ПОИСК
Події

Ирина Крашкова: «Я час лежала на траве не двигаясь. Изверги лишь каким-то чудом не нашли меня»

6:30 3 липня 2013
Вчера за бездействие в расследовании нашумевшего преступления от должностей были отстранены начальник областного главка милиции, районный прокурор и уволен начальник райотдела. Подозреваемый в изнасиловании старший лейтенант милиции так и не задержан

Как уже сообщали «ФАКТЫ», жители поселка Врадиевка штурмом брали местный райотдел милиции. До этого сотни людей почти сутки митинговали на улице, но их так никто и не услышал. Даже когда во Врадиевку приехали руководители николаевской об­ластной милиции и прокуратуры, люди заявили, что никуда не уйдут. И если милиционера, жестоко избившего и изнасиловавшего 29-летнюю женщину, не арестуют, пойдут на крайние меры. Ведь если первого сотрудника милиции — племянника одного из районных прокуроров лейтенанта Дмитрия Полищука — и таксиста, надругавшихся над пострадавшей, задержали, то старший лейтенант Евгений Дрыжак остается на свободе, ему пока даже не объявлено о подозрении. Хотя пострадавшая Ирина сразу заявила: именно Дрыжак (кстати, являющийся крестником отстраненного от должности руководителя областного управления МВД Валентина Парсенюка) первым начал ее насиловать. Да и местные жители уверяют, что видели, как в стельку пьяный милиционер вместе со своим напарником Полищуком той ночью веселились в клубе. В прокуратуре упорствуют, утверждая, что Дрыжак… всю ночь был на дежурстве и из райотдела не уезжал.

В прокуратуре сказали, что Дрыжак предъявил доказательства своей невиновности — видеозапись, на которой якобы видно, что он не выходил из райотдела. Но как же тогда многочисленные свидетельства обратного, в связи с которыми сотрудники прокуратуры решили отправить запись на экспертизу — чтобы проверить, не смонтирована ли она. Жители Врадиевки опасаются, что за то время, пока будет длиться эта проверка, милиционер может сбежать.

*И сегодня состояние Ирины Крашковой остается очень тяжелым

— Что ему мешает? — горько вздохнул брат пострадавшей Ирины Крашковой Геннадий. — Я бы сам сутками стоял на митинге, но не могу оставить сестру — за Ирой нужен постоянный уход. Наша пожилая мама уже совсем слабенькая. Новость о том, что эти изверги сделали с Ирой, ее сразила. Я и сам до сих пор не могу поверить в случившееся. Мало того что Иру несколько раз изнасиловали, так еще и чуть не убили. Негодяи порвали ей лицо и в нескольких местах чем-то пробили череп. Врачи подозревают, что это был молоток или кастет. Просто чудо, что сестра не потеряла память.

29-летняя Ирина помнит все, что с ней произошло. До этого случая милиционеров Полищука и Дрыжака она знала только наглядно. Полищук живет рядом с магазином, где женщина работала продавщицей, и часто приходил туда за покупками.

— У них с Дрыжаком в поселке всегда была не самая лучшая репутация, — заметил Геннадий. — В основном, из-за их развязного поведения. Того же Дрыжака чуть ли не каждый вечер видели в местном баре — он приходил туда в милицейской форме и, напиваясь, начинал «показывать, кто здесь главный». Полищук поспокойнее, но тоже любит выпить. В поселке есть люди, которые уже давно их недолюбливают: поговаривали, что тот же Дрыжак не раз занимался рукоприкладством, выбивая у задержанных явки с повинной. Но мы с сестрой никогда ни с чем подобным не сталкивались и знали милиционеров только наглядно — как и многих других в поселке.

— В тот вечер мы с подружкой договорились пойти на дискотеку, — тихо говорит Ирина. Голова молодой женщины перебинтована, на лице — многочисленные швы и следы от ушибов. — Я пришла в местный клуб и узнала, что вход на дискотеку подорожал — теперь он стоит не пять, а десять гривен. «Дорого», — заметила я и только начала доставать деньги, как передо мной протиснулся милиционер Дмитрий Полищук и отдал охраннику десять гривен. «Это за девушку», — сказал он, кивнув в мою сторону. Я удивилась: с чего это вдруг? Мы же с ним не друзья. Просто он все время покупает у меня продукты. Когда мы оказались в клубе, Полищук сразу пошел к своей компании. А мне позвонила подружка, с которой мы договаривались отдохнуть вместе, и сообщила, что не придет. Побыв на дискотеке от силы десять минут, я решила идти домой. На улице было темно, но у нас в поселке все друг друга знают и не боятся ходить в темноте. К тому же мой дом совсем рядом. Выходя из клуба, я почувствовала, что на меня кто-то пристально смотрит. Обернувшись, увидела Полищука — он сидел за столиком и, как-то странно улыбаясь, буквально гипнотизировал меня взглядом. Мне стало не по себе — он явно был нетрезв.

Поспешно выйдя из клуба, Ирина пошла вдоль дороги. Вскоре ее догнал автомобиль. В темноте молодая женщина не сразу разглядела, чья это машина.

— Увидела только, когда она остановилась, — вспоминает Ирина. — В салоне сидели милиционеры Полищук и Дрыжак. За рулем был какой-то мужчина, наверное, таксист. «Эй, девушка, — усмехаясь, окликнул меня Дрыжак. — Садись, подвезем». «Нет, спасибо», — сказала я и ускорила шаг. Стало страшно. Но они опять меня догнали, и Полищук, который сидел на заднем сиденье, схватил меня за руку и насильно затянул в машину. Через пару минут мы уже были около моего дома. «Мне здесь, — сказала я. — Остановите, я выйду». «Мы знаем, куда тебя везти», — усмехнулся Дрыжак. Машина проехала мимо моего дома, не остановившись. «Что вы делаете?! — закричала я. — Я же сказала остановить! Отпустите!» Я уже понимала, что это ничем хорошим не закончится. Решила, что, если буду кричать, они меня отпустят. Но меня начали избивать. Сначала били по голове кулаками, затем — чем-то металлическим, похожим на кастет. Было очень больно, но я продолжала вырываться. «Умоляю, прекратите! — просила. — Ради моего десятилетнего сына и больной матери!» В какой-то момент я почувствовала, что мне чем-то проткнули череп. В голову как будто всадили нож.

Автомобиль остановился в лесополосе. Вытащив женщину из салона, милиционеры продолжили ее избивать. К ним присоединился водитель.

— Я не знала, сколько еще смогу выносить эту боль. Но оказалось, самое страшное было впереди, — глаза Ирины наполняются слезами. — Когда я уже плохо понимала, что происходит, меня опять затащили в машину. Со мной в салоне оказался Дрыжак. Он бил меня и смеялся, после чего порвал на мне одежду и изнасиловал. И закричал Полищуку: «Хочешь ее? Бери!» «Хочу!» — громко рассмеялся Полищук и тоже меня изнасиловал. Все это время рядом был водитель. Пока изверги по очереди меня насиловали, он бил меня по голове чем-то тяжелым. В тот момент мне уже хотелось… умереть. Я больше не могла это выдерживать.

Надругавшись над женщиной, милиционеры в буквальном смысле порвали ей лицо: разодрали ухо, губу и щеку. После чего схватили за волосы и выволокли из машины, а сами, забрав Ирин крестик, золотую цепочку, телефон и часы, уехали. Истекающая кровью изувеченная женщина осталась лежать в лесополосе.

*Ирина работала продавцом в местном магазине и знала милиционеров только наглядно (фото из семейного альбома)

— До сих пор не понимаю, почему я не потеряла сознание, — немного успокоившись, Ирина продолжает рассказывать. — Ведь мне в нескольких местах проломили череп. Наверное, меня спасли высшие силы. Следующий час я лежала на траве не двигаясь. Как вдруг услышала голоса. Но кто станет ночью ходить по лесу? Прислушавшись, я с ужасом узнала смех Дрыжака. «Они здесь, — подумала я. — Зачем они вернулись? Наверняка, чтобы меня добить». Вспомнилась жуткая история Оксаны Макар, которую насильники подожгли. Я поняла, что нужно спастись любой ценой. Но как? Они же помнят, где меня бросили. Увидев куст, я медленно начала к нему ползти. Когда доползла, затаила дыхание и молилась. Голоса слышались все более отчетливо. Изверги ходили совсем рядом и лишь каким-то чудом меня не нашли.

В конце концов милиционеры уехали. Под утро Ирине удалось доползти до мельницы, где изувеченную женщину увидела местная жительница. Она вызвала «скорую», Ирину срочно госпитализировали.

— Мы узнали об этом случайно, — качает головой брат Ирины Геннадий. — Такого еще не было — чтобы сестра, никого не предупредив, не вернулась домой. Ирин телефон был отключен. Я сам поехал ее искать. В центре поселка к тому времени уже все знали, что с ней случилось. Когда я подъехал к больнице, там уже собралось несколько десятков милиционеров. Складывалось впечатление, что проводится какая-то спецоперация. Одним из первых я увидел милиционера Полищука. Я тогда еще не знал, что это он поглумился над сестрой. Увидев меня, Полищук подошел и как-то испуганно сказал: «Ты… В общем, я здесь ни при чем. Ты не слушай…» Я не понял, что он имеет в виду. Главным в тот момент было увидеть Иру. До сих пор помню тот страшный момент, когда я зашел в палату. Сестра была настолько изувечена, что я ее не узнал.

Когда Ира рассказала брату, кто над ней издевался, Геннадий выбежал из палаты, чтобы найти Полищука. Но его нигде не было. Ирину тем временем отвезли в Николаев, где ей сделали две сложные операции. Однако предстоят и другие — в череп со временем нужно будет вставлять имплант. Деньги на лечение жертвы насильников начали собирать жители всей области.

На следующий день задержали двух человек: милиционера Полищука и таксиста. А вот старший лейтенант Евгений Дрыжак остался на свободе. Более того, ему пока даже не объявили о подозрении. Именно это заставило выйти на митинг под райотделом более тысячи человек. В понедельник около семи часов вечера люди пошли на штурм райотдела милиции. Митингующие, среди которых были даже дети и пенсионеры, требовали, чтобы начальник райотдела Владимир Синицкий объяснил, почему его подчиненный Дрыжак до сих пор не задержан.

— Мы видели этого подонка на дискотеке! — кричали люди. — Это ложь, что он не отлучался из райотдела. Алиби сфабриковано!

— Люди готовы идти на крайние меры, — говорит правозащитник Ярослав Дунаев. — И намерены добиваться справедливого наказания для этих извергов.

В результате начальник райотдела все же вышел к митингующим и сообщил, что оснований для задержания Дрыжака пока нет. Дескать, еще нет результатов экспертизы видеопленки, на которой якобы зафиксировано, что Дрыжак той ночью был в рай­отделе, и будут эти результаты только через неделю. Это вызвало новую волну негодования. Протестующим сказали, что Евгений Дрыжак в отпуске, но в какой-то момент люди заметили его в дверях райотдела. В окна отделения тут же полетели камни и яйца, люди бросились выламывать двери здания. Милиционеры в ответ начали брызгать в митингующих слезоточивым газом и стрелять. Люди бросали в здание бутылки с коктейлем Молотова, петарды… Здание райотдела загорелось. А когда люди выломали забор и прорвались внутрь, милиционеры спрятались от разъяренной толпы в подвале.

Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы в поселок не приехал главный милиционер области Валентин Парсенюк. Впрочем, уже утром его отстранили от занимаемой должности. Это решение принял министр внутренних дел Виталий Захарченко в связи с тем, что «информация о нападении на местную жительницу с участием работников милиции была предоставлена руководству МВД не в полном объеме, что не позволило быстро и объективно разобраться в ситуации и привело к беспорядкам». Тем временем Генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка уволил прокурора Врадиевского района Сергея Мочалко.

Около двух часов ночи митингующие разошлись. Но пообещали организовать еще один митинг в четверг.

— Это изнасилование и издевательства над Ириной стали последней каплей! — говорит брат пострадавшей Геннадий. — Оказывается, многие из тех, кто вышел на этот митинг, раньше сами пострадали от действий местных милиционеров. Несколько дней назад к Ире в больницу пришли супруги, у которых два года назад убили 15-летнюю дочь. Это убийство до сих пор не раскрыто. И родители девочки уже давно не верят местным милиционерам.

Об этом случае в 2011 году рассказывали почти все центральные СМИ. В январе 2011 года на берегу ставка во Врадиевке нашли тело 15-летней Алины Поркул. Девочка была сильно избита и изнасилована. В милиции пообещали раскрыть преступление и начали делать это весьма оригинальным способом — задерживать первых встречных жителей села. Местные милиционеры жестоко избивали людей, требуя, чтобы они признались в убийстве. В результате явки с повинной написали одиннадцать (!) человек. После чего один из них повесился возле кладбища, другой умер дома, а третий — в СИЗО.

— У нас был один ранее судимый житель, — рассказывала нашим коллегам из телеканала СТБ местная жительница Татьяна Волошновская. — На него сразу решили повесить это убийство. Тоже били… А когда отпустили, он не выдержал и покончил с собой. У него в кармане нашли записку: «Я этого не делал, на себя не возьму».

— Задерживали и моего брата, — рассказывала еще одна жительница Врадиевки. — Его били, чтобы он признался. Но он не признавался, потому что не делал этого. Он повесился в камере на умывальнике. Вскрытие показало, что это удушение. Но когда его привезли после вскрытия, там так все было зашито огромными швами!.. Он был сильно-сильно избит, руки в синяках, уши синющие, лицо исцарапанное…

— Убийц Алины Поркул так и не нашли, — говорит Геннадий. — Ее родители заметили, что с ней произошло, по сути, то же, что Полищук и Дрыжак делали с нашей Ирой. Если бы сестра не спряталась от этих извергов, мы бы, наверное, уже ее похоронили.

P.S. Стало известно, что таксист дал признательные показания. Полищук пока отрицает свою вину. А старший лейтенант Дрыжак остается на свободе. Между тем губернатор Николаевской области Николай Круглов пообещал журналистам, что в ближайшее время он будет задержан.

56071

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів