Спорт О времени и о себе

Леонид Жаботинский: «Мне не надо было есть за десятерых, чтобы бить рекорды»

6:00 29 января 2013   8857
Леонид Жаботинский
Елена ДРАГА, «ФАКТЫ»

Легендарный советский тяжелоатлет отметил 75-летие

Семья для Леонида Жаботинского — надежный и крепкий тыл. Совсем недавно он перенес сложную операцию на руке и сейчас проходит в Запорожье курс реабилитации. Жена Раиса Николаевна, сыновья Руслан и Вилен стараются максимально оградить Леонида Ивановича от излишних волнений и переживаний. Да и доктора советуют не допускать эмоциональных перегрузок. Хотя накануне славного юбилея тяжелоатлета домашний телефон Леонида Ивановича и Раисы Николаевны в Запорожье и мобильный его сына Руслана просто разрывался от звонков с просьбами об интервью или о видеосъемке.

Из досье «ФАКТОВ»

Леонид Жаботинский родился 28 января 1938 года в селе Успенка Сумской области. Двукратный чемпион Олимпийских игр по тяжелой атлетике в супертяжелом весе (1964 г. — Токио, 1968 г. — Мехико). В 1975 году переехал из Запорожья в Москву. В настоящее время — первый проректор Московского института предпринимательства и права.

«Самое главное мое спортивное достижение — это Олимпиада в Токио»

С Леонидом Жаботинским мне пообщаться все-таки удалось. Сердце замерло от волнения, когда я услышала по телефону хрипловатый голос легендарного спортсмена, которого можно смело назвать символом советской и мировой тяжелой атлетики.

— Задавайте вопросы. Только недолго, а то мне скоро в больницу нужно ехать, — сказал Леонид Жаботинский.

— Уважаемый Леонид Иванович, с каким настроением встречаете свой юбилей?

— Какой такой юбилей? (С напускной строгостью в голосе.)

— Ну как же, 75 лет вам скоро исполнится.

— 75 лет, говорите? С боевым настроением встречаю. Но никаких торжеств 28 января не планирую, потому что целый день буду находиться в клинике.

— Чувствуете себя уже лучше?

— Дело потихоньку двигается. Врачи знают свое дело. Конечно, надоело ездить в клинику. Но куда денешься? Я человек военный — надо так надо.

— А в детстве хулиганили или мальчиком-паинькой были?

— По-разному бывало. Нищее послевоенное время, все время хотелось кушать. Я тогда худым был — кожа да кости. В моей книге «На вершине Олимпа» фотография есть: я высоченный, а мускулов кот наплакал. Часто вспоминаю свое село Успенка, где я родился.

— Откуда у вас такая сила богатырская? Все дело в еде — стали усиленно питаться?

— Мне не надо было за десятерых есть, чтобы бить рекорды. Что родители готовили, то и кушал — каши, борщ. До сих пор мое самое любимое блюдо — это борщ.

— Какое свое спортивное достижение считаете самым главным?

— Самый главный мой рекорд — это первая Олимпиада, которая проходила в Токио.

— Где с будущей супругой познакомились, как отважились сделать ей предложение?

— Ну-у-у, это длинная история. В двух словах и не скажешь. Раечка, хочешь рассказать журналистке о нашем знакомстве? (Обращается к жене. — Авт.) Нет, она ничего не хочет говорить. Дело было в Запорожье, где проходила Всеукраинская спартакиада. Я занял первое место. После соревнований решили сходить с товарищами в театр Глинки на выступление Тарапуньки и Штепселя. Там-то я свою Раечку и заприметил. Не беда, что во мне было 130 кг веса, а Раечка у меня миниатюрная — 56 кг всего. Мы быстро нашли общий язык (смеется).

— По примеру отца ваши сыновья тоже занимались тяжелой атлетикой. А внучки со спортом дружат?

— Таня, дочка моего старшего сына Руслана, занимается большим теннисом. Ей 25 лет. Кстати, сейчас она выступает в Киеве на соревнованиях. А младшенькая внучка Лизонька, ей 11 лет, пока что катается на велосипеде и радует своими успехами в школе.

— Оглядываясь в прошлое, хотели бы что-то изменить в своей жизни?

— Не жалею НИ О ЧЕМ! Что хотел бы пожелать самому себе накануне дня рождения? Здоровья. Это главное. И всему коллективу «ФАКТОВ» желаю счастья, процветания и крепкого здоровья.

*За свою блестящую спортивную карьеру Леонид Жаботинский 19(!) раз устанавливал мировые рекорды

Дополнил рассказ Леонида Ивановича сын Руслан. Он извинился за немногословность отца.

— У него совсем не предпраздничное настроение, — сказал Руслан Жаботинский. — А тут столько звонков. 15 декабря папа сломал руку, через неделю ему сделали операцию. Каждый день ездим в клинику, разрабатываем руку. Отец — дисциплинированный больной, к порядку приучен с советских времен. Какая уж тут подготовка к юбилею? Власти Запорожья пошли навстречу нашей просьбе перенести официальное празднование на более позднее время.

— Гордитесь, что носите такую знаменитую фамилию?

— Ну конечно. Правда, некоторые люди считают, что сыновья Леонида Ивановича должны быть такими же, как он. Я начал заниматься тяжелой атлетикой, потому что хотел быть похожим на отца. Но второго Жаботинского не было, нет и быть не может! Такие великие люди раз в 100 лет рождаются.

Сейчас я вице-президент Федерации тяжелой атлетики Запорожской области. Уже 16 лет подряд проводим турнир на призы Леонида Жаботинского. Специализированная детско-юношеская спортшкола олимпийского резерва «Спартак» в Запорожье тоже носит имя моего отца.

— Вас с Виленом в строгости воспитывали?

— Папа и сейчас строгий. Воспитывал нас с братом, как Тарас Бульба своих сыновей. Но подарками баловал. Самое яркое впечатление моего детства- это когда он привез из заграничной поездки жевательные резинки «Дабл минт». Мы эту жвачку всем двором и всей школой по очереди жевали! А каким модником я на уроки ходил — в ярко-желтой джинсовой рубахе, привезенной отцом из Мексики. Мне крепко за это доставалось: почему, дескать, в школу надеваешь иностранную одежду.

Было очень приятно узнать, что, оказывается, для известного голливудского киноактера и культуриста Арнольда Шварценеггера мой папа был кумиром. В 2004 году Шварценеггер пригласил нас с отцом на спортивный фестиваль «Арнольд Классик». «Леонид, вы с юношеских лет вдохновляли меня в спорте и были моим героем. Вы мой кумир», — признался при встрече знаменитый американец.


*В 2004 году Арнольд Шварценеггер пригласил Леонида Жаботинского и его сына Руслана (в центре) на свой фестиваль «Арнольд Классик» в Коламбусе

Отец признан самым сильным человеком планеты в 60−70-х годах прошлого столетия. Свой последний мировой рекорд он побил в 1975-м, уйдя из спорта непобежденным. Да и сейчас обладает недюжинной силой. Но в душе очень добрый. Близко к сердцу принимает чужое горе и на протяжении всей жизни помогал своим друзьям. В помощи никогда никому не отказывал.

Часто вспоминает свое послевоенное детство, когда для них с братом каждая крошка хлеба была на вес золота. После 8-го класса отец пошел работать на Харьковский тракторный завод помощником токаря. Точил детали и параллельно занимался в нескольких спортивных секциях, потому что дополнительные талоны на питание давали. «Почему ты метался в юности между легкой атлетикой, боксом и тяжелой атлетикой?» — как-то спросил я у отца. «Кушать хотелось», — отвечает. До сих пор ценит каждый кусочек хлеба.

— Родители отмечают годовщины свадьбы?

— А я даже не знаю, когда они расписались. Надо у матери спросить. («Мама, журналистка интересуется, когда у вас была свадьба», — переспрашивает по телефону Руслан Леонидович. — Авт.). Вот, узнал: 9 июня 1961-го. Уже больше полувека вместе!

«Он прекрасно чувствовал свой организм и просто не мог работать по чьей-то команде»

Почти десять лет личным наставником Леонида Жаботинского был заслуженный тренер Украины Ефим Айзенштадт (к сожалению, его уже нет в живых).

В одном интервью «ФАКТАМ» Ефим Самуилович вспоминал интереснейшие факты спортивной биографии кумира советской эпохи, покорившего все возможные спортивные вершины:

— В первый раз увидел его в 1958 году на первенстве Украины среди юниоров. Работал я тогда старшим тренером юниорской сборной Украины по тяжелой атлетике. Леня жил в Харькове, трудился на тракторном заводе. При этом был хорошим метателем диска, толкал ядро. Сначала он стал мастером спорта именно по легкой атлетике. Тренеры его буквально на кусочки рвали, перетягивали то в легкую атлетику, то в тяжелую. В результате победила штанга — благодаря настойчивости первого Лениного тренера Михаила Светличного.

Даже не знаю, откуда взялись у него эта мощь и сила. От Бога, наверное. Леня — очень высокий парень и всегда весил немало. Уже будучи призером чемпионата Украины, приехал он как-то в свое родное село. Стоит, разговаривает с доярками, и вдруг бык прямо на них идет. Парень не растерялся, схватил его за рога — и наземь!

Несмотря на приличный вес, доходивший до 180 килограммов (обувь носил 47-го размера), у Лени была прекрасная координация, скорость, быстрая реакция. Его внушительные габариты совершенно не мешали ему на тренировках. Помню такой случай. Перед Олимпийскими играми в Мехико мы были на сборах в Алуште. С нами тренировалась хоккейная команда «Спартак». Так вот, Леня — при весе 160 килограммов! — бегал стометровку наравне с известным хоккеистом Вячеславом Старшиновым, поджарым, худощавым. И что важно, Леня прекрасно чувствовал свой организм и просто не мог работать по плану, по чьей-то команде. Бывало, придет на тренировку и вместо штанги — прямиком к теннисному столу. И так увлечется, что часа три подряд в настольный теннис играл. До штанги так и не доходил…

После Олимпийских Игр-64 в Токио Министерство обороны СССР решило оставить его в армии. Министр обороны маршал Малиновский устроил в Москве прием в честь олимпийцев. Слева от маршала сидел Жаботинский, справа — Юрий Гагарин. Малиновский говорит Лене: «За успешное выступление решено присвоить тебе офицерское звание и оставить в кадрах Вооруженных сил. Где ты хочешь служить?» Леня призадумался, а сидящий рядом маршал Гречко ему подсказывает: ко мне, мол, просись, в сухопутные войска. Гагарин тут же обращается к Малиновскому: «В летчики бы Леонида». Так вот он и стал служить в Военно-воздушных силах.

Режим у Лени был самым обычным — подъем в 8 утра, зарядка, пробежка. Одна из его слабостей — утром любил поспать подольше. Но у нас никогда не было по этому поводу никаких споров, мы с ним прекрасно ладили, можно сказать, чувствовали друг друга. Иногда проводили сборы вдвоем на совершенно пустой базе, но и тогда друг другу не надоедали. За часы утренних и вечерних занятий Лене приходилось ежедневно поднимать в общей сложности по 30−35 тонн. Но все делалось разумно и планомерно.

Обычно на союзные соревнования мы добирались на его «Волге». В дороге я пересказывал ему все, что читал сам, вспоминал разные истории из собственной жизни. Леня многим интересовался, но в детстве и юности ему было не до чтения — в бараках жил, ютился в одной комнатушке с отцом, матерью и братом.

«„Запорожцем“ Леня управлял, расположившись на заднем сиденье»

— Дальние перелеты на самолетах были для него мучением — в креслах не помещался — вспоминал Ефим Айзенштадт. — До сих пор предпочитает ездить в поездах. Обычно Леня подходил к командиру самолета и просил решить вопрос. Тот, как правило, с радостью разрешал прославленному атлету занять свое место в отсеке для отдыха экипажа.

А столько было разных историй из-за его веса! В Олимпийской деревне в Токио Леня сломал не один велосипед- основное средство передвижения всех участников Игр. Хрупкая японская техника не выдерживала полутора центнера его мышц. За день он где-то с десяток велосипедов в негодность приводил. Несколько метров проедет — и все, взял следующий. Чтобы доехать от корпуса до столовой, ему требовалось три велосипеда!

Из-за своих габаритов Леня и машины предпочитал соответствующие. Как-то в молодости оплошал разок — в начале 60-х сгоряча взял «Запорожец». Малолитражку ему подарил запорожский завод «Коммунар». Учитывая рост и вес тяжелоатлета, мастера усилили подвеску, убрали переднее сиденье в «горбатом» ЗАЗе-965. Машиной Леня управлял, расположившись на заднем сиденье. Уже потом у него появилась «Волга».

За рекорды ему платили хорошие деньги, но все это держалось в секрете. Размеры вознаграждения варьировались. Важен был не сам рекорд, а чей рекорд ты бьешь. Вот если победишь американца, то получаешь деньги по полной программе. Ну, а если советского атлета, что не так важно, то гораздо меньше. Сколько Леня заработал на своих рекордах? Тысяч 80 рублей наберется. Правда, держал он их в Сбербанке, и все это в свое время погорело.

Но дело не в деньгах. Просто к нему было особое отношение. Он не знал, что такое пойти в магазин. Все склады — продуктовые, одежды — были распахнуты для знаменитого Жаботинского. А знаете, что самое интересное? Леня мало ел! Казалось бы, 175 килограммов, можно кушать. Но он никогда, грубо говоря, не обжирался. Любил борщик, кусок мяса. Спрашиваю как-то, что заказать на обед. Икорку там, рыбку… А он отвечает: «Хочу черного хлеба с постным маслом и солью, и все». Или: «Хочу бутылку молока и полкило молочной вареной колбасы».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Приходит жена домой навеселе. Муж из спальни говорит: — Солнышко мое, что это у тебя там упало? — Моя шубка... — А почему с таким грохотом? — Твое солнышко из нее вылезти не успело!..