Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Питер Сантенелло

Проверено на себе

Питер Сантенелло: "В Украине я научился копать колодец, косить траву и... есть лягушек"

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

30.08.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный американский блогер и путешественник поделился с «ФАКТАМИ» впечатлениями от лета, проведенного в селе Осипенко Запорожской области

Питер Сантенелло объездил почти весь мир. В отличие от тех, кто путешествует автостопом, ночует где придется и в каждой стране устраивается на подработку за еду, Питер подошел к вопросу обстоятельно. Он создал в Сан-Франциско компанию по обслуживанию элитных автомобилей, самолетов и кораблей. Дистанционно управляя ею, американец имеет возможность безбедно жить, свободно передвигаться по миру, каждый раз пробуя себя на прочность.

Последняя предпринятая им авантюра — лето в селе Осипенко Запорожской области. О том, как выживал в украинской глубинке, не зная языка, как справлялся с тяжелой физической работой и непривычной диетой, путешественник рассказал «ФАКТАМ».

С Питером мы встретились в центре Киева, в одном из его любимых кафе. 40-летний мужчина выглядел как картинка из модного журнала: стройный, подтянутый, с наголо обритой головой, в легких брюках и кожаных туфлях, с аккуратным маникюром. Поверить, что последние месяцы этот человек косил траву, копал колодец и пропалывал огород, невозможно.

Питер немного говорит по-русски. Здоровается, спрашивает: «Как поживаете?» — и делает заказ: овощное рагу и крепкий черный чай. Отвечая на вопросы, переходит на родной язык.

— Вы всегда мечтали путешествовать?

— Мне с детства было интересно увидеть мир, узнать, как живут другие люди. Но я понимал: чтобы позволить себе это, нужно стать финансово независимым. Первый бизнес я организовал, когда мне было восемь лет. Помогал соседям в саду, покупал в магазине какие-то мелочи и перепродавал их. В восемнадцать лет у меня уже была своя компания. Но жить так, как большинство моих соотечественников, работая с девяти до пяти часов, имея две недели отпуска и не выходя из круга интересов «работа-дом-кредит», я не хотел. В Америке даже студенты думают о своей пенсии. Вся нация живет словом «завтра», теряя то, что здесь и сейчас.

Я вырос в обычной американской семье. Отец всю жизнь работал, никогда не путешествовал. Четыре года назад он умер от рака головного мозга. С двумя старшими братьями я неплохо ладил, но по-настоящему близки мы были только с матерью. Она знала, что моя сокровенная мечта — посмотреть мир. И поддерживала меня во всем. В 24 года я поехал в свой первый тур по Европе. Думал, он продлится семь месяцев, но все затянулось на два года, в течение которых я объездил более пятидесяти стран.

— Какая из них произвела на вас самое сильное впечатление?

— Грузия. С ее песнями, потрясающими блюдами, радушными людьми. Таджикистан, где переплетаются традиции тюрков, персов, иранских народностей. Украина. Впервые я приехал сюда тринадцать лет назад, но был тогда только в Крыму — Евпатория, Ялта, море, ночные клубы. Конечно, судить по той поездке об Украине — все равно что утверждать, что знаешь Египет, отдохнув недельку в Шарм-эль-Шейхе. Второй раз я побывал в Киеве пять лет назад, а прошлым летом приехал сюда из Рима. Тогда в Украине как раз отдыхали мои американские друзья. Думал побыть тут пару дней и вернуться в Италию через Восточную Европу. Но влюбился в Киев и не смог уехать.

— Наверное, до приезда в Украину вы, как и многие иностранцы, думали, что Украина — это борщ, сало, братья Кличко и Чернобыль.

— В моих жилах, кроме немецкой и итальянской, течет и украинская кровь. Моя прабабушка — киевлянка. Бабушка, хоть по национальности тоже украинка, выросла в США. Какие были ассоциации с Украиной? Борщ. Расписанные пасхальные яйца. Аккордеон. На нем бабушка заставляла заниматься моего отца, который потом так возненавидел этот инструмент, что разбил его об землю.

О Чернобыле я, конечно, тоже знал. И уже успел туда съездить. Одни отправляются на Бали или в Гималаи, чтобы найти себя, понять, в чем смысл жизни. Для меня таким местом стала Украина, и в частности Чернобыль. Это история жуткой трагедии и отваги героев-пожарных, которые ценой своих жизней спасали человечество. Там реально происходит переоценка ценностей.

Что касается Киева, то он меня действительно потряс. Жизнь здесь недорогая, расположение очень удобное (два часа на самолете — и ты хоть в Париже, хоть в Стамбуле). Женщины прекрасные, а город настоящий, с богатой древней историей. В отличие от «законсервированного» Рима, Киев молодой, энергичный, меняющийся, противоречивый. Жуткие развалюхи стоят рядом с модными креативными кафе, на улицах одни люди — с холодными лицами и поджатыми губами, другие — с улыбками. Самое приятное, что те, кто улыбается, делают это не просто из вежливости, а потому что им этого хочется.

— Почему вам в принципе пришла в голову мысль ехать в страну, где идет война?

— Знаете, в мирном Чикаго криминогенная ситуация гораздо хуже, чем в Киеве. В Сан-Франциско я ежедневно видел на улице сумасшедших, кричащих или плачущих людей. В Киеве только однажды наткнулся на безумца. Здесь вообще ощущаешь себя гораздо безопаснее, чем в Америке.

Что касается войны на востоке Украины, я понимаю, почему она началась. Ваша страна — центр Европы, лакомый кусок для других государств. Сейчас здесь скрещиваются политические интересы олигархов. Любая война — это игры без правил. Россия нарушила государственные границы Украины. Америка бесцеремонно нарушает границы Сирии, нападая на нее, как стервятник. Я в этом вопросе наше правительство совершенно не поддерживаю. Причина любой войны всегда одна: деньги. Они крутят миром. А политики просто манипулируют людьми, которые погибают из-за чужих интересов.

— Независимо от политической подоплеки, украинские солдаты, идущие на войну, просто не могут поступить иначе. Это их земля, их дома, их семьи.

— Конечно. Если бы речь шла о защите моего дома и моей семьи, я сделал бы так же. Но воинам всегда преподносят цель войны как нечто великое. Американские солдаты, посланные в Афганистан, были уверены, что воюют за свободу и спасение мира. На самом деле это была просто борьба США за контроль над нефтью (в Каспийском регионе. — Авт.).

Я хотел бы поехать в зону АТО. Не воевать, конечно, а просто увидеть, как живут люди, поговорить с ними.

Знаком с некоторыми переселенцами с востока страны. Это удивительные люди. Например, моя помощница Катя. Она родом из Авдеевки. Впервые поговорив с ней, я увидел огромный потенциал. Горящие глаза, работоспособность, ответственность. Катя верит в то, что делает, и не жалеет сил. Мне кажется, для нее нет ничего невозможного. Она может до ночи переводить, вести переговоры, глубоко вникая в суть вещей, быть требовательной к себе и другим. И при этом ей всего 17 лет! Именно Катя нашла ту семью, в которой я жил последние шесть недель. Супруги Анна и Валерий и трое их деток — тоже переселенцы из Авдеевки. Три года назад их дом разрушил снаряд, и они переехали в Осипенко — поселок в 16 километрах от Азовского моря.

Нигде в мире я не встречал более гармоничной и дружной семьи. В их жизненных обстоятельствах они вполне могли бы просыпаться с мыслями: «Мы в нищете. Война забрала у нас дом, работу. Все плохо, жизнь утратила смысл». Но они радуются каждому прожитому дню и благодарят за него Бога. Валерий когда-то был алкоголиком и наркоманом, у него сломана челюсть от частых драк. Я не религиозный человек, но за последние шесть недель понял, что вера может полностью перевоплотить человека. Теперь это прекрасный семьянин, отличный отец.

Его жена Анна веселая, добрая, смелая женщина. Она запросто может убить огромного паука, отлично готовит, поет, играет на пианино. У них прекрасные дети: Макс перешел в девятый класс, Марку два годика, Алисе шесть лет, она мой лучший друг. Эта девочка заставила меня захотеть своих детей. Алиса никогда не плачет. Не потому, что она замкнутая и прячет чувства, а потому что она по-настоящему счастлива. В своем блоге я показываю эту семью миру, чтобы люди поняли: несмотря на проблемы, войну и отсутствие денег, можно жить интересной полноценной жизнью.

— В поселке Осипенко вы косили траву, копали колодец. Такая работа внове для вас?

— Да. И моментами было непросто. Как физически (показывает лопнувшие мозоли на руках. — Авт.), так и психологически. Находиться внутри глубокой ямы и копать колодец — не самое комфортное чувство. Хочу отметить, что Валерий с Анной не заставляли меня работать, я сам вызывался. Хотя и делал это в более щадящем режиме, чем они. Например, вставал не в пять утра, а в семь. Но наравне с ними косил, копал, пропалывал, кормил коз. Попутно пытался учить русский язык (не украинский, потому что в Киеве и в Осипенко многие говорят по-русски, к тому же я планирую побывать в русскоговорящих странах). Поначалу было очень сложно объясняться, потом я начал многое понимать. В основном, конечно, благодаря Алисе — она стала моим учителем. Мы вместе читали книги, малышка называла мне предметы обихода, исправляла произношение.

С собой в Осипенко я взял учебник по русской грамматике, но заниматься получалось редко: тяжелая физическая работа, съемки видео для блога, изматывающая жара, от которой закипает мозг. А еще непривычная низкопротеиновая диета. Я все время мечтал о стейке. Валерий с Анной в основном едят картошку, мяса практически не употребляют.

— За исключением улиток и жареных лягушек, которых вы вместе с хозяином дома ловили на болоте.

— Да, это было прикольно. И, кстати, довольно вкусно. Во Франции, например, лягушачьи лапки — национальное блюдо. Вообще, я в еде непривередлив. Люблю украинский борщ, вареники. И шелковицу — в Осипенко ее много. Еще каждый день я бегал в местный магазин и покупал шоколад, который очень люблю.


*"Нигде в мире я не встречал более дружной и гармоничной семьи", — говорит Питер Сантенелло о супругах Валере и Ане, приютивших его на лето в селе Осипенко. На фото (слева направо) — Питер, старший сын хозяев Максим, его родители и сестричка Алиса

— В семье, где вы жили, нет колодца, Валерий и Анна набирают воду у соседей. Туалет на улице, скудное питание, бедность. Как вы справлялись со всем этим?

— Во-первых, я много путешествовал и неприхотлив в быту, — рассказывает Питер. — Да, я спал на старенькой кровати, мылся в ванне без водоснабжения и слива, вычерпывая после себя грязную воду. Жить без воды вообще очень трудно. Не представляю, что Валерий с Анной делают зимой. Именно поэтому я захотел помочь им, выкопать в их дворе хороший глубокий колодец и поставить туда мощный насос. Сами они не могут себе такое позволить, это слишком дорого. Да, в Осипенко трудные условия жизни, но это не бедность, поверьте мне. Там есть картошка, чистая вода (пусть даже и соседская), электричество. Это несравнимо, например, с Индией. В Бомбее (современный Мумбаи. — Авт.) люди спят на голой земле, вообще не имея доступа к чистой воде. И каждый день борются за выживание.

— Как среагировали на ваше решение поехать в украинскую глубинку ваши близкие и читатели вашего блога?

— Мама одобрила. Она была в Украине два месяца назад. Ей очень понравилось.

Подписчики тоже в восторге от этой страны. Они ведь воспринимают ее через мою призму, видя, что я работаю, гуляю, плаваю, наслаждаюсь жизнью. Если бы сидел, ел сало и пил водку, они считали бы, что украинцы так и живут. Хотя, надо признаться, алкоголиков здесь очень много. Более 70 процентов жителей Осипенко пьют по-черному.

— Сами вы не употребляете алкоголь?

— Нет. Но так было не всегда. Раньше я тоже мог выпить, потом отказался от спиртного, и моя жизнь стала лучше. Сейчас у меня другие интересы — экстрим, путешествия. Мечтаю достроить Валерию и Анне колодец. Объявил среди друзей сбор средств для этой семьи — хотел бы, чтобы у них в доме были ванна, туалет, водопровод. Хочу собрать Максиму деньги на учебу в колледже — он очень умный парень. Еще для меня важно, чтобы эту семью, которая открыла мне свои двери и свои сердца, никто не обидел, не унизил. На них ведь сейчас смотрят тысячи людей по всему миру. И я несу за это ответственность.

Открытость вообще отличительная черта украинцев. В Германии или Америке люди погружены в себя. В аэропорту или зале ожидания обмениваются общими, ничего не значащими фразами. В Украине попутчики в плацкарте (это слово Питер говорит по-русски. — Авт.) впускают незнакомых людей глубоко в душу, делятся личными переживаниями, разговаривают о насущных проблемах. Еще меня поражает уровень образованности вашей молодежи. Здесь не редкость двадцатилетний программист, который, кроме знаний в своей сфере, может запросто поговорить о религии, геополитике, философии, истории. И часто на нескольких языках.

— По этой причине многие американцы с удовольствием нанимают наших специалистов на работу.

— Это правда. Один из моих друзей в Сан-Франциско работает над стартапом в Киеве. Он нанял местную молодежь, семь человек. Это высококвалифицированные специалисты, которые обходятся ему гораздо дешевле американских работников. Он хороший босс, заботится о подчиненных, они довольны, и он счастлив. Второй мой друг, предприниматель из Сан-Франциско, говорит: «Хочешь сделать бизнес — ищи место наименьшего сопротивления». Он считает Киев очень привлекательным и выгодным городом для бизнеса. Здесь отличные специалисты, низкие налоги. Единственное, чего не хватает для процветания вашей страны, — хорошего руководства.

— В Бердянске у вас тоже был бизнес. Правда, всего на один день…

— Да, это был интересный опыт. Я ходил по пляжу и предлагал: «Горячая, свежая кукуруза». Конечно, с акцентом. Люди сначала присматривались, потом пошли на контакт, стали покупать. А через полчаса ко мне подошел парень и что-то стал спрашивать, требовать. Я не очень понял, что именно. Но, наверное, я зашел на его территорию. Потом он позвонил своему шефу, видимо, главному пляжному мафиози. Валерий взял трубку и все разрулил. Они договорились, что у меня есть два часа, чтобы распродать кукурузу, уйти и никогда не возвращаться. Да, это действительно был незабываемый опыт. Но я не думаю, что когда-нибудь еще буду продавать кукурузу в Бердянске. Да и вообще где бы то ни было.


*"Подписчики моего блога в восторге от Украины. Они видят, как я работаю, гуляю, плаваю, наслаждаюсь жизнью", — говорит американский путешественник

— Слышала, что в Киеве вы встретили свою любовь.

— Три месяца назад у меня появилась девушка. Наталья работает в «Норвежских авиалиниях». Она мудрая, спокойная и прекрасно балансирует мою неуемную энергию. В отличие от многих других украинок, Наталья не хочет уезжать из своей страны.

— Как же вы планируете совместную жизнь? Вы продолжите путешествовать по миру, а жена будет ждать вас в Киеве?

— Я пока не собираюсь жениться. Может быть, когда у меня появятся дети, я изменюсь. А по поводу путешествий… Было бы здорово ездить вместе с любимой женщиной. Хотя иногда мне определенно хочется путешествовать одному, взяв с собой только камеру. Но ведь есть тип отношений, когда мужчина и женщина живут в разлуке по полгода и это обоих устраивает. Правда, не каждый человек на такое пойдет.

— В какую страну вы планируете ехать в следующий раз?

— В Сирию. Там живет подруга моих друзей. Она выросла под влиянием родителей, которые все за нее решали. Когда началась война, эта девушка вдруг осознала, что жизнь одна и только от тебя зависит, как ее прожить. Она осуществила свою мечту, стала талантливой и востребованной актрисой, нашла свою любовь. Я хочу рассказывать такие истории в своем блоге petersantenello.com, показывать миру этих невероятных людей, менять отношение окружающих к себе и своей жизни. Это моя главная цель.

Через несколько дней после нашей встречи Питер Сантенелло снова вернулся в Осипенко, где продолжает снимать видеоролики для своего блога. Посмотреть, чем он делится со зрителями, вы можете, зайдя на его страничку в YouTube.

Фото из соцсети «Фейсбук»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух одесситок: — Как вы думаете, наша Розочка станет певицей или танцовщицей? — Думаю, танцовщицей. — Вы видели, как она танцует? — Нет. Мы слышали, как она поет...

Версии