадует школьница. — Как-то на уроке она показала фото сестер милосердия времен царя Николая II, а я говорю: «Это как волонтеры сейчас». Учительница стала доказывать, что нынешние волонтеры — люди проплаченные, они получают по 200 гривен в день. Я же убеждала, что они работают на добровольных началах, бесплатно помогают армии. И я, говорю, плету сетки и «кикиморы» добровольно и бесплатно. «Ты еще не волонтер», — отвечает педагог. Я убеждаю, что лично с волонтерами знакома, а она: «Какая ты наивная!..» Тогда я прямо спросила: «А вы с волонтерами общались?» — «Даже не хочу!» — отрезала учительница.

Даже внешний облик десятиклассницы подтверждает ее патриотический настрой: ручной работы вышиванка, сережки в цветах национального флага и черный с красным лак на ногтях.

— Это в честь организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии, у которых был черно-красный флаг, — объясняет школьница. — Сережки — подарок на день рождения 4 мая прошлого года. А сорочку одна прихожанка церкви подарила.

Чуть позже отец Маши Игорь рассказал мне интересную историю, связанную с семейной родословной:

— У моей супруги Элины отец татарин, мама украинка. Мой отец был поляком, а мама тоже украинка. Однажды я привел сына с дочерью в Музей истории запорожского казачества на острове Хортица и там показал им воинов в доспехах — татарина, поляка и казака. Говорю детям: «Вот это все наши предки, только они раньше между собой воевали».

— Маша, ты решила заняться изу­чением японского языка. Почему?

— Хотела после школы поступить в университет на восточную филологию и стать переводчиком в Японии, — говорит девочка. — Но когда начался Майдан, а затем война, я решила, что останусь в Украине, буду тут жить и работать.

— Так кем же ты хочешь стать?

— Музыкантом. Буду поступать в Запорожское музыкальное училище имени Платона Майбороды, где на тромбониста учится мой старший брат Антоний. Я занималась вокалом, умею играть на фортепиано и балалайке. Но родным для меня инструментом оказалась бандура. Я почувствовала, что моя миссия — возрождать украинскую культуру.

— Ты ведь и на клиросе поешь?

— Да, и еще руковожу церковным хором. Постоянно, в выходные и на праздники, выступаю с папой и с братом, у нас семейный ансамбль. Папа играет на гитаре, брат на тромбоне, я пою…

— О чем мечтаешь сейчас?

— Освоить бандуру, увидеться с друзьями-военнослужащими и чтобы Россия отцепилась от Украины и других стран, на которые она нападала.

Когда школьница убежала на занятия, я обратилась к ее отцу:

— Простите, но я не заметила у Маши никаких признаков аутизма.

— Да, внешне отличий очень мало, — подтверждает Игорь Савва. — Иногда дочка испытывает некоторые трудности в общении. Дело в том, что обычные люди владеют неким языком условностей, когда говорят одно, а подразумевают другое. При этом окружающие знают, что человек обманывает, но тем не менее делают вид, что звучит правда. А аутисты это «второе дно» не воспринимают — говорят то, что думают. У них превалирует наивность и бесхитростность.

— Когда вы узнали о диагнозе дочки?

— Заметили, что с Машей что-то не так, когда ей было около двух лет. Малышка не разговаривала, не контактировала с окружающими, не фиксировала взгляд, постоянно совершала какие-то беспорядочные движения. На прогулках приходилось ее крепко держать, потому что ребенок мог неожиданно рвануть на проезжую часть или в иное опасное место. Мы почти два года провели в попытках установить диагноз. Обращались к местным «светилам» психиатрии. По их совету даже давали дочке популярные в то время пищевые добавки, страшно дорогие! Машу отправляли проверять слух, на другие обследования… Об аутизме в то время еще мало было известно.

Затем попали в областной дошкольный психоневрологический центр на улице Мира (главрачом тогда была Ольга Витальевна Доленко), где и поставили диагноз. Специалисты начали работать с Машей индивидуально, и она стала меняться буквально на глазах. Как-то психологи посоветовали заняться с ней музыкой. Поначалу дочка просто сидела, а музрук Ирина Анатольевна Колова играла, побуждала ее петь, издавать какие-то звуки. И так постепенно дочка начала петь. Причем раньше, чем говорить. В центре Машу научили читать — по своей методике, сразу словами. Для нас с женой болезнь дочки очень многое открыла. Честно скажу, я благодарен Богу за это.

— Что вы думаете о поступке дочери?

— Даже немного неловко, что на нее свалилось столько славы, ведь Маша все делала очень искренне и не ради известности. Но я в ее поступке усматриваю и некий символ. Когда мы крестим ребенка, то обрезаем ему прядь волос, совсем немножко. Это очень понятный религиозный образ: младенец, еще не имеющий ничего, жертвует часть себя. Так и здесь — дочке негде взять денег, вот она свои волосы и обрезала… А знаете, ребята-военные, где служит Андрей, сказали Маше, что теперь она — их талисман.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.