БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Ситуация

«После ареста Слюсарчука меня вынудили уволиться из «Львовской политехники»

13:00 17 декабря 2011   2676
Александр Червоный
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Рассказывает молодой ученый Александр Червоный, работавший вместе со скандально известным Доктором Пи

Скандал из-за ареста в ноябре львовского профессора Андрея Слюсарчука по обвинению в подделке диплома о медицинском образовании и мошенничестве ударил по его коллегам-ученым — профессору Владимиру Пасечнику и Александру Червоному. Они совместно написали научный труд, который минувшим летом был удостоен премии Министерства образования Украины (150 тысяч гривен). В коллектив ученых также входил профессор Юрий Никольский.

«За выдвижение нашего научного труда на соискание Государственной премии проголосовал ректорат университета»

— Все члены научной группы были сотрудниками кафедры информационных систем и сетей Национального университета «Львовская политехника», — рассказывает молодой ученый, коллега профессора Слюсарчука Александр Червоный. — Как только пришло известие о присуждении нам премии Министерства образования, в газетах стали появляться статьи с обвинениями в адрес Андрея Тихоновича.

О том, что у него поддельные дипломы, что он говорит неправду о своем прошлом и якобы пользовался подсказками, устанавливая рекорды по запоминанию огромных объемов информации… Профессор очень из-за этого переживал, кричал: «Я цього не заслужив! Всi знають, скiлькох людей я витяг з коми, скiлькох поставив на ноги пiсля iнсультiв». Недаром говорят, что гении беззащитны, как дети. Он стал очень нервным, волосы взъерошены, уставшие глаза с покрасневшими белками, вид осунувшийся. Его нужно было постоянно утешать, говорить слова поддержки.

*После тренировки памяти по методике Слюсарчука Александр Червоный смог запомнить пять миллионов знаков числа Пи.

Вскоре после ареста профессора руководство «Львовской политехники» предложило мне написать заявление об увольнении по собственному желанию, а потом переписать его с другой формулировкой: «Прошу уволить по согласованию сторон». Мне объяснили, что член нашего творческого коллектива, руководитель кафедры Владимир Пасечник, уже подал заявление об уходе и я должен последовать его примеру, потому что у меня якобы нет в университете перспектив. Пасечнику хотя бы разрешили вернуться на должность преподавателя, меня же с первого декабря рассчитали окончательно. А ведь два с половиной месяца назад у нас с женой родился ребенок. Сейчас единственный человек в семье, имеющий работу, — теща. Мне пришлось регистрироваться на бирже труда.

Кстати, премию мы так и не получили. Пасечник и Никольский в число лауреатов не попали — оказалось, несколько лет назад они уже получали государственную премию, поэтому их фамилии вычеркнули из списка. В нем остались профессор Слюсарчук и я.

Комментируя львовскому телеканалу ZIK увольнение профессора Пасечника, ректор Национального университета «Львовская политехника» Юрий Бобал заявил:

 — Я пригласил его к себе и предложил уволиться с занимаемой должности в связи с событиями, которые описаны в газете «Экспресс». Пасечник воспринял это нормально и написал заявление об увольнении.

— Чему посвящена научная работа, за которую ваш коллектив был награжден премией Министерства образования Украины? — обращаюсь к Александру Червоному.

 — Речь идет о технологиях помещения в электронные базы данных сверхбольших объемов информации и ее последующего воспроизведения. На соискание Государственной премии работу выдвинула наша кафедра. Некоторые разделы, над которыми трудился профессор Слюсарчук, имеют гриф «секретно». За выдвижение этого исследования на премию проголосовал ректорат «Львовской политехники». Затем вопрос рассматривался комиссией в Киеве, в которую вошли ученые из всей Украины.

 — Хотя бы в общих чертах расскажите, что секретное привнес в работу Слюсарчук?

 — Я не отношусь к кругу лиц, которые знают эту тайну.

«Десять лет назад на лекции Слюсарчука по психологии приходили не только студенты, но и преподаватели»

— Профессор установил рекорд, запомнив 30 миллионов цифр числа Пи, а вы, его ученик — пять миллионов цифр этого числа. Вам удалось сохранить навыки запоминания больших объемов информации, которым он вас обучал?

 — Без помощи профессора я не смогу запомнить больше, чем обычный человек, — отвечает Александр Червоный. — И вряд ли сейчас воспроизведу то, что запоминал, работая с Андреем Тихоновичем (например, те же пять миллионов цифр числа Пи). Но с ним, думаю, мне это было бы под силу. Дело в том, что профессор вводил меня в особое психологическое состояние, которое называется трансовым (это, кстати, гарантирует, что я не смогу передать кому-либо технологию без согласия автора). В трансовом состоянии память действительно, как губка, впитывала лавину информации, и я мог эти сведения воспроизвести. Подобная методика помогала мне в учебе, особенно при подготовке к экзаменам.

Профессор защищал мой мозг от возможных негативных последствий экспериментов с памятью. И все же со временем у меня появились головные боли, начало скакать артериальное давление, возникла повышенная тревожность, пропал сон. Поэтому решил: лучше буду обычным человеком, но здоровым. Но это не поссорило нас с профессором, я считаю его своим старшим товарищем и поныне.

Хочу сказать по поводу обвинений профессора в том, что во время публичных демонстраций возможностей своей памяти он якобы пользовался подсказками, которые получал от помощников через микронаушник. «ФАКТЫ» недавно опубликовали интервью людей, знающих подробности проведения в апреле нынешнего года матча с компьютерной программой «Rybka-4». Они заявили, что все беспроводные сигналы в зале, где шла игра, глушились, не работали мобильные телефоны, а самого профессора перед матчем обыскали специалисты фирмы, занимающейся защитой информации. Так вот, не менее жестким был контроль, когда профессор устанавливал рекорд, запомнив 30 миллионов знаков числа Пи.

 — Как вы познакомились со Слюсарчуком?

 — Десять лет назад, когда я начал учиться в Национальном университете «Львовская политехника», Андрей Тихонович читал лекции по предмету «Психология управления людьми». Они пользовались большой популярностью — студенты сбегали с пар по другим дисциплинам, чтобы послушать Слюсарчука. Даже преподаватели ходили на его лекции, я тоже иногда их посещал. Профессор, человек неординарный, поражал эрудированностью, он захватывающе преподносил материал. Потом Слюсарчук ушел работать в другой вуз. А в 2010 году снова вернулся в «Львовскую политехнику». 

В студенческие годы я жил в общежитии университета на четвертом этаже, а профессор — этажом ниже. Он предложил мне и еще нескольким ребятам научиться запоминать огромные массивы информации. Вначале учеников было много. Но вскоре энтузиазм почти у всех иссяк. Я продержался несколько лет.

 — Что происходило на уроках по мобилизации возможностей памяти?

 — Сейчас профессор попал в такую сложную ситуацию, что я не хотел бы отвечать на этот вопрос, чтобы не навредить ему.

 — Пишут, что Андрей Слюсарчук мастер гипноза. Он вводил вас в гипнотическое состояние?

 — Да. Пребывая в этом состоянии, я нормально воспринимал действительность — все видел, слышал. Вот только моя воля была полностью подчинена ведущему.

 — Вам приходилось быть свидетелем того, что пациенты предъявляли претензии Слюсарчуку?

 — Ни разу. Хотя, повторюсь, мы знакомы с ним уже десять лет. Меня впечатляет его знание несметного количества лекарственных средств и их клинического действия — ходячий медицинский справочник. Недовольные пациенты вдруг возникли, когда начался поток негативных публикаций о профессоре. Печально, что в этой тяжелой для Андрея Тихоновича ситуации многие люди, которым он помог, предпочли отмолчаться, хотя некоторых он буквально вытащил с того света.

В газетах также пишут, что профессору никто не носит в тюрьму передачи. Но это неправда. У него есть друзья и благодарные пациенты. Мы созваниваемся, чтобы договориться, кто и какую передачу принесет в тот или иной день.

«Андрей Тихонович не курит, не пьет кофе, предпочитает зеленый чай»

 — Мой подзащитный содержится в камере с тремя соседями, отношения между ними сложились хорошие, даже дружеские, — рассказывает адвокат Андрея Слюсарчука Наталья Романык.

— Те, кто с ним общался накануне ареста, говорят, что профессор был чуть ли не на грани помешательства из-за потока негативных статей в газетах…

 — Сейчас Слюсарчук уравновешен. Предлагает, что нужно сделать для его юридической защиты.

 — Звучала информация о том, что у профессора опухоль мозга.

 — Признаться, я тогда не поверила этому. Но когда услышала от врача «скорой» Александры Рак (она оказывала Андрею Тихоновичу помощь во время приступа болезни несколько лет назад) и узнала из других источников о высокой вероятности такого диагноза, мне стало стыдно.

Я получила от своего подзащитного письменное разрешение на распространение информации о состоянии его здоровья, хотя он крайне неохотно говорит на эту тему. Только когда я показала этот документ Александре Рак, она согласилась дать мне письменные пояснения о возможной опухоли.

*Анатолий Кашпировский и Андрей Слюсарчук, встретившись на отдыхе в санатории, нашли общий язык.

 — Почему в суде профессор был с перевязанной головой?

 — Ее перевязал мой подзащитный сам — у него сильно болела голова.

 — Как он сейчас себя чувствует?

 — Жалуется на бессонницу и головные боли.

 — Что Слюсарчук просит принести в передачах?

 — Друзья, благодарные пациенты и их родственники обеспечивают его всем необходимым. Ничего экзотического он не просит. Судя по перечню продуктов, которые приносят Андрею Тихоновичу, он приверженец здорового образа жизни. Слюсарчук не курит, не пьет кофе, предпочитает зеленый чай.

 — Что говорит о причинах своего ареста?

 — Считает дело сфабрикованным и направленным не только против него.

 — Почему не возбуждено уголовное дело по обвинению Слюсарчука в том, что он, как утверждают некоторые газеты, виновен в смерти своих пациентов?

 — Такие обвинения следствие может предъявить только при наличии соответствующих выводов судебно-медицинской экспертизы. Все зависит от того, установят ли эксперты связь между смертью конкретных людей и действиями лечившего их врача.

 — Как долго будет продолжаться следствие?

 — На этот вопрос очень сложно ответить. Дело в том, что представитель прокуратуры во время принятия судом решения о содержании моего подзащитного под стражей заявил: Андрею Тихоновичу могут инкриминировать не только подделку документов и мошенничество, но и другие деяния.

 — Будет проводиться психиатрическая экспертиза Слюсарчука?

 — Было бы логично провести комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

 — Общаясь с подзащитным, вы поверили, что он обладает феноменальными способностями?

 — Он неимоверно интересный, неординарный человек. Впечатляет его одержимость медициной — видели бы вы, как у него горят глаза, когда он говорит о своей работе!

 — Вас государство назначило защищать профессора?

 — Нет. У Слюсарчука есть верные друзья, которые заключили соглашение со мной. Кто эти люди и с какими поручениями они ко мне обратились — это адвокатская тайна.

P.S. По сведениям, полученным вчера из надежного источника, Министерство образования и науки Украины получило ответы по поводу документов Андрея Слюсарчука из Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова, где он якобы учился, и Министерства образования и науки России. Медуниверситет сообщил, что Слюсарчуку действительно выдавался дубликат диплома, но сделано это было с нарушением принятой процедуры. А руководитель Департамента международного сотрудничества Министерства образования и науки России написал, что, поскольку в Высшей аттестационной комиссии проходит реорганизация, дать ответ по существу запроса о диссертации Слюсарчука сейчас невозможно.

Ответ интригует, ведь, как известно, тема научной работы Доктора Пи была засекречена.
 

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужик пишет объяснительную в полиции: «Находясь под воздействием психотропных существ...» Полицейский его поправляет: «Правильно писать «веществ». — «Так это ж я о жене и теще!..»