ПОИСК
История современности Высший класс

Людмила Жоголь: «За создание интерьеров гостиницы „Киев“ меня наградили премией в 16 рублей и стажировкой в Италии»

6:30 27 февраля 2013
Людмила Жоголь

Открытие этого отеля Совета Министров Украинской ССР состоялось 40 лет назад. Все элементы внутреннего убранства — от прикроватных ковриков в номерах до роскошных гобеленов в холлах — художники Украины разработали в едином стиле

— Я участвовала в создании интерьеров большинства гостиниц, открытых в центре столицы в советские годы, — говорит народный художник Украины Людмила Жоголь. — На бульваре Тараса Шевченко это пятизвездочная «Украина» (ныне «Премьер Палас») и «Театральная», на майдане Незалежности — «Москва» (ныне «Украина»), на улице Михаила Грушевского — «Киев», на Эспланадной — «Русь».

Отель «Киев», 40-летие открытия которого отмечается в нынешнем году, строился по заказу Совета Министров Украинской ССР как элитный, в котором можно было бы селить высокопоставленных и знаменитых гостей. Там, например, останавливались премьер-министр Индии Индира Ганди, певец Муслим Магомаев...

«В трехкомнатных люксах мы поставили фортепиано, которые изготовили черниговские мастера»

— Таких покрывал, портьер, мебели, посуды и даже прикроватных ковриков, как в номерах гостиницы Совета Министров УССР «Киев», нигде не было, — говорит Людмила Жоголь. — Ведь специально для нее разрабатывались все основные элементы внутреннего убранства. Скажем, я придумывала эскизы верет и лижников — гуцульских покрывал для кроватей. Их ткали на старинных ручных верстаках народные мастера из Косова и села Яворив, что возле Яремчи. Портьеры по моим эскизам изготовили в Херсоне. С посудой тоже не было проблем. Должность главного художника Коростенского фарфорового завода занимала моя однокурсница. В студенческие годы мы с ней дружили, поэтому нам было легко сработаться, когда ее завод выполнял ответственный заказ для гостиницы «Киев». Я объясняла ей, что нужно для интерьеров, она со своими художниками разрабатывала несколько вариантов, а я уже выбирала наиболее соответствующие интерьеру. Изначально все задумывалось так, чтобы гармонично сочетались цвет стен, дизайн и стилистика мебели, занавесей, посуды, покрывал, тематика картин и гобеленов. Оформление номеров, холлов, ресторанов, конференц-зала, вестибюля говорило постояльцам, что они приехали в Украину, ведь все это было сделано по мотивам народного искусства.

*Людмила Жоголь: «Оформление номеров, холлов, ресторанов, конференц-зала, вестибюля гостиницы „Киев“ говорило постояльцам, что они приехали в Украину, ведь все это было сделано по мотивам народного искусства»

— Как получилось, что именно вам поручили заняться дизайном гостиницы «Киев»?

— Я тогда была начальником отдела оборудования и отделки интерьеров в институте КиевзНИИЭП (Киевский зональный научно-исследовательский и проектный институт по гражданскому строительству), который ее проектировал. Коллектив архитекторов, создавших эту гостиницу, возглавляли талантливейшие люди: народный архитектор СССР Виктор Елизаров (среди его работ — Национальный выставочный центр Украины, станция метро «Крещатик», аэропорт «Жуляны». — Авт.) и заслуженный архитектор УССР Игорь Иванов. Кстати, вскоре после открытия отеля «Киев» его назначили на должность главного архитектора нашего города.

Работать с Елизаровым и Ивановым было интересно и легко — они доверяли мне. А что может быть более ценно для художника, чем свобода творчества. К слову, мы симпатизировали представителю Совета Министров УССР Анатолию Яворскому за его либерализм. Он курировал возведение гостиницы, регулярно проводил летучки прямо на стройке. Анатолий Степанович был требовательным руководителем, при этом ничего нам не навязывал. На поползновения строителей что-либо упростить в проекте он неизменно отвечал: «Как архитекторы решили, так и будет».

— Как вы оформили номера люкс?

— Они трехкомнатные. В каждый из них мы поставили фортепиано. Высококлассные инструменты изготовила фабрика в Чернигове. На Киевской мебельной фабрике работал цех, выпускавший штучную продукцию для ЦК и горкомов партии, горисполкомов, Верховного Совета... Поэтому изготовить мебель для люксов решили доверить проверенным киевским мастерам. Дизайн этой мебели спроектировали уже упоминавшийся архитектор Игорь Иванов и Роман Гупало. Обстановка была выдержана в светлых тонах, отлично сочеталась со стенами оттенка топленого молока. Мебель для ресторанов и бара разработал архитектор Роман Гупало, который затем эмигрировал в Аргентину. Эти авторские столы, стулья, барная стойка получились изящными. Их тоже изготовили в Киеве. Более простую обстановку для одноместных и двухместных номеров мы заказали в Финляндии.

Портьеры с орнаментами для ресторана, банкетного зала — моя авторская работа. Их делали вручную в Коломые.

Покрывалами на постелях в этих элитных номерах стали ворсистые гуцульские лижники. В данном случае мы отказались от буквального повторения народных орнаментов. С использованием их элементов я создала современные авторские лижники: красного цвета с крупными черными и белыми ромбами. По моим эскизам их выткали из шерсти на старинных деревянных станках двое мастериц из села Яворив — Анна Терлюжак и Екатерина Витрук. Вышло изумительно. Когда готовую работу привезли в Киев, ее раскупило начальство. Пришлось заказать еще одну партию.

На полу в люксовых номерах постелили ворсистые прикроватные коврики, вытканные в Явориве по той же технологии, что и лижники. Несколько лет назад я туда ездила, мастерицы узнали меня. Оказалось, у них до сих пор хранятся эскизы, которые я делала для гостиницы «Киев».

*Отель «Киев» строился по заказу Совета Министров Украинской ССР как элитный, в котором можно было бы селить высокопоставленных и знатных гостей

Кроме лижников у гуцулов есть еще один вид покрывал — вереты. Они тоже из шерсти, но не ворсистые, а гладкие. Орнаментальные полосы чередуются с однотонными цветными и белыми. Мы решили использовать вереты в одноместных и двуместных номерах. Я разработала для них дизайн с использованием традиционных мотивов. Выткали их на деревянном станке три брата Бовичи — Юрко, Иван и Илько, а также народная мастерица из села Шешоры Мария Василащук, ставшая затем лауреатом премии имени Тараса Шевченко. В начале 1970-х она жила в домике, который из-за малых размеров называли не хатой, а «хатчыной». Помнится, в очередной раз приехала к ней, открываю дверь — и вижу у порога вместо тряпки кусок полотна с великолепным орнаментом. «Що ж це ти, Марiчко, таку красу пiд ноги кинула!» — воскликнула я. «Далась вам та ганчiрка», — отвечает Маричка. «Це справжні мистецтво! — наставала я. — Обов’язково повтори цей орнамент в своїй роботi». Мария послушалась совета. Верету с этим рисунком купил у нее Музей украинского народного декоративного искусства.

— Во сколько обошлось создание интерьеров для элитной гостиницы?

— Понятия не имею. В расходах нас не ограничивали. Главное — чтобы все было сделано качественно и на высоком художественном уровне.

«Где теперь мои гобелены, я не знаю»

— Вы признанный мастер гобеленов. Для гостиницы «Киев» тоже создали много текстильных изделий?

— Специально для нее я сделала 21 гобелен с видами Киева и пейзажами, которыми украсили банкетный зал, рестораны, холлы... Ткали их на фабрике в Решетиловке Полтавской области. Прежде чем мастерицы приступали к работе, я делала эскиз в натуральную величину на картоне — рабочий рисунок. Представьте, один из гобеленов имел площадь 30 квадратных метров!

Кстати, я делала гобелены и для гостиницы «Октябрьская» (ныне отель «Национальный»), которая была построена по заказу ЦК Компартии Украины и примыкает к «Киеву». Всегда избегала идеологических сюжетов — серпов и молотов, звезд, красных знамен, портретов Ленина. Не изменила себе, выполняя заказ и для «Октябрьской». В ресторане висел мой гобелен «Цветок», в холлах на этажах — тканые гобелены с изображением природы в различные времена года... Портьеры на первом этаже тоже украсили растительным орнаментом.

Трения с высшим руководством республики из-за сюжетов было лишь однажды, когда в начале 1960-х мы с художницей Натальей Чмутиной оформляли знаменитый киевский особняк «Шоколадный домик» под Дворец бракосочетаний. Заместитель председателя Совета Министров УССР Михаил Гречуха, приехав ознакомиться с ходом работ, возмутился, мол, почему в интерьере нет портрета Ленина. Мы с Натальей Борисовной доказывали, что здесь он неуместен. Но Михаил Сергеевич настаивал. Тогда мы (Наталья на 18 лет старше меня, на то время уже была архитектором с именем) просто развернулись и ушли. После этого был скандал, но нас все же не освободили от работы. Требование высокопоставленного чиновника мы так и не выполнили (к слову, по одной из версий Михаил Гречуха предложил Сталину в 1950 году переименовать Херсон в Сталиноднепровск. — Авт.).

Помимо моих гобеленов холлы гостиницы «Киев» украсили панно из керамики художницы Галины Севрук, а из фаянса — Анатолия Гайдамаки, которые являются истинными шедеврами.

— Вас и ваших коллег поощрили за оформление интерьеров гостиницы?

— Я получила премию 16 рублей. Коллеги — примерно по столько же. Помнится, архитектор Игорь Иванов в шутку обронил: «Что делать с этими деньгами — то ли в сберкассу положить, то ли пропить?»

Авторских гонораров за создание гобеленов, дизайна портьер, лижников, верет мне не платили. Получала зарплату заведующего отделом. Другое дело, что затем повторяла с изменениями некоторые гобелены, созданные для «Киева», и государство за достойную цену приобретало их для музеев. Впрочем, я получила незабываемое поощрение за оформление этой гостиницы — меня премировали дипломом Академии художеств СССР, и я как стипендиат получила полуторамесячную творческую командировку в Италию.

Получилось так, что вскоре после открытия в отеле «Киев» прошло выездное заседание пленума Академии художеств СССР. Коллеги были в восторге от всего, в том числе от интерьеров. Мне присудили диплом, дававший право поехать на стажировку на Апеннинский полуостров. Группа состояла из шести человек. Из Украины была только я. Наше посольство в Риме предоставило автомобили. В один из дней я сказала мужу по телефону: «Знаешь, Лешенька, в Италии можно прожить 20 лет, как художник Иванов, и каждый день получать удовольствие от здешних шедевров».

— Приходилось слышать, что в советские годы лучших художников привлекали для оформления квартир высокопоставленной номенклатуры...

— Меня тоже не минула эта чаша: вызывали в ЦК КПУ, давали ключи от квартиры, называли адрес и сроки выполнения задания. Как правило, нужно было управиться за несколько недель. Первый раз занималась жильем секретаря ЦК по идеологии Андрея Скобы. Я возражала, мол, не знаю вкусов ни Скобы, ни его супруги. «Ничего, делайте так, как считаете нужным — мы вам доверяем», — отвечал мне товарищ, дававший задание. «А на какую сумму рассчитывать?» — интересуюсь. «Об этом не беспокойтесь», — услышала в ответ. Я расстроилась, иду по улице и чуть не плачу. Встречаю вице-президента Академии архитектуры Украинской ССР Виктора Елизарова. «Ничего не поделаешь, — утешил он. — Выполняйте». У меня не было времени заказывать на фабриках мебель, портьеры, краски и обои для стен, паркет, люстры и другие вещи, поэтому ездила по складам, выбирала что получше. Приходилось исходить из того, что было в наличии.

Потом, проходя мимо дома, в котором жил Скоба, глядя на его окна, я ловила себя на мысли: «Какие удачные портьеры удалось подобрать...»

— За эту работу тоже не получали гонораров?

— Именно так. Но об этом тогда не думали. Вообще, грех жаловаться: у меня было больше 30 персональных выставок, в том числе за границей. Я побывала с творческими поездками во многих странах мира. Мои гобелены находятся в ведущих музеях, украшают интерьеры Кабинета министров Украины, Счетной палаты, Зала заседаний Президиума Национальной академии наук Украины, многих библиотек, гостиниц.

— Они до сих пор в гостинице «Киев»?

— К сожалению, их оттуда убрали, так же как и из отеля «Национальный», ресторана гостиницы «Русь». Обидно. Я даже не спрашивала, где сейчас находятся мои работы.

Знаете, лучшее лекарство от неприятностей — труд. Многие из моих гобеленов, созданных в годы независимости нашей страны, украшают посольства Украины во Франции, Австрии, Греции, Македонии, Бразилии... Я возглавляю кафедру в Киевском государственном институте декоративно-прикладного искусства и дизайна имени Михаила Бойчука. Кстати, одна из работ моих студентов — пятиметровый вышитый рушник — преподнесен от имени Украины Организации Объединенных Наций.

3560

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер