Василий Макух

Судьба человека

Юрий Макух: "Перед тем как совершить самосожжение, дядя попросил благословения у сельского священника"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

02.02.2017 8:30 1677

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

На столичном Крещатике установлена мемориальная доска ветерану УПА Василию Макуху, совершившему в 1968 году жертвенный поступок в знак протеста против антиукраинского тоталитарного режима и ввода советских войск в Чехословакию

— Седьмого ноября 1968 года власти готовились провести на Крещатике мероприятия по случаю очередной годовщины большевистского переворота (его тогда называли Великая Октябрьская социалистическая революция) и 35-летия освобождения Киева от гитлеровцев, — говорит Юрий Макух, племянник ветерана УПА Василия Макуха. — За два дня до проведения этих торжеств из подворотни дома по улице Крещатик, 27а (находится рядом с Бессарабским рынком) выбежал объятый пламенем мужчина, скандируя: «Геть окупантів!», «Хай живе вільна Україна!». Это был мой дядя Василий Емельянович. Все это произошло на глазах прохожих. Дядя добежал до угла соседнего дома и упал. С него стали сбивать пламя, вызвали «скорую». КГБ потребовал от врачей сделать все возможное, чтобы сохранить жизнь «антисоветчику» — надеялись добиться от него показаний. В парадном, где дядя облил себя бензином из трехлитровой банки, нашли письмо в ЦК Компартии Украины, в котором он объяснял мотивы своего жертвенного поступка: протест против колониального статуса Украины в СССР и ввода советских войск в Чехословакию. Василию Емельяновичу был тогда 41 год. Хотя КГБ пытался воспрепятствовать распространению информации о радикальной акции протеста, о ней стало известно на Западе. Через два месяца после этого в самой Чехословакии на такой же шаг пошел 21-летний студент Ян Палах. Он стал в своей стране национальным героем. А вот о подвиге моего дяди знают немногие, у нашей семьи и активистов ушло пять лет на то, чтобы чиновники дали возможность установить на фасаде дома по улице Крещатик, 27а мемориальную доску Василию Макуху.


*Юрий Макух: «Только благодаря содействию Ольги Герасимьюк удалось установить мемориальную доску моему дяде». Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

— У Василия Емельяновича была семья?

— Да, жена Лидия и двое детей — третьеклассница Оля и сын Володя, который пошел тогда в первый класс, — отвечает Юрий Макух.— Лидия вспоминала, что до свадьбы Василий говорил ей: «Я не имею права жениться». Она спросила: «У тебя уже есть семья?» — «Нет, никого у меня нет. Но есть дело, о котором не имею права говорить». И все же она решила связать с Василием свою судьбу, родила детей, которых он очень любил, называл дочку своей душой, а сына — сердцем.


*Василий Макух с женой Лидией и детьми

— Ему было ради кого жить. Почему же он пошел на столь радикальный способ протеста?

— Как я понимаю, изначально Василий Емельянович не имел намерения совершить акт самосожжения. Тут нужно сказать, что он был бойцом УПА, раненый попал в руки чекистов, отсидел десять лет в лагерях, а потом еще несколько лет пробыл в ссылке. Во многих уголках Украины жили его побратимы, бойцы УПА, которым пришлось пройти такие же испытания. Дядя проживал в Днепропетровске, работал слесарем (власти не позволили ему как «врагу советского режима» получить высшее образование, хотя он очень хотел учиться). При этом находил возможность ездить в другие города к ветеранам освободительного движения, чтобы организовать их на борьбу с тоталитарным шовинистическим режимом. Сведения, ставшие известными после провозглашения независимости Украины, дают мне основания говорить о том, что дядя готовил с побратимами мирную демонстрацию протеста на Крещатике. Но в какой-то момент эти люди передумали в ней участвовать: не хотели вновь оказаться за решеткой, боялись, что членов их семей подвергнут репрессиям. То, что у них не хватило духу идти до конца, толкнуло его к решению пожертвовать своей жизнью ради свободы Украины.

— Василий Емельянович сообщил об этом жене?

— Конечно, нет. Сказал, что уезжает по делам. Вначале отправился на малую родину в село Карив (Львовская область). Погостил у родной сестры Параски Осмиловской. О том, что приехал попрощаться с ней, ясное дело, не сказал. Однако в селе был человек, которому Василий раскрыл свое намерение совершить акт самосожжения. Это был местный священник Кость Панас. Дядя исповедался ему, попросил отпустить грехи и благословить на жертвенный поступок. Священник был не в восторге от замысла Василия, но видел, что отговорить его не удастся. Еще дядя заехал в гости к побратиму по мордовским лагерям Григорию Ментуху (проживал в Городоцком районе Львовской области. — Авт.) и выложил ему все начистоту. Григория Максимовича уже нет в живых, но за несколько лет до российско-украинской войны видеинтервью с ним и другими людьми, знавшими Василия, записал основатель музея «Смолоскип» из Донецка Виктор Тупилко. Ментух поведал ему, что пытался отговорить моего дядю от рокового шага, но услышал в ответ: «Иду на это с радостью». На вокзале в камере хранения Василий оставил банку с бензином. Перед посадкой на киевский поезд забрал ее и поехал с ней в столицу.

Ночью после того, как совершил акт самосожжения, его жене Лидии в Днепропетровске приснился сон, будто она венчается в церкви с Василием. Но почему-то на ней не белое подвенечное платье, а черное. События во сне развивались плохо: священник вдруг вывел ее из храма и закрыл дверь. Лидия умоляла пустить ее к мужу. «Он останется здесь, а ты иди домой — тебя двое детей ждут», — ответил ей батюшка. Женщина продолжала колотить в двери церкви и вдруг проснулась. Среди ночи кто-то стучался к ней (семья жила в частном доме). Выглянула в окошко и увидела двух молодых мужчин в штатском. «Откройте, с вашим мужем случилось несчастье. Он поджег себя в Киеве», — сообщили они. «Как я вам открою, если на дворе ночь, у меня маленькие дети, а вас я впервые вижу». Рядом находилась воинская часть. Вскоре непрошеные гости вернулись с одним из знакомых Лидии. «Этим людям можно доверять», — заверил офицер.

Лидию повезли в столицу. Живым мужа она уже не застала, ей пришлось опознавать его тело. Похоронили Василия в день его рождения (14 ноября) в Днепропетровске.

— Где ваш дядя познакомился со своей будущей женой?

— В ссылке. Впервые увидел Лидию, когда они вместе попали на работы на элеватор.

— А ее за что советская власть невзлюбила?

— За то, что в годы войны была в концертной бригаде, выступавшей перед солдатами вермахта. Получилось так, что ее семья осталась в оккупированном гитлеровцами Днепропетровске. Лидию и ее мачеху принудительно забрали на работы в Германию. По дороге они познакомились с артистами концертной бригады. Те пригласили к себе в коллектив мачеху — у женщины был хороший голос. Она согласилась петь для немецких солдат, но вместе с Лидой. Конечно, после разгрома Германии НКВД запроторил их в лагеря, а затем следовало отбыть еще и ссылку. В спецпоселении у Лиды и Василия возникли романтические отношения. Первой освободилась невеста. Она вернулась в родной Днепропетровск в отчий дом на улице Пожарной. Вскоре к ней приехал жених.

— После совершенного Василием Емельяновичем акта самосожжения его вдову власти не трогали?

— Ее то и дело вызывали на допросы. Выясняли: знала ли она о том, что муж готовит акцию, рассказывал ли он ей о своих политических единомышленниках? Сотрудники КГБ, скорее всего, разобрались, что сказать вдове нечего. Тем не менее ее уволили с работы (она была поваром). Продолжительное время Лидия с детьми жила впроголодь, пока случайно не встретила давнего знакомого, предложившего работу по специальности в одном из кафе.

Лидию хотя бы не били. А вот сестру Василия Параску, к которой он приезжал перед совершением акции, безжалостно пытали, повредили ей внутренние органы. Вскоре она умерла.

Известный деятель освободительного движения Евгений Пронюк написал в самиздате листовку о жертвенном поступке Василия Макуха. За ее распространение были арестованы несколько патриотов.

— Ваш дядя 1927 года рождения. Когда началась война, ему было 14 лет. Получается, бойцом УПА он стал в юном возрасте.

— В 17 лет. Гитлеровцы отбирали у крестьян зерно, скот, вот и начали организовываться отряды по защите от оккупантов. В родном селе Василия организовали изготовление обмундирования для бойцов. Василий поначалу занимался тем, что тайком проводил в село новобранцев для получения формы. Когда летом 1944 года советские войска выгнали немцев из Галичины, Василия призвали в армию. Но ему с товарищем удалось сбежать в лес к побратимам, и он продолжил сражаться в рядах УПА. Стал разведчиком, получил позывной «Микола». Село Карив находится недалеко от границы. Во время одной из операций мой дядя с напарником нарвались на пограничников. Василий получил пулю в ногу выше колена и попал в плен в бессознательном состоянии. Офицер приказал привязать его к хвосту коня, и тот волочил за собой пленного до заставы. Врачам удалось спасти раненую ногу, но она стала значительно короче здоровой. Дяде затем приходилось заказывать специальную обувь, чтобы нормально ходить.

Кстати, мой отец Дмитрий, родной брат Василия, как проводник нелегально водил людей через границу в Польшу и обратно. На границе протекает речка, по руслу которой находится много болот. Однажды, когда отец вел очередную группу, на пути оказались пограничники. Пришлось прятаться в болоте. Дело было в холодное время года. От продолжительного стояния в воде папа заболел туберкулезом и прожил после этого недолго. Тогда проводником стала сестра моей мамы. Но и от нее удача отвернулась: ее поймали и отправили в лагеря.

— Кто-либо из братьев и сестер Василия воевал в УПА?

— Да, оба старших брата. Они пропали без вести. Правда, в советские годы из Австрии пришло известие, что якобы старший брат умер там и оставил значительное наследство. Но мы ничего не получили.

Василий вырос в многодетной семье. У его родителей было четверо сыновей и четверо дочерей. Василий — младший из братьев. Отец умер рано, и матери пришлось самой растить восьмерых детей. Хата стояла возле дороги, по которой проезжало много телег. В сырую погоду брызги от колес летели на стену хаты. Мама по субботам белила ее, чтобы в воскресенье, когда люди пойдут в церковь, хата была чистой.

— Как сложилась судьба детей Василия?

— Дочь окончила медучилище, работала медсестрой, сейчас на пенсии. Сын стал железнодорожником, долгое время был на заработках в Сибири, ныне — частный предприниматель.

— Почему на установку мемориальной доски Василию Макуху ушло пять лет?

— Решение об установке мемориальной доски на здании по улице Крещатик, 27а (там размещается Национальный союз журналистов Украины) власти Киева приняли еще при мэре Леониде Черновецком. Бумага попала к одному чиновнику, который постоянно отвечал нам: «Позже». Тогда я работал в организации, которая могла бы взять на себя все расходы. Но и этот вариант чиновника не устроил. Возможно, дело не сдвинулось бы по сей день, если бы не случай. Известная тележурналистка, первый заместитель главы Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Ольга Герасимьюк поехала по делам в Чехию. Там ей рассказали о жертвенном поступке Василия Макуха, о том, что он протестовал против ввода советских войск в Чехословакию. Вернувшись в Киев, Ольга Владимировна попыталась выяснить, почему о его подвиге мало кто знает в Украине. Разыскала меня, я сообщил ей об истории с мемориальной доской, и она взялась помочь. Чиновник хотел было сделать памятную доску из мрамора, но мы возразили: «Получится, как на кладбище. А это центр Киева». В конце концов остановились на варианте, который вы сейчас видите. Мемориальную доску создал из особого композитного материала молодой скульптор Василий Белей. Мы нашли мецената, который готов был оплатить все работы. Но определенную часть расходов взяло на себя государство.

Напомним, что 22 января 1978 года, когда патриоты отмечали 60-ю годовщину провозглашения Украинской Народной Республики, диссидент, политзаключенный Олекса Гирнык сжег себя в знак протеста против советского тоталитарного режима возле могилы Тараса Шевченко в Каневе. В 2007 году Гирныку было посмертно присвоено звание «Героя Украины».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Пятилетняя девочка приходит в новом розовом платье в детский сад. Воспитательница ее спрашивает: — Кто тебе такое красивое платье купил? Ребенок с гордостью отвечает: — Наревела!

Версии