Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
Ольга Сумская

Наедине со всеми

Ольга Сумская: "Уже перестала считать, сколько раз мы побывали на линии фронта"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

02.11.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Народная артистка Украины вернулась с гастролей по прифронтовым городам Украины

Ольга Сумская сегодня одна из самых востребованных украинских актрис. Трудно поверить, что лет пять назад она лишь мечтала, чтобы ее творческий график был расписан буквально по часам. Сумская снимается в Польше и Украине, готовит премьеры на театральной сцене и занимается благотворительностью. С первых дней противостояния на востоке Украины Ольга стала ездить в прифронтовую зону с антрепризными спектаклями. Совсем недавно вернулась из Северодонецка и Красноармейска, где вместе с Виталием Борисюком и Евгением Паперным представила зрителям спектакль «Сублимация любви».

— Недавно поймала себя на мысли, что уже перестала считать, сколько раз мы побывали на линии фронта, — говорит Ольга Сумская. — Сейчас такие гастроли воспринимаются уже как неотъемлемая часть актерской работы. Если месяц не выезжаем на восток Украины с антрепризой, бывает, становится даже не по себе. Потому что знаем — нас там любят и очень ждут. Ничего дороже цветов, которые мне дарят после таких спектаклей, даже не представляю.

— Где вы побывали в этот раз?

— В Северодонецке и Красноармейске играли «Сублимацию любви» с Евгением Паперным и Виталием Борисюком. Стараемся цены на билеты ставить минимальные, чтобы зрители могли себе позволить посетить театр, отвлечься от реальности, которая их окружает. Поэтому и спектакли для антрепризы выбираем веселые, легкие, без трагедий. Каждый раз думаю: как же я счастлива, что в творческом плане могу ни от кого не зависеть!

— Вы имеете в виду репертуарный театр?

— Конечно. Антреприза — это не Театр русской драмы, в котором я прослужила 18 лет. До сих пор помню, как получала по три выговора в год за то, что в свободное время снималась в картинах или позволяла себе участие в концертах. Мне приходилось каждый день ходить в режиссерское управление расписываться о явке на работу. Как на заводе. Вспоминаю то время как страшный сон. Сейчас в моей жизни все иначе. Мы работаем в команде единомышленников, где можно спокойно распределить свой график и творить в собственное удовольствие. В этом году в нашей антрепризе аж две премьеры: «Анна Каренина», где я играю графиню Вронскую, и «Сублимация любви»…

— Где вы выходите на сцену в окружении двух своих супругов — бывшего и нынешнего?

— Да, я играю с Виталием Борисюком и Евгением Паперным. Такая, знаете, лямур де труа, интрига для зрителя. Однажды после спектакля ко мне подошла женщина и предложила изменить название постановки — «Я и мои мужья». Кстати, в оригинале автор «Сублимации» Альдо де Бенедетти назвал пьесу «Паола и львы».

Признаюсь, этот спектакль чаще всех других наших работ собирает аншлаги. Видимо, всем интересно посмотреть на наши отношения с бывшим и нынешним супругами. Но я счастлива, что после всего случившегося мы с Женей смогли сохранить человеческие и творческие отношения. По крайней мере, это лучше, чем всю жизнь враждовать и обижаться. За терпение, мудрость и понимание я ему очень благодарна. Кстати, Паперный теперь наш художественный руководитель. Мы с Виталием к нему обращаемся «пане худрук».


*Виталий Борисюк, Ольга Сумская и Евгений Паперный вместе не только на сцене. Они часто встречаются с бойцами, поднимая им боевой дух. Фото из «Фейсбука»

— Помните первые гастроли на восток Украины, в прифронтовую зону?

— Разве такое можно забыть?! Первый раз с антрепризой мы поехали в Славянск. Когда собирались на гастроли, многие нас отговаривали, мол, там небезопасно. Но мы почему-то об этом даже не думали, знали, что нас хотят видеть зрители, которым нужны положительные эмоции. Лишь когда стали подъезжать к Славянску, немного екнуло сердце. На пустой дороге возвышался изрешеченный пулями бетонный столб с названием города. Заехав на окраину, мы не встретили ни одного человека — пустые улицы, разрушенные дома. Выступали в местном Доме культуры, который тоже попал под обстрел. Мороз по коже, как вспомню. Зашли внутрь, я подняла глаза на потолок и увидела прямо над нами огромную дыру от снаряда «Града», заделанную на скорую руку работниками клуба. Стены в следах от пуль. Подумала только: «Как здесь можно играть?!»

— Оказалось, что можно?

— Скорее, нужно. Мы зашли в зрительный зал — пустой и холодный. А потом поднялись на сцену… Знаете, это был, наверное, момент переосмысления многих вещей. Мы, актеры, оказались в том месте, где чувствовали себя нужнее всего. Это высокопарные слова, но именно в такие моменты ощущаешь единение со своей страной. А потом зрительный зал стал заполняться людьми. Они пришли, несмотря на то, что совсем близко была война. Надели свои самые красивые наряды, многие были с цветами. Я стояла за кулисами перед спектаклем и не могла сдержать слез.

Тогда на нашем первом спектакле был мэр Славянска. Он пришел с огромным букетом роз. Из-за того что был аншлаг, мэр сидел на приставном стульчике! Мы играли на сумасшедшем подъеме, буквально на одном дыхании. Нас долго не отпускали со сцены, а после спектакля пригласили на небольшой фуршет. Понимаете, какой парадокс: идет война, а местные власти занимаются ремонтом Дома культуры. Наверное, искусство — одно из оружий, которое помогает нам выстоять.

— Вам не бывает там страшно?

— Я больше переживаю за маму, которая остается в Киеве. Она каждый раз очень волнуется, когда мы собираемся с гастролями на восток. Всегда отговаривает, находя для этого тысячу причин. Я ее понимаю — многие из освобожденных городов, где мы выступаем, совсем недалеко от линии фронта, в каких-то 30 километрах.

Заночевав в местной гостинице, я, бывает, просыпаюсь от того, что вдалеке слышны звуки канонады. Но даже к этому можно привыкнуть. Зато видели бы вы, с какой радостью встречают нас военные на блокпостах! Многие просят сфотографироваться на память. Недавно один парень подошел с гостинцами: «Це вам від нас, пані Олю! Вам ще їхати. Сам збирав». Я заглянула в пакет, а там ароматнейшие яблоки. Прослезилась, говорю: «Це ми вам повинні дарувати». И услышала в ответ: «Не хвилюйтесь, у нас все є. Щасливої дороги…» Все, что происходит сейчас в нашей стране, невозможно было себе представить даже в самом страшном сне…

— Война.

— У меня сердце болит за каждого из мальчиков, которые сейчас там, на передовой. Мы часто общаемся с бойцами, но никто из них не знает, когда закончится эта война. Просто я понимаю, что должна делать сегодня — не быть в стороне, помогать пострадавшим и поддерживать наших воинов. Мы с Виталием часто перед спектаклями отправляемся в госпиталь. Просто ходим по палатам, выступаем, разговариваем. Я вижу, как это важно для раненых бойцов. Да и для нас самих. Потому что от отчаяния и непонимания ситуации часто опускаются руки. Экономика Украины практически разрушена, а кто будет вкладывать в такую страну?! Одни обогащаются, а другие… Мне кажется, украинцы очень терпеливый народ. Но даже у нас когда-то может лопнуть терпение…

— Как вы добираетесь в прифронтовую зону?

— Часто едем поездом или микроавтобусом. Порой проводим в дороге весь день. Конечно, тяжело. Вечером спектакль, потом встреча со зрителями, ужин. И так каждый день. Вот вернулась из очередной недельной поездки. Дома встала на весы, а там плюс три килограмма. Ужас! Теперь дала себе слово разгрузиться и поголодать.

Два раза в день бегаю в парке и сижу на своей любимой гречневой диете. На ночь завариваю гречневый продел, а утром смешиваю его со свежим кефиром. Два дня ем только это и пью настои трав. Между прочим, собираю их сама. Летом была на съемках в Варшаве и Супрашле. Когда выезжали за город, в перерывах насобирала в поле мешок тысячелистника и зверобоя. Правда, на обратном пути пришлось объяснять полякам-таможенникам, что везу домой.

— Говорят, в Польше вы стали весьма популярной актрисой.

— Все лето и осень моталась из Киева в Варшаву, где снималась сразу в двух сериалах. Радует, что поляки уже третий год подряд зовут меня в сериал «Блондинка», где играю рыжеволосую украинку Оксану — заробитчанку, каких там тысячи. Кстати, в сериале говорю на польском, чем очень горжусь.

— А в польском сериале «Наші пані у Варшаві», который шел и у нас, вы озвучивали одну из героинь на украинском!

— Тогда я как раз подумала: если в Украине купят «Блондинку», то мне придется озвучивать себя с польского на украинский язык. В Польше у меня много предложений. Там даже есть агент, который решает все вопросы моих съемок. Мы познакомились пять лет назад во Вроцлаве, во время работы над украинским сериалом «Непруха». Актеры и режиссер были наши, а операторская группа — поляки. В общем, интернациональная команда.

Хотели повторить успех польского сериала «Справи Кепських», который идет у них уже десять лет и очень популярен. Мы попытались, но не пошло. Тогда я и познакомилась с польским агентом, а он вспомнил обо мне спустя несколько лет. Продюсеры искали актрису из Украины на роль в «Блондинке», я прошла большой кастинг, и меня утвердили. С тех пор регулярно езжу в Польшу. В этом году съемки заняли все лето, случалось по десять перелетов за месяц. Так что я работаю практически без отпуска. Только не подумайте, что жалуюсь.

— Для артиста ничего нет хуже, чем отсутствие работы!

— С ужасом вспоминаю годы простоя и бездействия. Так случилось, что расцвет моей карьеры пришелся на то время, когда на Киностудии имени Александра Довженко кино практически не снималось. Конечно, в моей биографии была роль Роксоланы, успех. Но ведь жить только прошлым невозможно. Именно поэтому актеры советской закалки такие жадные до работы. Просто мы недоиграли, наши творческие натуры требуют реализации. Постоянно. Если ты стал актером, то это как неизлечимая болезнь. Навсегда. И когда у тебя появляется работа, ты сумасшедше занят, но усталости не чувствуешь.

Нынешний год для меня урожайный на проекты в кино. Вышла премьера украинского полнометражного фильма «Тепер я буду кохати тільки тебе». Снялась в мистическом сериале Влада Ряшина «Анна медиум», где играю колоритную помещицу, мать двоих сыновей. Сыграла бандершу-сутенершу в сериале «Одиночка» с Алексеем Горбуновым в главной роли. Недавно прошла премьера сериала Семена Горова «Лучшая неделя моей жизни» — получилась стильная, легкая комедия. Там я играю жену генерала, да еще с таким партнером, как Володя Горянский! В ноябре состоится премьера сериала «Нити судьбы» — история взаимоотношений большой семьи, где у меня роль взбалмошной, экспрессивной, влюбленной женщины Вероники. Хорошо, что не бабушки! А сына моего сыграл племянник — Вячеслав Хостикоев. Это юный и талантливый актер, студент театрального вуза. Говорят, мы с ним очень похожи. Уверена, что Славу ждет большое будущее в кино и театре.

— Ваша дочь Антонина начинает уже второй сезон в Театре имени Вахтангова.

— Радуюсь, что нашу актерскую династию продолжают дети. Конечно, горжусь Тоней. Она снимается в кино и служит в одном из самых известных театров бывшего Союза. Пока Антонина играет небольшие роли, но она девушка настойчивая и трудолюбивая. Уверена, своего добьется.

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

— Ну все! Осталось нырнуть в прорубь, поесть блинов, подарить любимому пену для бритья, получить цветы, испечь кулич — и... лето-о-о!!!

Версии