БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Конструктор котин ко дню бракосочетания с дочкой ворошилова подарил будущему тестю новый танк, названный именем наркома

0:00 22 сентября 2000 898
Александр ГОРОХОВСКИЙ «ФАКТЫ»

На днях исполняется 60 лет с момента создания первого в мире серийного тяжелого танка

«Закончился третий день операции «Барбаросса», -- писал в своем дневнике командир 6-й немецкой танковой дивизии генерал-майор Ландграф. -- Мне тяжело и трудно в этом признаться, но вот уже сутки, как наступление моей дивизии полностью застопорилось. Нет, перед нами не полки и мехкорпуса противника, не сотни бронемашин и тысячи солдат. Дорогу 6-й дивизии преградил один русский танк неизвестной конструкции. Его броню не может пробить ни один танковый или артиллерийский снаряд. Обеспечение частей нарушено полностью. У солдат вторые сутки не было во рту ни крошки. Танки стоят без горючего. Артиллеристы постоянно обстреливают странный танк. Но стоит нам только двинуться вперед, как это бронированное чудовище оживает и начинает сеять смерть вокруг себя. Не видя выхода из ситуации, я принял решение запросить штурмовую авиацию… ».

Странным танком оказался советский тяжелый сухопутный дредноут КВ. Встретившись впервые с такими бронированными монстрами, немцы были поражены их мощью, так как сами не имели ничего подобного даже в проектах. Но судьба этого легендарного танка и людей, создавших его, трагична и драматична. Уникальная машина, которой не было равных в мире, в очень короткое время превратилась из флагмана бронетехники в анахронизм. Сегодня мы попытаемся рассказать о малоизвестных фактах из истории создания этой боевой машины.

Один танк против дивизии

Описанный в дневнике немецкого генерала случай стал легендарным. Перекрыв дорогу, по которой продвигалась уже упомянутая 6-я танковая дивизия немцев, советская боевая машина сначала расстреляла колонну грузовиков, обеспечивавших дивизию пищей, боеприпасами и топливом. Командир дивизии приказал расстрелять танк. Целая батарея немецких противотанковых пушек в течение двадцати минут обстреливала одинокий КВ. Но как только орудия замолчали, советский танк ожил и тремя выстрелами разнес всю батарею в щепки. Ни один немецкий снаряд не повредил наш танк. По приказу раздосадованного генерала на позиции выкатили более мощное орудие, но не успели установить -- КВ уничтожил и его. Наступил вечер. Генерал послал саперов с фугасами подорвать танк. Саперы скрытно заложили взрывчатку, но взрывы лишь повредили гусеницы и шасси. Бронированный колосс по-прежнему стоял в лесочке у дороги, готовый в любой момент открыть огонь. Вечером командир дивизии генерал Ландграф решил обратиться за помощью к летчикам штурмовой бомбардировочной авиации, запросив целую эскадрилью для уничтожения одного--единственного танка. Однако ему отказали, да еще и высмеяли.

На следующий день немцы предприняли отчаянную попытку уничтожить противника. Собрав остатки горючего, генерал бросил против одинокого КВ двадцать три легких танка. Как рой пчел, они бросились на «Клима». Немцы обстреливали танк со всех сторон, но их снаряды отскакивали от брони КВ. Советские танкисты тем временем успели подбить четыре немецких танка. Но оказалось, что немцы проводили отвлекающий маневр. Пока их танки отвлекали внимание, артиллеристы выкатили на позиции новые мощные пушки и открыли огонь. Когда экипаж КВ заметил пушки противника, было уже поздно -- несколько мощных снарядов, выпущенных прямой наводкой, все же пробили броню. Танк замолчал. Немецкие пехотинцы и танкисты бросились к застывшему КВ, принялись открывать люк. Но неожиданно для всех башня танка начала поворачиваться, пушка стала наводиться на цель. Раздался выстрел -- в воздух взлетела немецкая пушка. Все бросились от танка врассыпную, однако двое солдат не растерялись и швырнули в образовавшийся в броне пролом пару гранат. После взрыва чудовищной силы «Клим» замолчал навсегда. Но еще более суток немцы осматривали чудо-танк, не веря в то, что такие машины могут существовать.

За два года устаревший КВ превратился в груду металла

Советский тяжелый танк КВ (»Клим Ворошилов») наряду со знаменитым Т-34 стал легендой мирового танкостроения в годы Второй мировой войны. Но Т-34 судьба уготовила долгую жизнь (в некоторых странах третьего мира «тридцатьчетверка» и по сей день эксплуатируется в войсках, а в российской армии танк сих пор числится в боевом составе, так как ни один министр обороны России не издавал приказа о снятии его с вооружения). А жизнь КВ сложилась более драматичн. На момент создания и в первые два года Великой Отечественной войны «Клим» не имел себе равных на поле боя, так как не все немецкие танки дотягивали по своим основным техническим параметрам даже до средней тридцатьчетверки. А куда уже им было тягаться с сорокапятитонным КВ, броню которого не могла пробить практически ни одна пушка, имевшаяся на вооружении вермахта. Бронебойные снаряды немецких противотанковых орудий оставляли на броне «Клима» лишь царапины. Для борьбы с танком немцы использовали мощную длинноствольную зенитную пушку, так как других средств борьбы с советским бронированным монстром они найти не могли. Зато когда в 1942 году на поле боя вышли знаменитые немецкие тяжелые танки «Тигр», КВ моментально оказался устаревшим, так как и по вооружению, и по бронированию, и по другим техническим параметрам он значительно уступал новому танку противника.

Конструктор Котин подарил танк Ворошилову к свадьбе

Принято считать, что идея создания мощного тяжелого танка КВ принадлежит известному конструктору Котину. На самом деле танк придумала группа конструкторов-практикантов Московской военной академии механизации и моторизации, которые работали в КБ Котина. Они и разработали конструкцию будущего сухопутного броненосца. Практиканты успешно защитили диплом по своему изобретению (схема однобашенного тяжелого танка в начале сороковых действительно была новаторской, так как в мировом и советском танкостроении преобладала мода на многобашенные бронированные тяжелые танки). После защиты диплома молодые специалисты снова вернулись к Котину. Конструктор предложил им использовать свои идеи при разработке нового тяжелого танка, на который уже поступил заказ правительства. И надо сказать, что их конструкция была столь удачна, что новый КВ отличался от старого лишь мелкими деталями да коробкой передач и был готов уже через месяц.

Но к тому времени он еще не имел названия КВ -- «Клим Ворошилов». Такое имя танку дали с подачи Котина. Почему именно «Клим»? Многие историки утверждают, что танк получил имя наркома обороны, так как Котин вот-вот должен был стать его зятем. И, чтобы польстить будущему высокопоставленному тестю, преподнес такой вот именной свадебный подарок. Злые языки придумали даже другую расшифровку аббревиатуры КВ -- «Котин Ворошилову».

Гениальный танк похоронили закулисные интриги

В судьбе КВ было много удивительных моментов. Первый образец построили еще в 1939 году, а сам танк был принят на вооружение Красной армии 19 декабря того же года. Но почти год эта уникальная боевая машина существовала только в единственном экземпляре.

Несмотря на то, что «Клим» обладал рядом достоинств, его ахиллесовой пятой были плохая ходовая часть и слабая пушка. Пушкой были недовольны многие военные. Резонным был вопрос: зачем вооружать тяжелый танк пушкой того же калибра, что и средний Т-34? Но Котин был категорически против модернизации КВ новой пушкой, несмотря на то что она уже была готова. Как утверждают исследователи, Котин, понимая, что первые «Климы» далеки от совершенства и что рано или поздно ошибки в конструкции станут известны, за что по головке не погладят, начал готовить проект нового танка КВ-3. Этот проект был совершеннее и предусматривал более мощную пушку. Конструктор, используя свои связи, добился того, чтобы танк КВ-3, существовавший только на бумаге, уже был рекомендован для принятия на вооружение. Более того, как только построили опытный образец, КВ-3 сразу же внесли в планы производства на 1941 год. Причем, если танки первых конструкций (КВ-1 и КВ-2) планировалось выпускать по 150--200 штук в месяц, то еще не испытанный КВ-3 -- по 500! Однако война внесла свои коррективы. КВ-3 вообще не производили.

Немцы показывали КВ-2 на военном параде в Берлине

Как уже говорилось, столкновение с советскими «Климами» вызвало шок у немецких солдат. Начальник генерального штаба вермахта генерал Гальдер писал в своем дневнике:»Наши конструкторы далеко отстали от русских. Они говорили, что невозможно создать и серийно выпускать тяжелый танк весом в 50 тонн. Но русские построили такой танк и выпускают его сотнями и тысячами. Особенно страдают от этих бронированных чудовищ наши доблестные пехотинцы, так как против них солдаты беззащитны. А встреча в открытом бою наших танков с русской машиной обычно заканчивается гибелью немецкого экипажа. Спасает ситуацию только то, что у русского танка никудышняя ходовая, и русские несут больше потерь вследствие поломок, чем от наших снарядов. Необходимо разработать инструкцию, в которой бы содержались рекомендации, как эффективно бороться с русским танком, а в каких обстоятельствах вообще не вступать с ним в бой, чтобы сохранить жизни наших солдат и танкистов».

Тревожные слухи о русском чудо-танке дошли и до Берлина. Руководство вермахта приказало в срочном порядке захватить несколько этих танков и продемонстрировать их в столице, дабы развеять слухи о его непобедимости. В январе 1942 года два танка КВ доставили в Берлин, где смогли отремонтировать только один. Его и показали, словно слона из басни Крылова, на военном параде в Берлине, а потом еще несколько дней катали по городу, развенчивая миф о непобедимости русского оружия.

Во время войны «Клим» демонстрировал чудеса живучести

Несмотря на недостатки самого танка и интриги вокруг него, в войсках (по крайней мере на начальном этапе войны) он приобрел хорошую репутацию у советских танкистов и недобрую славу у врагов. Первые прототипы танка были созданы во время советско-финской войны. Их сразу бросили в бой. Вот как описал танк в бою бывший командир экипажа КВ Иван Естратов в книге «Легендарный Клим»: «Мы продвигались вдоль линии огня противника в поисках цели. Из блиндажей по нам вели беглый огонь. Снаряды бьют о борт, словно молотком стучат. Обнаружив наблюдательный пункт противника, уничтожили его пятью выстрелами, расчистили проход пехоте. Внезапно завибрировала пушка, танк осыпало градом искр, снова о броню застучали снаряды. Остановились, подождали. В сторону вражеской батареи дали очередь из семи выстрелов. Батарея замолчала. Потом снова двинулись вперед. По пути взяли на буксир подбитый трехбашенный Т-28. Когда вернулись к своим, обнаружили что ствол пушки танка пробит в двух местах насквозь, но она все равно стреляла. Повреждено несколько траков гусениц, разбито два катка, но машина все же была на ходу. На броне башни мы насчитали 43 отметины от бронебойных снарядов, но ни один из них не пробил броню».

Любовь к «Климу» высокого начальства Красной Армии иногда переходила все границы. В уже упомянутой книге о танке КВ авторы приводят интересный эпизод. Генерала (впоследствии маршала) Мерецкова, который был во время советско-финской войны членом военного совета фронта, поразила живучесть нового танка. В мемуарах он писал:»С того времени (зима 1939--1940 годов) я полюбил КВ и всегда старался иметь их в своем распоряжении».

Любовь к танку Мерецков пронес через всю войну. Когда летом 1944 года Карельский фронт перешел в наступление на позиции финской и немецкой армий, Мерецков обратился лично к Сталину с просьбой усилить его войска хотя бы полком КВ. К тому времени «Клим» уже безнадежно устарел. Вместо него выпускался более современный и мощный ИС (»Иосиф Сталин»). Удивленный Сталин предложил более новые машины, но Мерецков настаивал на своем. Сталин махнул рукой, мол, дайте ему что он хочет. Так «Климы» тряхнули стариной и снова оказались на финском фронте, откуда и начинался их боевой путь. Правда, на этот раз об их неуязвимости и непобедимости уже никто не говорил.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров