История современности Это нужно не мертвым

«Молодогвардейцы знали: если они скроются, пытаясь избежать ареста, фашисты убьют их родителей, братьев и сестер»

7:30 28 сентября 2012   18221
кадр фильма Молодая гвардия
Олег ТРАЧУК, «ФАКТЫ» (Луганск)

На днях Служба безопасности Украины рассекретила дело, которое касается краснодонского подполья и, в частности, организации «Молодая гвардия». Последний пересмотр дел граждан, сотрудничавших с оккупантами, состоялся осенью 1962 года. Затем часть материалов была засекречена. И лишь спустя 50 лет, накануне 70-й годовщины создания организации (29 сентября), гриф «Совершенно секретно» с документов сняли.

На страницах дела, листами для которого в 1943 году зачастую служили агитационные листовки (как советские, так и нацистские), было много свидетельств того, что немало советских граждан вели себя в ходе оккупации вовсе не по-советски. А эта информация никак не укладывалась в «прокрустово ложе» коммунистической пропаганды о народе, в едином порыве вставшем на борьбу с захватчиком.

«Многие люди уже и не надеялись, что советская власть вернется»

— Меня, 11-летнюю девочку, привезли в кабинет коменданта краснодонской полиции Василия Соликовского, — рассказывала Людмила Борц, младшая сестра члена «Молодой гвардии» Валерии Борц. — Тот сразу начал кричать, а Захаров (замначальника полиции. — Авт.) бил плетью и спрашивал: «Где сестра?» «Ушла менять вещи на продукты», — ответила я. «Вешай ее!» — приказал Соликовский. Тогда Захаров набросил мне на шею веревку и поволок. Я стала задыхаться и хрипеть. Захаров отпустил веревку и втолкнул меня в камеру. Через несколько дней пришла какая-то комиссия от немцев. «А почему ребенок здесь?» — спросили немцы. Полицейские говорят: «Она сирота, и мы ее тут приютили». Но немцы не поверили и заставили меня отпустить.

— Офицеров оккупационных войск было не так много, — рассказывает начальник архива управления СБУ в Луганской области Василий Школа. — Фронт продвигался. Но среди местных жителей было достаточно тех, кто хотел работать на немцев. И именно эти люди зверствовали больше всего.

Особые надежды оккупанты возлагали на донских казаков, которых в Краснодоне было немало. В знак своей преданности они поддержали написанное Гитлеру генералом Красновым послание: «Мы, донские казаки, остатки уцелевших от жидовско-сталинского жестокого террора своих соотечественников, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками и замученных в сырых подвалах и мрачных застенках кровожадными палачами Сталина, шлем Вам, Великому Полководцу, Гениальному Государственному Деятелю, Строителю Новой Европы, освободителю и другу донского казачества, свой горячий донской казачий привет! Германский народ и германская доблестная армия под вашим гениальным руководством, дорогой фюрер-освободитель, навсегда вырвали нас из когтей хищного зверя Сталина и его приспешников... Смерть Сталину и его опричникам! Хайль Гитлер! Да здравствует Гитлер!»

А затем донские казаки провели в городе свой парад. Правда, из-за отсутствия единой формы (все они были одеты кто во что горазд — от военных гимнастерок до гражданских костюмов) со стороны это шествие выглядело довольно комично.

Из показаний следователя городской управы Михаила Кулешова: «После парада даже сам Соликовский над ними смеялся. Однако вскоре белоказаки стали занимать в районе и в селах руководящие должности».

— Не секрет, что большая часть людей и не надеялась, что советская власть вернется, — вспоминает Владимир Минаев, брат члена «Молодой гвардии» Нины Минаевой, автор книги «Молодая гвардия»: опять предательство«. — Мало кто верил, что движущуюся на Сталинград силу, которую видели здесь в течение полутора месяцев, кто-то сможет победить. Вот и приспосабливались к новому порядку.

«Узнавали казненных ребят лишь по остаткам одежды»

— Первый документ рассекреченного архивного уголовного дела — заявление Михаила Кулешова на имя руководства областного управления НКВД от 20 февраля 1943 года, — говорит Василий Школа. — Тогда были проведены первые следственные действия. Установлены факты зверских пыток молодых людей, тела которых извлекли из шурфа шахты № 5.

«Лида Андросова, 18 лет. Извлечена без глаза, уха, руки, с веревкой на шее, которая сильно врезалась в тело. На шее видна запеченная кровь.

Николай Жуков, 20 лет. Извлечен без ушей, языка, зубов. Отрублена рука и ступня ноги.

Шура Бондарева, 20 лет. Извлечена без головы и правой груди. Все тело избито, в кровоподтеках, имеет черный цвет.

Володя Жданов, 17 лет. Извлечен с рваной раной в левой височной области, пальцы переломлены и искривлены, под ногтями кровоподтеки. На спине вырезаны две полосы шириной 3 сантиметра, длиной 25 сантиметров. Выколоты глаза, отрезаны уши.

Клава Ковалева, 17 лет. Извлечена опухшей, отрезана правая грудь, ступни ног были сожжены. Отрезана левая рука, голова завязана платком. На теле видны следы побоев. Найдена в десяти метрах от ствола, между вагонетками. Вероятно, была сброшена живой...»

— Лиц уже не было видно — они разложились, поэтому узнавали казненных ребят лишь по одежде, — вспоминает Владимир Минаев. — Мою сестру Нину, к примеру, опознали по остаткам трусиков и гамашам на ногах.

— В материалах допросов членов организации, которые еще были живы на тот момент и которые подверглись пыткам, есть описание кабинета полицая города Краснодона Соликовского, — продолжает Василий Школа. — Говорится о наличии кнутов, тяжелых предметов, в том числе деревянных.

Из показаний капитана Эмиля Ренатуса, командовавшего во время оккупации окружной краснодонской жандармерией: «Арестованных, подозреваемых в преступной деятельности и отказывавшихся давать показания, укладывали на скамью и били резиновыми плетками до тех пор, пока они не сознавались. Если предыдущие меры не давали результатов, то их переводили в холодное помещение, где они должны были лежать на ледяном полу. Тем же арестованным связывали за спиной руки и ноги, в таком положении подвешивали лицом к земле и держали до тех пор, пока арестованный не признавался. Причем все эти экзекуции сопровождались регулярными побоями».

Жительница Краснодона Нина Ганочкина рассказывала: «Я и еще две женщины по приказу полицейских делали уборку в камере девушек. Сами они уборку делать не могли, так как их беспрерывно водили на допрос, а после пыток они даже не могли подняться. Видела однажды, как допрашивали Улю Громову. На вопросы, сопровождающиеся бранью, Уля не отвечала. Полицай Виктор Попов ударил ее по голове так, что гребешок переломился. Он кричит: „Подними!“ Она нагнулась, и полицай начал бить ее по лицу и где попало. Я уже домывала пол в коридоре, а Улю только закончили пытать. Ее, потерявшую сознание, потащили по коридору и бросили в камеру».

Как показывал на допросе после войны, в 1949 году, бургомистр Краснодона Василий Стаценков, в течение нескольких дней за причастность к «Молодой гвардии» только в Краснодоне и прилегающих к нему районах было арестовано свыше 70 человек.

«За полгода оккупации немцы так и не смогли вывезти из Краснодона ни одной тонны угля»

Но почему же так зверствовали оккупационные власти и их пособники? Ведь изначально немцы называли Донбасс местом, где будут отдыхать воины великого рейха. Однако действительность для них оказалась куда более суровой.

— С появлением в организации подпольщика, прошедшего специальную подготовку и уже воевавшего, офицера Ивана Туркенича, в «Молодой гвардии» вводится единоначалие, беспрекословное подчинение приказам, разбивка по пятеркам и конспирация, — рассказывает исследователь истории краснодонского подполья, директор музея «Молодая гвардия» Анатолий Никитенко. — Туркенич перед войной закончил Севастопольское училище военной артиллерии и уже в звании лейтенанта и будучи командиром зенитной батареи отправился на фронт. Попал в плен. Бежал неподалеку от Краснодона. Пришел в Краснодон, где продолжил борьбу в составе «Молодой гвардии». Авторитет его, как вспоминали молодогвардейцы, был непререкаем. Ивана избрали командиром «Молодой гвардии». Хотя в этой организации были и более подготовленные ребята: Люба Шевцова, братья Левашовы, Володя Загоруйко. Они после окончания спецшколы стали разведчиками-радистами в отдельных подпольных группах, действовавших на оккупированной территории Луганской области.

По данным архивных материалов КГБ СССР, к началу декабря 1942 года в арсенале «Молодой гвардии» было 15 автоматов, 80 винтовок, 300 гранат, около 15 тысяч патронов, 10 пистолетов, 65 килограммов взрывчатых веществ и несколько сотен метров бикфордова шнура.

Молодогвардейцы, уверенные в существовании других подпольных организаций в регионе, постоянно искали с ними связь. Были отрывочные контакты с партизанами, работавшими в Ростовской области. А вот на ворошиловградских подпольщиков выйти не удалось. Да это и не могло произойти, ведь организации как таковой не существовало. Но разве подобную информацию могли предать огласке коммунистические агитаторы? Позднее во всех книгах, фильмах, трудах о «Молодой гвардии» появятся сведения о том, что краснодонские ребята действовали исключительно под «чутким руководством» подпольной парторганизации во главе с Николаем Бараковым и Филиппом Лютиковым. В первом варианте романа Фадеева нет никаких упоминаний о коммунистическом подполье. Автора заставили вставить в свое произведение Баракова и Лютикова, с которыми молодогвардейцы якобы планировали операцию по срыву пуска одной из местных шахт. Нет, диверсия на самом деле была проведена. Причем весьма успешно. Только вот коммунисты тут ни при чем.

— Уголь — это стратегическое сырье во время войны, — говорит Анатолий Никитенко. — В Краснодоне оккупантам удалось восстановить единственную шахту — № 1 Сорокина. Но в ночь перед ее пуском участник «Молодой гвардии» Юрий Яциновский забрался на копер шахты и подпилил канат подъемника клети. На следующий день при большом стечении народа трос не выдержал нагрузки и клеть рухнула в ствол. Пуск шахты был окончательно сорван. В итоге за полгода оккупации немцы так и не смогли вывезти из Краснодона ни одной тонны угля.

Но немцев на Донбассе интересовал не только уголь. Они собирали здесь трудоспособное население, которое отправляли работать в Германию. Для этого оккупанты создавали биржи труда.

— Фамилии членов «Молодой гвардии» также значились в списках для угона в Германию, — рассказывает Анатолий Никитенко. — Тогда молодогвардейцы внедрили на биржу труда своего человека и незадолго до отправки «живого груза» подожгли ее. Сгорели документы с данными тысяч молодых людей, которых ждала каторга в Германии. Эта акция привела в бешенство полицаев и жандармерию.

Они разыскивали подпольщиков везде, устраивали облавы, обыски в домах. В ответ молодогвардейцы схватили двух полицаев и повесили их в городском парке, прикрепив таблички: «Такая участь ждет каждого из вас». А ночью на отдаленных от города дорогах члены организации вышли «на охоту»: расстреливали и подрывали одиночные машины захватчиков. Полиция и жандармы начали тотальные аресты и казни.

Из показаний бывшего старшего следователя краснодонской полиции Тихона Усачева: «Где-то в конце января 1943 года в полицию прибыла около полуночи грузовая машина с немцами. Меня вызвал к себе Соликовский и приказал дать список участников „Молодой гвардии“, которых держат в камерах полиции... Соликовский стал вызывать арестованных и отбирать из них молодогвардейцев. Построив в шеренгу, их повели к машине под видом отправки в Ворошиловград. В течение второй половины января всех молодогвардейцев вывозили и сбрасывали в ствол шахты № 5».

Сегодня приходится слышать, что, мол, молодогвардейцы, как только начались аресты, должны были уйти, тогда бы остались в живых. Но они не могли себе позволить это сделать, считает Владимир Минаев, поскольку защищали своих родителей. Ребята знали: если убегут, родных арестуют вместо них. Каждый день, проведенный в Краснодоне, мог стать последним для подпольщика или членов его семьи. Устанавливалось только одно наказание за любое нарушение режима — расстрел. За неподчинение новому порядку — расстрел, за уклонение от сдачи оружия — расстрел, за неявку на регистрацию в полицию — расстрел, за прослушивание радиоприемника — расстрел, за появление на улице после 18.00 — расстрел.

— Поэтому они до конца оставались верными детьми и не пытались защитить себя смертью своих родителей, — говорит Владимир Минаев.

К тому времени немцы, уже не способные держать ситуацию под контролем, в срочном порядке выносили задержанным смертные приговоры и тут же приводили их в исполнение. 31 января Красная армия подошла к реке Северский Донец. До полного освобождения Донбасса оставались считаные дни, но мальчишек и девчонок из «Молодой гвардии» уже не было в живых...

P. S. Автор благодарит сотрудников УСБУ в Луганской области и журналистов Луганской гостелерадиокомпании за помощь при подготовке данного материала.

На фото: кадр из художественного фильма «Молодая гвардия» (1948 г.)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 2 м/с  В
Давление: 753 мм

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.