Руслан Ханумак

ТВ-персона

Руслан Ханумак: «Я работал актером театра геев, няней у орангутанов, таксистом на пони…»

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

18.08.2017 8:15 1013

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

На канале ICTV стартует вторая часть проекта о путешествиях «Особенности национальной работы»

В начале осеннего сезона на канале ICTV состоится премьера второй части проекта о путешествиях «Особенности национальной работы». Его ведущие — Руслан Ханумак и Андрей Зрожевский — более трех месяцев провели в странах Азии, изучая не только быт местного населения, но и осваивая новые профессии. Руслану пришлось поработать актером, таксистом, каменщиком и даже сотрудником крематория. Несмотря на тяжелые съемки, Ханумак признается, что готов вновь отправиться в путешествие.

«В четырехзвездочном отеле, просыпаясь утром, я видел на потолке ящерицу»

— Помню, после первого сезона «Особенностей национальной работы» вы говорили, что ни в коем случае не согласитесь на второй.

— И все-таки мы снова отправились в поездку. Сам не знаю почему. Может, найду ответ, когда буду писать книжку лет в 60. Я себе это с 18 лет пообещал, с тех пор веду заметки. Для меня съемки первого сезона были настоящим адом. Но прошло три месяца и… снова начало тянуть в Азию. Она стала даже сниться. Я просто чувствовал во сне воздух Азии! Почитал в Интернете, что есть даже феномен Азии, она действительно засасывает и не отпускает. Так что ко второму сезону был уже морально готов.

— В каких странах побывали на этот раз?

— В Индонезии, на Шри-Ланке, Бали, в Восточном Тиморе. Это отдельная тема, забытое людьми государство, где идет гражданская война. Не попали в Австралию, Монголию, в Папуа — Новую Гвинею, зато объездили почти всю Азию. Съемки длились три месяца, но для меня они были как год.

— Сколько профессий освоили в этот раз?

— Поменял 25 рабочих мест, 20 из которых — настоящая жесть. Работал каменщиком, сотрудником крематория, дезинфектором (убивал москитов), актером театра геев, сотрудником коралловой фермы, няней у орангутанов, таксистом на пони…

О всех съемках договариваются продюсеры проекта. Обычно они выходят на связь с работодателем, объясняя, что у них будет новый сотрудник, который хочет заработать себе денег. Утром мы получали листик, на котором были имя и адрес. Нам объясняли, где это примерно находится. И все — дальше решайте все вопросы сами. Мы шли, находили человека, минуту беседовали, и он сразу давал нам работу.

— В какой компании отправлялись на съемку?

— Вдвоем с оператором. Мы просыпались, завтракали и уезжали. Возвращались поздно ночью. Перед оператором стояла задача снимать меня во время работы, не выключая камеру. Получается, у нас с Андреем были выходные, а у оператора — нет.

— Где вы жили во время съемок?

— Каждые два-четыре дня переезжали с места на место, из страны в страну. Жили обычно в отелях. Но даже если это четырехзвездочная гостиница, она не всегда соответствует указанному статусу. Бывало, утро начиналось с того, что, открывая глаза, я видел на потолке ящерицу. В гостиницах там не балкон, как у нас, а просто шторка — кто угодно может пролезть. Звоню администратору с претензией, а он: «Ну, и что? Это же не змея» — «А что, и змеи бывают?» — «Ну да, вот джунгли напротив».

«Как только сбивался на репетиции танца, меня били по пяткам бамбуковой палкой»

— Как приспосабливались к антисанитарным условиям в Азии?

— В путешествиях отравления случаются практически каждую неделю. Во втором сезоне это было уже в порядке вещей, я даже не удивлялся. За время съемок съел три пачки таблеток, но ничего не помогало. Потом мне объяснили, что если едешь в Азию, нужно покупать таблетки на месте.

— Чем вы питались во время съемок?

— Консервы плюс овощи и фрукты, которых там полно. Я даже не знаю, как многие из них называются. Спрашивал у местных: «Можно есть?» Мне кивали. Я в первую очередь угощал их, а уже потом ел сам. Где-то в середине съемок один оператор уехал, приехал второй. И привез нам передачу — кильку и два кирпичика сала, которые мне жена передала. Так и питались.

Кстати, я в этом путешествии почти отказался от мяса. Курицу, рыбу употребляю, но свинину не ем. Все началось с того, что однажды на Шри-Ланке я заказал свинину, а оттуда вылез мясной червь. Решил попробовать пожить без мяса. Выдержал три дня, и оказалось, что это вполне нормально. Я стал высыпаться, лучше себя почувствовал, ощутил бодрость.

— Были случаи, когда реально опасались за свою жизнь?

— Самая страшная ситуация сложилась в Китае, я там работал каменщиком в городе Дали. Однажды на меня начал падать камень. Я еле увернулся. Самое обидное, что этого момента нет на камере. Оператор как раз перестраивался, карточки менял. Это действительно был ужас, у меня вся жизнь перед глазами промелькнула, как на замедленной пленке. У них там никакой техники безопасности. Живут по принципу: все или ничего.

— Смешные истории тоже, наверное, случались?

— Да, каждый день. С салом, которое мне передала жена, у нас была смешная история. Я первый кирпичик съел сразу, в тот же вечер, а второй взял с собой в аэропорт. Положил в сумку на самое дно, но на таможне нас не пропустили. Из-за нас задержка рейса. Вызывают меня и говорят: «Пойдемте с нами, открывайте сумку». При этом разговаривали со мной так, словно везу 10 килограммов кокаина и два пистолета. Я открыл сумку, достал сало, и тут ко мне подлетели три человека. Стали смотреть, нюхать, чем-то его проверять. Говорю: «Это не наркотики, это сало». Понюхали еще, потом демонстративно завернули в пакет и выбросили в мусор. Не разрешили провезти с собой.

— Сколько получали за свою работу?

— Однажды за весь день заработал одну памелу, пару бананов и полтора доллара. Это было, когда я работал в театре бедуинов на Бали. На этом острове до сих пор осталось очень много племен, которые еще сто лет назад запросто отрубали головы своим врагам. Туда можно добраться только по воде. Европейцы нанимают каяки и плывут, чтобы посмотреть, как живут эти племена.

И вот я был актером и танцором в местном театре. Учил танец три с половиной часа. Причем его надо было повторить идеально, потому что как только я сбивался на репетициях, меня били по пяткам бамбуковой палкой. Предупредили, что в конце будут объявлять каждого артиста, и сказали: «Только не делай никаких сольных движений, поклонись, и все». Но какие поклоны? Если мне дают сольный номер, я его отработаю. Как только меня объявили, я вышел в центр и станцевал гопак. И весь зал встал. Кричали: «Ukraine!»

«Прокатив в Китае на пони российского туриста, сказал ему: „Слава Украине!“ Он так и пошел с открытым ртом»

— Ваш самый большой заработок?

— Однажды я получил 25 долларов от одного клиента в Китае, в Гуанчжоу. Работал тогда таксистом на пони. Там есть район, где запрещено передвижение на автомобилях. Но район достаточно большой, пешком часа полтора из одного конца в другой. В общем, я выбрал себе черную лошадку и катал людей. Иду себе, люди останавливают, садятся на пони. После этого я должен в два раза ускориться и бежать с такой же скоростью, как она. Я выполнил заказов 20 за день. Подвозил одного русского туриста из Владивостока. Загнул ему тройной тариф. Он дает мне деньги, а я ему: «Слава Украине!» А он смотрит и ничего не отвечает. Так и пошел с открытым ртом.

— Какая работа оказалась для вас самой сложной?

— Психологически — когда был работником крематория. Продюсеры знают, что я человек сентиментальный, с душой, люблю животных. И вот они заставили меня работать в крематории для животных. Я работал в центре, который называется «по доуходу за животными», а при нем крематорий. Умерших животных привозили туда, а я их принимал. Помню, ко мне подходит директор и говорит: «Хорошая новость, привезли 18 тел». Думаю: да уж, новости шикарные. Смотрю, подъехал белый фургон. Люди в белом выгружают пакеты и в руки мне дают. И на каждом пакете фотка, указаны возраст, кличка. Я их должен погрузить на тачку — и в крематорий. Пока все это делаю, приезжают хозяева животных. Я к ним выхожу, называю их фамилию и кличку животного. Люди начинают плакать, я их успокаиваю. Это тоже входило в мои обязанности. Пока родственники успокаивались, я копал ямку, ставил туда сосуд с пеплом и сверху памятник. За каждое похороненное животное получал 10 центов. За день их было несколько десятков.

— Местное население хорошо вас принимало?

— В Китае, например, не любят европейцев. Они называют их «лаовай» — заблудший странник. Увидев европейца, сразу кучей собираются, смеются, пальцами тычут. Но я высокий, они мне по пояс, бояться нечего. На Шри-Ланке каждый второй — попрошайка. Подходит ко мне один на пляже и говорит: «Купи кокос». А я ему: «Давайте я просто дам копеечку какую-то» — «Тогда дай мне такую копеечку, сколько стоит кокос».

— Чего больше всего не хватало в поездке?

— Домашней атмосферы и сна. До сих пор постоянно хочу спать. Но впечатления и эмоции, которые испытал, стоят таких усилий.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.

Версии