История современности Чтобы помнили

Сын Александра Фадеева Михаил Фадеев: «Я первым обнаружил отца застрелившимся на даче в Переделкино»

16:29 9 июня 2011   22708
Александр Фадеев
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

55 лет назад покончил с собой известный советский писатель, автор романа «Молодая гвардия»

Автор известных романов «Молодая гвардия», «Разгром», «Последний из Удэге» Александр Фадеев в сталинскую эпоху больше десятилетия вершил судьбы советской литературы, возглавляя Союз писателей СССР. Казалось, в его жизни было все, о чем только можно мечтать: слава, власть, материальное благополучие, жена — красавица-актриса, дети…

А в 54 года, случилось это через несколько месяцев после разоблачения культа Сталина на XX съезде КПСС, Фадеев, которого считали причастным к репрессиям в среде советских писателей, добровольно ушел из жизни. Писатель застрелился из револьвера на даче в Переделкино. Обнаружил отца мертвым его 11-летний сын Миша.

В некрологе официальной причиной самоубийства Александра Фадеева назвали алкоголизм. И только в 1990 году было опубликовано предсмертное письмо писателя, адресованное ЦК КПСС, где он писал: «Не вижу возможности дальше жить, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии… Лучшие кадры литературы физически истреблены… Жизнь моя как писателя теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушивается подлость, ложь и клевета, ухожу из жизни. Последняя надежда была хоть сказать это людям, которые правят государством, но в течение уже трех лет, несмотря на мои просьбы, меня даже не могут принять». «ФАКТАМ» удалось разыскать сына Александра Фадеева Михаила Фадеева, которому сейчас 66 лет, и побеседовать с ним.

«Сталин лично позвонил отцу после написания «Разгрома»

— Михаил Александрович, каким вы запомнили отца?

 — Когда его не стало, я был еще совсем ребенком. Но, конечно, не забыть, с какой заботой он ко мне относился, как беспокоился о том, чтобы я много читал и узнавал. У нас была огромная библиотека.

— И что же он рекомендовал из нее?

 — Назиданий не было. Но и запретов тоже — что я хотел, то и читал. Мне нравились русская классика и приключенческая литература — Майн Рид, Жюль Верн, Стивенсон…

— Где вы бывали с отцом?

 — Часто ездили на рыбалку, купаться. Жили ведь больше на служебной даче отца в Переделкино. Готовила домработница. Родители полностью были поглощены работой.

— Вы первым обнаружили отца застрелившимся…

 — Да, но даже сегодня говорить об этом мне непросто.

— Накануне были какие-то тревожные предчувствия?

 — Ничего, что предвещало беду, я не чувствовал. За день до случившегося мы с папой ездили в Москву, вернулись поздно вечером. А на следующий день произошла трагедия. На похоронах отца я не присутствовал — меня оградили от всех траурных мероприятий, так как болел.

— Когда семья узнала о существовании предсмертного письма?

 — Его скрывали до 1990 года. Никто не знал о письме, в том числе мама (известная театральная актриса Ангелина Степанова. — Авт.). О смерти папы она узнала из газет в Киеве, куда прибыла, возвращаясь с гастролей в Югославии. Ее тут же вызвали в Москву.

— Отца называли «писательским министром». Как он попал на столь высокую должность? Назначил Сталин?

 — Думаю, да. Сыграло роль то, что Фадеев с 16 лет был убежденным коммунистом, являлся делегатом Х съезда, одним из руководителей РАППа (Российской ассоциации пролетарских писателей. — Авт.). Сталин, высоко оценив «Разгром», лично позвонил отцу после выхода романа. Они встретились… В 1939 году, практически перед самой войной, отец был назначен генеральным секретарем Союза писателей СССР. В военные годы он этой должности лишился и занял ее вновь в 1948-м.

*В 1939 году Александр Фадеев был назначен генеральным секретарем Союза писателей СССР. В военные годы он этой должности лишился и занял ее вновь в 1948-м

— Правда, что ваш отец неоднократно отказывался от этой должности, занять которую мечтали многие?

 — Он писал Сталину, что хочет уйти и полностью посвятить себя творчеству. Но… его не отпустили. Как коммунист отец обязан был исполнять волю партии, ослушаться не мог. Из предсмертного письма: «Созданный для большого творчества во имя коммунизма, с шестнадцати лет связанный с партией, с рабочими и крестьянами, наделенный богом талантом незаурядным, я был полон самых высоких мыслей и чувств, какие только может породить жизнь народа, соединенная с прекрасными идеалами коммунизма. Но меня превратили в лошадь ломового извоза, всю жизнь я плелся под кладью бездарных, неоправданных, могущих быть выполненными любым человеком, неисчислимых бюрократических дел».

«С Сергеем Михалковым отец не раз отправлялся на охоту и на рыбалку. Иногда брал с собой моего старшего брата»

— С кем из писателей отец дружил?

 — Часто бывали у нас дома Александр Твардовский, Константин Симонов, Сергей Михалков, Ираклий Андроников, Всеволод Иванов, Константин Федин… С Сергеем Михалковым отец не раз отправлялся на охоту и на рыбалку. Иногда папа брал с собой моего старшего брата.

— Кто из перечисленных писателей и поэтов был отцу ближе всего?

 — Наверное, Твардовский. Правда, перед смертью отца они сильно поссорились из-за того, что Фадеев участвовал в снятии его с поста редактора журнала «Новый мир». Время было очень сложное, противоречивое.

— Многое в голове не укладывается: Фадеев называл Анну Ахматову «пошлостью советской литературы» и он же хлопотал о жилье для нее, о Сталинской премии.

 — О премии он хлопотал в 1940 году, а порицал, выполняя генеральную линию партии, — после вышедшего в 1956 году ждановского постановления (в нем творчество Ахматовой и Зощенко было признано безыдейным. — Авт.). Иначе нельзя было. Чтобы высказать то, что отец думал на самом деле: «Литература погублена самоуверенно-невежественным руководством партии», ему пришлось застрелиться. Никто ранее таких слов не произносил. Учтите, что это было написано в 1956 году — до травли Бориса Пастернака.

— Отец был атеистом?

 — Конечно. Убежденным! Я некрещеный, так как и мама моя была неверующей.

— Ваши родители прожили в браке около 20 лет. Говорили, что у них были довольно сложные отношения, которые постепенно сошли на нет.

 — Отношения родителей нельзя назвать простыми. Две творческие личности, знаменитости… Но я в детстве их разногласий не видел и не чувствовал. Когда мама уезжала на гастроли, а отец отправлялся в Челябинск и Магнитогорск, работая над романом «Черная металлургия», они постоянно переписывались. Эти письма до сих пор у меня хранятся.

— Как они познакомились?

 — Это произошло в Париже, куда мама с Московским художественным театром в 1936 году отправилась на гастроли. А отец в это время во Франции участвовал в антифашистском конгрессе. Они встретились, полюбили друг друга и с тех пор не расставались. После смерти отца мама замуж не вышла, более того, я не видел каких-то ухажеров, хотя была она очень красивой и довольно еще молодой женщиной. Она была моложе отца на четыре года.

— Известно, что ваш отец был натурой увлекающейся. Одна из его муз — Елена Булгакова. А поэтесса Маргарита Алигер родила от него внебрачную дочь Марию. Неужели мама смотрела на все это сквозь пальцы?

 — Как видите, все прощала. Так складывалась жизнь. В писательско- актерской среде обычно много всего происходит…

— Но вы все-таки общались со сводной сестрой?

 — Общался и я, и брат мой (от первого маминого брака) Александр, которого папа усыновил и очень любил.

— Который был женат на Людмиле Гурченко?

 — Брат был много раз женат. Одной из его жен действительно была Гурченко.

— А первой женой вашего отца была писательница Валерия Герасимова. Ее внук Сергей Шаргунов недавно написал о Фадееве книгу «Между молотом и наковальней». Читали?

 — Не читал и незнаком с ним. С Валерией Герасимовой я тоже не был знаком. И о взаимоотношениях с ней отца практически ничего не знаю.

«К сожалению, многие сегодня уже не знают, кто такой Александр Фадеев»

— Чем отец увлекался, кроме литературы?

 — Круг интересов был очень широк. Дружил с художником Петром Кончаловским, композиторами Сергеем Прокофьевым и Дмитрием Шостаковичем, режиссером Сергеем Эйзенштейном.

— Что коллекционировал?

 — Любил книги. Став взрослым, я прочитал много книг с пометками отца — от Данте до Томаса Манна. Особый интерес отец испытывал к современной литературе. Коллекционером не был, а вот мама увлекалась стеклом, фарфором.

— И вы пошли по ее стопам, став антикваром и галеристом.

 — Это вышло случайно. Я работал в издательстве «Советский писатель», потом началась перестройка, издательство перестало существовать. Увлекся искусством, ведь по образованию я искусствовед.

— У вас дома есть вещи, которые напоминают об отце?

 — Конечно. Мамина квартира полностью сохранилась. Мебель, посуда, книги — все напоминает о родителях.

— Вам, антиквару, попадались на глаза — в каталогах, галереях или на аукционах — вещи, принадлежавшие вашему отцу?

 — Однажды встретились какие-то малосущественные письма к писателям — ничего любопытного в них я не обнаружил.

— Александр Фадеев часто бывал за границей?

 — Он был руководителем Всемирного совета мира, поэтому за рубеж выезжал довольно часто. Впечатлениями никогда со мною не делился, а вот игрушки из поездок мне привозил. Например, солдатиков, железную дорогу.

— В еде был гурманом?

 — Отец переболел болезнью Боткина, поэтому из-за проблем с печенью позволить гурманства себе не мог. Да и вообще не принято тогда это было.

— Как реагируют люди, узнавая, что вы сын автора «Молодой гвардии» Александра Фадеева?

 — При знакомстве меня практически никто не спрашивает, сын ли я писателя. К сожалению, многие сегодня уже не знают, кто такой Александр Фадеев.

— В вашей семье унаследовал кто-то писательский талант вашего отца?

 — Моя дочь занимается архитектурой, сын был актером, теперь преподает актерское искусство. Литературой не занимается никто…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Пятилетняя девочка приходит в новом розовом платье в детский сад. Воспитательница ее спрашивает: — Кто тебе такое красивое платье купил? Ребенок с гордостью отвечает: — Наревела!