Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Иоанн Шанхайский

взгляд в прошлое

"По улицам Парижа Владыка чаще всего ходил босым, потому что отдавал свою обувь нуждающимся"

Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Харьков)

22.11.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Исполнилось 120 лет со дня рождения и 50 лет со дня ухода из жизни святого Иоанна Шанхайского (Михаила Максимовича), детство и юность которого прошли в Украине, на территории Харьковской губернии

В мире Иоанна Шанхайского называют «святым аскетом вселенского значения». Владыка Иоанн (до принятия монашества Михаил Максимович) разделил трагическую судьбу эмигрантов ХХ века. После того как к власти пришли большевики, семья Максимовичей в 1920 году эмигрировала из Харькова в Белград. Жизнь и служение священника проходили за пределами Родины. Дальний Восток, Китай, Филиппинские острова, Америка, Европа — везде его вспоминают с теплотой и любовью. Он не делил людей по национальностям, любил и молил Бога о всех, кто нуждался в помощи. Заграничный период жизни Михаила Максимовича хорошо известен. А вот о детстве и юности информации немного. О неизвестных страницах жизни нашего великого земляка-чудотворца читателям «ФАКТОВ» рассказала режиссер Александра Драчева, снявшая о подвижнике два фильма: «Святитель Иоанн Шанхайский. Харьков. Начало пути» и «Святитель Иоанн. Полтава. Кадетский корпус».

— Александра, когда вы начинали работу над фильмами о нашем великом земляке, у вас были какие-то документы или архивные материалы харьковского периода его жизни?

— Будущий святой Иоанн Шанхайский родился в селе Адамовка Харьковской губернии в 1896 году, — говорит преподаватель Харьковского университета имени Каразина, режиссер мастерской документального кино Александра Драчева. — В крещении ему дали имя Михаил — в честь святого архангела Михаила. Маленький Миша был потомственным дворянином. В фонде редких изданий библиотеки Харьковского университета нам чудом удалось отыскать одну ценную книгу. «Сборник сведений о роде Максимовичей» всего в 30 экземплярах был издан в Риге в 1897 году. Из этой книги стало понятно, что святитель Иоанн Шанхайский — последний представитель древнего дворянского рода. Одним из основателей, гордостью и славой рода Максимовичей был святой Иоанн Тобольский, канонизированный при императоре Николае II. Таким образом, этот удивительный род начинается и заканчивается святыми.

Миша Максимович воспитывался в довольно состоятельной семье. Сведения о том, откуда в роду взялись богатства, также почерпнуты из родословной книги. Оба его прадеда получили образование за казенный кошт. Затем один из них, Иван, попал в Царское село, а второй, Клавдий, получил распределение в Сибирь. Туда он уехал с молодой женой, баронессой Розен, сразу после свадьбы. И решил заняться разработкой золотых приисков. Первый опыт был неудачным. Тогда Клавдий продал бриллианты и серебро жены, занял денег у брата и вновь рискнул. Разработки превзошли все ожидания. Он обогатился, но сильно подорвал свое здоровье. Вместе с женой и детьми переехал в южный регион, выкупив на аукционе полуразвалившееся имение Знаменское в Харьковской губернии. Так Максимовичи оказались в Украине.

— Что известно о детстве Михаила Максимовича, его родных?

— Имя Михаил, которое получил в крещении святитель Иоанн Шанхайский, носил основатель рода. Дедушку будущего святого со стороны матери также звали Михаилом. Михаил Михайлович Стефанович-Севастьянович имел чин действительного статского советника, был врачебным инспектором в Харькове, доктором медицины и попечителем Общества сестер милосердия, а также входил в число учредителей Харьковского медицинского общества и был надзирателем за учениками 1-й губернской гимназии. А его супруга сопредседательствовала в Обществе призрения бесприютных малолетних сирот и в Харьковском благотворительном обществе. Это далеко не весь перечень добрых дел семьи. Глафира Михайловна, мама святителя, продолжала заниматься благотворительностью в имении своего мужа, накрывала столы для местных жителей на праздники и помогала всем нуждающимся. Старожилы об этом вспоминают до сих пор. Отец, Борис Иванович был предводителем дворянства в Харьковской губернии. Иоанн Шанхайский всю жизнь уважал и слушал родителей. В эмиграции они жили в Венесуэле, мама умерла в 1952 году, отец — в 1954-м.

Маленький Миша рос болезненным и тихим ребенком. В детстве любил играть в монастырь, наряжая игрушечных солдатиков монахами. Дело в том, что отцовские имения в Адамовке находились совсем рядом, в десяти километрах, со Святогорской пустынью, где сейчас находится Святогорская лавра. И мальчик часто там бывал. Уже в детстве он читал жития святых, по ночам подолгу стоял на молитве. Такая праведная жизнь ребенка произвела настолько глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, что она приняла православное крещение.

— Известно, что мальчика отдавали в кадетский корпус и готовили к карьере юриста. Это было желание ребенка?

— Нет, исключительно решение отца. Когда Мише исполнилось десять лет, Борис Иванович послал его в Полтавский кадетский корпус. Сам он закончил тот же корпус в 1889 году, подавал большие надежды, но успешную карьеру пришлось прервать из-за болезни родителя. Вероятно, свои несбывшиеся надежды отец хотел воплотить в сыне. Однако Миша мало был похож на солдата.

Вот что писал о нем однокурсник Александр Шпаровский: «Сын предводителя дворянства одного из уездов Харьковской губернии, очень неглупый, начитанный, интересующийся политическими событиями, он в то же время был не то полуюродивым, не то с большими странностями. В каждую свободную минуту, если он оставался один, поднимал глаза к небу и крестился. Идя по улице и видя поблизости церковь, Максимович снимал фуражку и, остановившись, не обращая на прохожих внимания, подолгу совершал крестное знамение. А во время службы в церкви, стоя на коленях, клал земные поклоны так, что мы думали, не расшибет ли он себе лоб. На шее носил несколько крестиков и иконок. И так было до окончания корпуса. Во всем остальном он был нормален и даже способен. Выйдя из корпуса „на сторону“, за один год прошел курс латинского языка и, блестяще сдав экзамен при одной из харьковских гимназий, поступил в университет».

— В 13 лет кадета Максимовича едва не отчислили из корпуса, — продолжает Александра Драчева. — В мае 1907 года в Полтаву прибыл великий князь Константин Константинович. Он опекал все военные учебные заведения империи. Великий князь принимал парад, в котором участвовала и рота кадетского корпуса. Главным украшением площади был величественный кафедральный Свято-Успенский собор. Шагая на параде вместе с ротой, кадет Максимович остановился и, по своему обыкновению, сотворил крестное знамение с поклоном. Разразился скандал, поскольку, по мнению корпусного начальства, это была невиданная дерзость. Максимовича готовили к отчислению, но за маленького кадета заступился сам великий князь. Он указал преподавателям на то, что ребенок так явил нелицемерное почтение к Творцу, к Его святыне — храму, и этому они сами должны были бы у него поучиться. Михаил стал героем.

— Сохранились ли кадетский корпус и, возможно, дом, где жила семья святого в Харькове?

— Сегодня здание бывшего кадетского корпуса в Полтаве бесхозное. Его называют «заброшенным сердцем города». Также не в лучшем виде и харьковский дом, где после поступления Миши в Харьковский имперский университет жила его семья. Здание находится по Московскому проспекту под номером 44, является памятником архитектуры, но, к глубокому сожалению, на первом этаже сейчас пивная…

После победы большевиков Михаил так и не смог вернуться на Родину. Во время гражданской войны он вместе с родителями, братьями и сестрой эвакуировался в Югославию. Там поступил в Белградский университет на богословский факультет. В 1926 году был пострижен в монахи с именем в честь его родственника — святителя Иоанна Тобольского. В 1934 году был возведен в сан епископа и назначен возглавить паству беженцев в Шанхае. Там Иоанн организовал приютский дом и школу для сирот. Причем больных и голодающих детей в шанхайских трущобах выискивал и собирал сам. «Однажды, — вспоминала одна из его прихожанок, — он выкупил за бутылку водки у нищего китайца девочку-младенца, которую тот собирался выбросить в мусорный контейнер». Всего за время служения в Шанхае владыка Иоанн приютил и спас три с половиной тысячи детей.

Когда в Китае пришли к власти коммунисты, русские эмигранты вновь были вынуждены бежать. Примечательно, что все беженцы, за которых молился святитель Иоанн, беспрепятственно зашли на корабль и уплыли из Китая. В 1949 году около пяти тысяч беженцев разбили лагерь на острове Тубабао. Этот небольшой островок на Филиппинах был мало заселен: находился на пути сильных тайфунов. За 27 месяцев, пока там существовал лагерь, тайфун угрожал острову только один раз. Да и то, подойдя близко, изменил курс и обошел остров. Местные жители удивлялись: «Ваш святой человек благословляет лагерь каждую ночь с четырех сторон, вам нечего бояться ураганов». Как только все беженцы покинули остров, непогода обрушилась на Тубабао, причинив огромные разрушения.

Благодаря святителю были изменены даже законы Америки в отношении эмигрантов. В Вашингтоне пошли на принятие поправок к некоторым законам, что позволило тысячам русскоязычных эмигрантов с Филиппин въехать на территорию Соединенных Штатов. Чтобы добиться личной встречи с президентом США, владыка сутками ждал на ступенях Капитолия. В 1951 году он был назначен правящим архиереем в Западной Европе. Во Франции до сих пор о нем вспоминают как о святом Иоанне Босом. Дело в том, что и в Брюсселе, и в Париже он предпочитал ходить или совсем без обуви, или в сандалиях на босу ногу. Священник одной из католических церквей Парижа говорил молодежи: «Вы требуете доказательств, что сейчас нет ни чудес, ни святых. Зачем же мне давать вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой Иоанн Босой (Saint Jean Pieds-Nus)». А босым он ходил потому, что часто отдавал свою обувь нуждающимся.

Владыку чтили во многих странах мира. В Париже диспетчер железнодорожной станции задерживал отправление поезда ради «русского архиепископа». В европейских больницах знали о священнике, который мог молиться за умирающего всю ночь. Его звали к одру тяжело больного — будь то католик, протестант, православный или иудей, — потому что, когда он молился, Бог был милостив. Вот воспоминания одной из воспитанниц шанхайского детского приюта Веры Феофиловой: «У нас был еврейский госпиталь. Владыка пришел туда, к нему подошла женщина и говорит: «У меня сын больной, Михаил». А он на нее посмотрел и сказал: «Он у тебя не Михаил, он у тебя Мойша, но Господь тебя благословит, и он будет здоров».

«В парижском госпитале лежала больная женщина по имени Александра, и владыке Иоанну сказали о ней, — делилась воспоминаниями духовная дочь святителя Анна. — Он передал записку, что приедет и причастит ее. Лежа в общей палате, где было примерно 40—50 человек, Александра чувствовала неловкость перед французскими дамами, что ее посетит православный епископ, одетый в невероятно поношенную одежду и к тому же босой. Но когда он преподал ей святые дары, француженка на ближайшей койке сказала ей: «Какая вы счастливая, что имеете такого духовника. Моя сестра живет в Версале, и когда ее дети заболевают, она выгоняет их на улицу, по которой обычно ходит епископ Иоанн, и просит его благословить их. После получения благословения дети немедленно поправляются. Мы зовем его святым».

Только самые близкие знали, насколько строгий, аскетический образ жизни вел владыка. Пищу он принимал обычно лишь раз в день в самом ограниченном количестве, а спал всего пару часов, сидя или согнувшись на полу перед иконами, где его иногда заставал келейник. Кроватью не пользовался никогда. Почти круглосуточно он служил Богу и людям. Молился такой пламенной молитвой, что люди, находящиеся рядом, испытывали трепет.

Последним местом службы Иоанна стал американский город Сан-Франциско. Сутулого босоногого монаха знали едва ли не все горожане. Его звали в госпитали к самым тяжелым пациентам. Он умер в 1966 году, во время молитвы в своей келье. В эти дни голландский православный священник написал: «У меня нет и никогда больше не будет духовного отца, который бы звонил мне в полночь с другого континента и говорил: «Иди теперь спать. То, о чем ты молишься, получишь».

Иоанн был погребен в усыпальнице под собором. Через 27 лет после смерти саркофаг с телом был вскрыт комиссией по канонизации. Тело владыки оказалось нетленным, как, к примеру, и мощи святых Киево-Печерской лавры. В 1994 году святитель Иоанн (Максимович) Шанхайский и Сан-Францисский был причислен к лику святых.

На исторической родине, в Украине, в селе Адамовка, на месте родительского дома святого сейчас возведен храм и скит в честь великого земляка и чудотворца.


*Иоанн Шанхайский вел очень строгий, аскетичный образ жизни, а спал всего пару часов в сутки, сидя или согнувшись на полу перед иконами, кроватью никогда не пользовался

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаю, что хуже — то, что муж написал: «Давай расстанемся», или то, что через две минуты прислал другую sms-ку: «Извини, это не тебе»?

Версии