ПОИСК
Події

Независимость и чувство собственного достоинства ребенка-инвалида, казалось бы, немыслимые в его положении, сразили американку наповал

0:00 2 червня 2001
Інф. «ФАКТІВ»
Димочку, родившегося без пальчиков на руках и с усеченной ножкой, родители оставили в роддоме. И только благодаря чуткости и заботе сотрудников Криворожского Дома ребенка и собственной жизнестойкости мальчик получил шанс обрести семью

В ту ночь тревожное ощущение надвигающейся беды охватило медперсонал родильного отделения городского роддома N1. Его усиливал беспрестанный мелкий дождь, барабанивший в окна и тоскливый вой собаки, доносившийся из частного сектора. Но роды у 19-летней женщины, приехавшей рожать своего первенца из Кировоградской области в Кривой Рог, проходили нормально. До тех пор, пока врачи не приняли младенца, вид которого привел их в ужас. Малыш родился без пальчиков на руках, вместо которых на одной ручке было два рудимента с одной фалангой, а на другой -- всего один. На левой ножке ребенка отсутствовали треть голени и стопа. Казалось, что его вытянутая голова с огромными голубыми глазами принадлежит какому-то химерному существу с другой планеты, невесть каким образом попавшему на нашу грешную землю.

Когда Дима сделал первые шаги, а потом… побежал, все застыли от изумления

-- После того как Диму Чижикова (имя и фамилия ребенка изменены. -- Авт. ) обследовали врачи, оказалось, что его организм функционирует нормально. Невропатолог дал заключение, что ребенок практически здоров, -- рассказывает заведующая отделением новорожденных городского роддома N 1 Валентина Кубрак. -- Что же послужило причиной возникновения таких физических дефектов, определить было сложно. Родители мальчика были молоды, поэтому не возникло необходимости консультироваться в Межобластном центре медицинской генетики и перинатальной диагностики, который находится в Кривом Роге и обслуживает семь областей Украины. Мама мальчика всю беременность прилежно посещала врача. Роды прошли без осложнений. Конечно, для нее и ее супруга случившееся было трагедией. Через неделю родители Димы написали отказ от ребенка.

Если бы Диминой мамой была зрелая женщина, а у таких мам другое мироощущение, другая мера ответственности, она бы его забрала. В этом же случае, по-видимому, сыграла роль возрастная незрелость супругов. Кроме того, родителей таких детей зачастую пугает мысль, что лечение и восстановление нарушенных функций будет дорогостоящим, что ребенок останется не только физически, но и психически неполноценным, будет страдать. Ведь заранее сложно сказать, каким вырастет такой младенец. И все же мы надеялись, что родители мальчика передумают. В течение двух-трех месяцев они могут изменить свое решение и забрать ребенка из Дома малютки -- такие случаи были. Но, к сожалению, с Димой этого не произошло.

Будто почувствовав, что надеяться теперь ему не на кого, малыш стал жадно цепляться за жизнь, приспосабливаясь к ней намного быстрее, чем иные домашние дети. Чижик, как прозвали малыша Чижикова воспитатели и врачи, переехал из роддома в криворожский Дом ребенка и стал стремительно обгонять своих сверстников в развитии. Младенец имел хороший аппетит, на вирусы и микробы не реагировал. Он первым в группе сел, первым среди других грудничков его возраста взял ладошками без пальчиков яркий разноцветный мячик, первым встал на ножки. Словно повинуясь заложенной в нем мощной программе выживания, кроха даже во время еды пытался урвать лишний кусочек. Съев свою порцию, Димка ловко забрасывал соску в тарелки товарищей, и, выудив ее оттуда, облизывал прилепившуюся к соске кашу, лучезарно улыбаясь ограбленным соседям.

РЕКЛАМА

Заметив, что другие дети едят самостоятельно, а его по-прежнему кормят с ложки, парень закатил настоящий скандал. Не зная, получится из этого что-нибудь или нет, воспитатели стали привязывать к кисти ребенка ложку. Малец в считанные дни научился ею орудовать, умудряясь ничего не проливать на стол. Потом приспособился брать кружку, с молниеносной быстротой разворачивать конфетки, убирать за собой посуду. В скором времени малыш делал почти все, что умели другие дети его возраста, у которых руки-ноги были целы. Конструировал, лепил из пластилина, пытался рисовать и даже играть на пианино. Но самым большим его достижением стало умение ходить.

Когда Дима, одна ножка которого была короче другой на двадцать сантиметров, в полтора года сделал несколько шагов по группе, а потом побежал, воспитатели застыли от изумления. Мальчик всегда кипел энергией, но такой поразительной настойчивости на пути к достижению цели от него никто не ожидал. Ведь наблюдая за тем, как ребенок пытается делать первые шаги в манеже и помогая ему, взрослые все же считали, что ходьбы ему не одолеть. Как опираться на ножку без голеностопа и стопы? Однако упрямец добился-таки своего, показав настоящий мужской характер.

РЕКЛАМА

«Мне нужно было время, чтобы устроить судьбу нашего Чижика»

Вскоре малыш самостоятельно преодолевал ступеньки, лазал по шведской стенке, участвовал во всех спортивных играх и театральных представлениях, красиво танцевал. А напроказив, Чижиков убегал так быстро, что его никто не мог догнать! Чтобы нежная кожа на короткой ножке не травмировалась, воспитатели и няни надевали на нее несколько шерстяных носочков. Но это, конечно, был не выход. Мальчика надо было протезировать. Ведь ходьба и бег «вперевалку» могли привести к искривлению позвоночника, другим дефектам. Однако протез на ножку, изготовленный в Днепропетровске, ребенку не подошел. Диме в нем было неудобно, и он отказывался им пользоваться.

-- За все время существования нашего заведения, а оно существует с 1944 года, такой малыш к нам попал впервые -- рассказывает врач-педиатр Дома ребенка Ольга Мосолова. -- Мальчик был окружен таким повышенным вниманием и заботой, что ему даже не приходило в голову переживать по поводу своих изъянов. Да он их еще и не осознавал. Дети тоже не обращали внимания на его дефекты, воспринимая своего товарища как единый целостный организм, что для психики ребенка очень важно. Несовершенство своих ручек-ножек Димочка осознавал разве что во время праздничных утренников, когда, не рассчитав движений во время танцев, он спотыкался и терял опору. Ребенок тихо садился на стульчик и глаза его наполнялись слезами. Смотреть без содрогания на это было невозможно.

РЕКЛАМА

Подходил срок перевода Димы в другое детское учреждение. Расставаться с ним всем было жаль. Ведь «сын полка», который воспитывался здесь с месячного возраста, за время пребывания в Доме ребенка расцвел, превратившись из младенца с пугающей внешностью в настоящего ангелочка со светлыми волосами, небесно-голубыми глазами и нежной застенчивой улыбкой.

-- У Димы доброе неозлобленное сердечко, невероятное обаяние и, что поразительно, хорошо развитый интеллект, что является редкостью среди детей с такими физическими дефектами, часто сопровождающимися задержкой психического развития, -- говорит директор Дома ребенка Елена Матвеенко. Поэтому нам и не хотелось такого интеллектуально сохранного малыша отдавать в Дом инвалидов, где много умственно неполноценных детей. Такая среда могла его загубить. Потерять Диму, после того как мы его выходили, дали толчок развитию его личности, было бы непростительно. Поэтому я направила просьбу в исполком продлить пребывание Чижикова в Доме ребенка до четырех лет (как правило, большинство воспитанников находится здесь до трехлетнего возраста. -- Авт. ). Мне нужно было время, чтобы успеть устроить судьбу нашего Чижика.

От мысли разыскать родителей мальчика Елене Евгеньевне пришлось отказаться. Возможно, увидев, каким красивым и талантливым стал их сын, они бы и забрали его обратно. Но даже во благо своего воспитанника, директор не имела права тревожить эту семью. Дима уже был не их ребенок, он принадлежал государству, и «звонок из прошлого» родители могли бы расценить как вмешательство в их частную жизнь. Оставалось надеяться только на то, что на Диму, который числился в картотеке Центра по усыновлению, куда стекались данные о сиротах со всей Украины, каким-то чудом обратят внимание бездетные пары. Для начала Елена Евгеньевна отослала в Центр по усыновлению новое красивое фото розовощекого бутуза вместо старого, сделанного еще в грудном возрасте, где Димка выглядел малопривлекательно. И, не дожидаясь результатов, стала атаковать украинских и иностранных усыновителей сама.

Увидев Диму, не собиравшаяся никого усыновлять американка решила заменить ребенку мать

Буквально каждой супружеской паре, приезжающей в Криворожский Дом ребенка и еще не определившейся с выбором, она показывала Чижикова. Однако, с жалостью глядя на изуродованные конечности малыша, усыновители отвечали отказом. Изъяны казались им столь тяжелыми, что они не решались брать на себя ответственность за судьбу мальчика. «Ну, тогда расскажите хотя бы о нем в своей стране», -- не отступала Елена Евгеньевна, надеясь, что за рубежом найдутся люди, которые захотят помочь ребенку.

Ожидая, пока приемные родители закончат процедуру усыновления, по группе бегали дети, уже нашедшие своих родителей, и только Диму, который прошел уже около двадцати «смотрин», никто усыновлять не хотел. Видя, как все время мамы и папы увозят других детей, а он остается, ребенок начал понимать: раз его никто не забирает, значит, с ним что-то не так. Малыш стал догадываться, что все дело в его некрасивых ручках и ножках, и начал их стыдиться.

Однажды в Дом ребенка приехали Джон и Мелани -- супружеская пара из Америки. Вместе с ними в Украину прибыла и их знакомая врач-педиатр Лора, которую супруги привлекли как консультанта для оценки состояния здоровья усыновляемого ребенка. Двухлетняя Катюша им понравилась сразу. Как обычно, вслед за Катюшей в кабинет директора привели и Димку. В последнее время малыш очень нервничал во время таких смотрин -- прятал ручки, закрывал ладошкой глаза, а однажды даже расплакался. Но увидев Мелани, и забыв, что его все время «бракуют», малыш дотронулся до нее и робко улыбнулся. Однако женщина, уже выбравшая другого ребенка, его не обняла, а только дружески похлопала по плечу. Каким-то чутьем уловив, что он снова не понравился, Дима отвернулся и, припадая на ножку, вышел из директорского кабинета.

Лора, ставшая свидетелем этого эпизода, долго не могла успокоиться. А на следующий день поймала себя на мысли, что ищет глазами вчерашнего мальчишку-инвалида среди других играющих на площадке воспитанников. Увидев, что незнакомка их рассматривает, дети насторожились. Сироты знали, что чужие люди тут появляются неспроста. Они обязательно становились чьими-то папой или мамой, поэтому главное -- добежать до них первым. Навстречу Лоре бросилось сразу четверо малышей, но только один из них, оттеснив соперников, добежал первым и обнял ее за ноги. Когда женщина поняла, что это тот самый мальчик, которого она видела в кабинете директора, у нее пошел по коже мороз.

Димка, первым заполучивший тетю-маму, то захлебывался от радости у нее на руках, то бежал к своим товарищам, паля из игрушечного пистолета и продолжая командовать каким-то боем. Он гордо оглядывался на Лору -- видит ли она его храбрость и ловкость? Конечно, он хотел ей понравиться. Но, Боже мой, с каким чувством собственного достоинства, он это делал! Это дитя не заискивало, не требовало, не плакало. Оно существовало с легкостью ручья, бегущего по камешкам своим, только ему ведомым, путем. Возможно, эта светлая независимость больного ребенка, казалось, немыслимая в его положении, и сразила американку наповал.

Они провели вместе четыре упоительных дня -- обнимались, фотографировались, объедались сластями. Это была любовь с первого взгляда. В Америке у Лоры трое своих здоровых детей -- девяти, семи и пяти лет. Но трехлетний украинский мальчик-инвалид задел в ней что-то такое, что мысль расстаться с ним казалась ей невозможной. Женщина благодарила Бога за то, что друзья взяли ее с собой в Украину. Ведь они могли с Димочкой не встретиться!

Уезжая, она объявила о своем намерении собрать в своей стране все необходимые документы и усыновить мальчика. Процедура сбора документов в Америке занимает около четырех месяцев. За это время могло многое измениться, человек мог передумать или отложить на неопределенный срок усыновление, мало ли какие обстоятельства бывают в жизни? Ведь было же, что Димой заинтересовался один иностранец, пообещал провести его лечение и куда-то пропал. Поэтому воспитатели, из суеверия, решили зря об усыновлении Димы не вспоминать.

«Делу ребенка, признав случай уникальным, везде давали зеленую улицу»

Письмо от американки пришло очень быстро. Лора не хотела ждать, пока закончится процедура усыновления и она сможет начать лечение ребенка. Мальчика нужно было протезировать как можно скорее. Она вышла на детский фонд штата Флорида, который согласился оказать финансовую поддержку в медицинской реабилитации малыша.

«Его левая рука будет реконструирована для приобретения необходимых функций, -- скрупулезно перечисляла Лора этапы протезирования в письме к директору Дома ребенка. -- Это будет делать хирург, специалист в области конечностей. Его правая рука также будет добавлена протезом, который позволит ему использовать инструменты для принятия пищи, письма и т. д. Его правая нога будет снабжена протезом, который приведет нагрузку на бедра в равновесие, и позволит ребенку в полной мере ходить и бегать».

Собрав все необходимые для лечения Димы документы, и полагая, что этого достаточно, чтобы увезти его с собой, Лора отвела на свой повторный визит в Украину сутки. Она прилетала шестого мая, а седьмого собиралась улететь в Америку вместе с Димой, которому тоже был куплен билет. В Доме ребенка готовились к ее приезду, поэтому часть документов была оформлена загодя, но оформление некоторых бумаг требовало физического присутствия американки. Кроме того, в Министерстве здравоохранения Украины необходимо было получить разрешение на медицинскую реабилитацию сироты-инвалида в чужой стране.

По словам директора Дома ребенка Елены Матвеенко, везде -- в Криворожской горадминистрации, в областном управлении здравоохранения, на приеме у республиканского ортопеда, в Минздраве «делу Чижикова», признав случай уникальным, мгновенно давали зеленую улицу. Специально созданная для решения этого вопроса комиссия Минздрава, дала разрешение на проведение реабилитации и протезирования Димы Чижикова в США.

И все же за сутки всего было не успеть. Некоторых документов не хватало. Кроме того, по украинским законам сирота мог уехать на лечение в другую страну только в сопровождении опекуна-воспитателя. Ведь американка еще не усыновила Диму и была лишь «принимающей стороной».

-- Даже, когда оставался час до отлета самолета, Лора не верила, что улетит одна. А когда это поняла, так плакала, так прощалась с ребенком, что мы не могли на это смотреть, -- вспоминает душещипательную сцену старший воспитатель Раиса Зайцева, которая будет сопровождать Диму в Америку. -- Димочка решил, что его в очередной раз бросают. Но мы успокоили малыша и сказали, что мама нас будет ждать в Америке, куда мы скоро тоже полетим.

Сегодня в Доме ребенка у всех приподнятое настроение. Формальности, наконец, соблюдены и на следующей неделе Дмитрий вместе с воспитателем Раисой Максимовной улетает в Америку. Они должны вернуться 21 августа. Вместе с ними прилетит в Украину и Лора, которая, собрав все необходимые документы, начнет процедуру усыновления.

На этой многообещающей ноте, пожалуй, можно и закончить первую «серию» трогательной истории о том, как усилиями многих неравнодушных людей, ребенок, изначально обреченный на жалкое существование, получил шанс изменить свою жизнь. «ФАКТЫ» и в дальнейшем намерены отслеживать судьбу необычного криворожского мальчика. Пожелаем же Димке и всем, кто переживает за него, удачи!

 


338

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів