БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Анатомия успеха

Егор Анчишкин: «Я первый раз не в кино увидел чековую книжку, когда мне выписали два чека на 250 тысяч долларов»

7:30 25 октября 2013 10382
Егор Анчишкин
Инф. «ФАКТОВ»

Технологию распознавания изображений, созданную украинскими программистами, компания Google выкупила за десятки миллионов долларов

Современная коммерция все больше уходит в интернет. Причем в нашей стране информационные технологии и связанный с ними бизнес развиваются очень стремительно. Сегодня, не выходя из дому, можно проконсультироваться с юристом или врачом, заказать продукты или одежду, оплатить коммунальные услуги или туристическую путевку… И за всеми этими интернет-услугами стоят наши соотечественники, которые сумели сориентироваться в современном высокотехнологичном мире и построили успешный бизнес. «ФАКТЫ» продолжают совместный проект с радио «Эра», на котором большой популярностью пользуются передачи Евгения Ленга, посвященные вопросам развития IT-технологий. Гостями доктора экономики и успешного предпринимателя Евгения Ленга становятся наиболее известные и влиятельные люди отечественного интернет-бизнеса. Недавно его собеседником был Егор Анчишкин.

Егор Анчишкин родился в 1981 году в Киеве. Окончил Физико-технический институт при КПИ по специальности «прикладная математика». Начинал карьеру программистом, позже создал свой проект — компанию Viewdle, которую купил Google в 2012 году. Viewdle разработала уникальные алгоритмы обнаружения и распознавания лиц. Ее приобретение компанией Google было названо сделкой года на украинском IT-рынке.

Кроме того, Егор — основатель сервиса по доставке продуктов из супермаркетов Zakaz.ua. Компания работает с сетями NOVUS, «Метро», «Фуршет», «Амстор», а также винными магазинами Arlekin и «ПремиумВин», рынком «Столичный». Позже к проекту присоединился инвестор Александр Ольшанский, интервью с которым можно прочитать в «ФАКТАХ» от 18 октября. Егор женат, воспитывает сына. Живет и работает в Киеве.

— Егор, компании, которыми ты руководил, собрали много наград престижных IT-форумов и конференций. Причем премии получают регулярно с 2007—2008 годов. Сколько всего собрал?

— У компании Viewdle было пять, и у Zakaz.ua уже столько же.

— Еще до окончания политеха ты пошел работать в частную структуру. Не было желания какое-то время посвятить науке?

— Не особенно. Я четко представлял научный мир, научную деятельность, мои папа и мама — ученые, работают в академии наук. Я ездил с ними несколько раз в университеты Европы. В результате понял, что мой склад характера и ума не совсем подходит для такого образа жизни.

— Твое первое место работы называлось «Научно-техническая палата», правильно? Или ты там только числился?

— Нет, это действительно компания, в которой я работаю до сих пор.

— Там лежит трудовая книжка?

— Не знаю, где лежит моя трудовая книжка. Наверное, дома. Генеральный директор этой компании — мой отец. Фирма семейная, мы создали ее для аутсорсинга, старались брать заказы на небольшие наукоемкие проекты.

— Вы продавали решения задач?

— Да, решения, там, где требовалось какое-то научное понимание задач, и мы это программировали. Быстро стало понятно, что основные проблемы находятся в области бизнес-девелопмента и маркетинга. Мое внимание сместилось туда, где нужно было тушить пожар. Там я и застрял. Программистов мало, их не хватает. Специалистов, которые на базе труда программистов могут создать бизнес, еще меньше. Я получил первый опыт, он для меня был важен как опыт работы с командой и клиентами.

— Что двигает людьми, когда они, имея хорошее место работы и неплохой доход, начинают стремиться к открытию своего бизнеса?

— Мне платили зарплату, но сколько в те годы могли платить молодому специалисту?! Зарплата практически не имела значения. Ее хватало на то, чтобы квартиру оплатить, и прекрасно. Тут дело в амбициях. Есть те, кто стремятся их реализовать, это психология.

— А предпринимательство — качество врожденное или приобретенное? Что играет большую роль — гены или воспитание?

— Это трудный вопрос. Мне кажется, что воспитание.

— Знаю, что, создавая свое дело, ты выбрал так называемую израильскую модель. Поясню для наших читателей: Егор с самого начала решил построить глобальную технологическую компанию. История Viewdle началась в 2006 году, правильно?

— Да, было начало июля, суббота.

— Ну какая же израильская модель начинается в субботу, когда евреям нельзя ничего делать?

— Проект Viewdle специализировался на распознавании лиц. Первоначальный фокус — видео, потом добавили фото, затем — распознавание жестов. Сейчас телевизоры, Samsung и другие, уже управляются жестами. У нас была простая гипотеза. Мы сделали ставку на большую задачу, не имея конкретной бизнес-модели. Требующая решения проблема заключалась в следующем: количество видеофайлов стремительно растет, а объем сопровождающей это видео текстовой информации катастрофически падает. В результате ничего невозможно найти. В YouTube вы искали «кошечки» — получали оголенные торсы. Набирали в поисковике «оголенные торсы» — получали кошечек. Так было. Проблема абсолютно очевидная: в видео и в фотографиях никаких сопровождающих текстов нет. Их должны добавлять люди или роботы. Создается такое количество видео, что никаких набранных вручную текстов к ним не хватит. Никто не будет тратить миллионы часов на то, чтобы описать эти видеофайлы. Поэтому мы поставили на автоматизацию, решили, что любая компания, которая будет обладать автоматизированным поиском цифровой информации в сегменте видео или фото, рано или поздно будет иметь стоимость.

— Ваше предположение оправдалось. А как вы вышли на исследования и разработки, которые впоследствии стали основой технологии Viewdle?

— Михаил Шлезингер преподавал в университете, я проходил практику в его лаборатории.

— Он знаком с твоим отцом?

— Нет. Шлезингер мне влепил тройку на зачете.

— Билл Гейтс тоже был отчислен из института.

— Меня больше интересовали коммерческие перспективы того, что делает Михаил Иванович, а не формулы.

— Значит, тройка была за дело. При этом у Шлезингера ты, должно быть, лучший, любимый ученик, нашедший его технологии коммерческое применение. Кстати, при строительстве глобальной технологической компании насколько важно быстро попасть в Силиконовую долину?

— Думаю, лучше туда попасть сразу. В глобальном технологическом бизнесе очень важно быть в высшем эшелоне: первый, второй или никакой.

— Вы достаточно долго развивали компанию, и потом технологии к вам просто подтянулись.

— Да, рынок прогрессировал, мы в этом участвовали. В какой-то момент он дозрел до того состояния, когда мы стали очень интересными и выплыли на гребень не только технологической волны, но и рыночной, коммерческой. Переломным моментом стал день, когда Google презентовал face recognition (распознавание изображений) в своем сервисе Picasa. Не мы стали обивать пороги, а нам начали звонить и спрашивать: «Ребята, как там называется эта новая фича в Picasa, face recognition? Вы же это делаете, правильно?»

— Поездка в Америку на престижную конференцию была своевременна, удачна и успешна. Ты познакомился со многими людьми. И тебе за 225 тысяч долларов предложили сделать обрезание?

— Бери больше — за полмиллиона. Поиском инвесторов занимался Юрий Фрайман. Я руководил командой, разработкой продукта. Один из ангел-инвесторов, его зовут Джордж (фамилию опускаю), — уважаемый джентльмен из Нью-Йорка. Он среди лидеров еврейской общины, его состояние измеряется миллиардами. Джордж и его зять согласились стать нашими ангел-инвесторами, достали чековые книжки. Каждый выписал чек на 250 тысяч долларов. Я первый раз не в кино увидел чековую книжку. В моем сознании деньги выглядели как-то по-другому. Когда мы уже взяли чеки, Джордж, а ему за 60, спросил: «Егор, хочешь, мы тебе обрезание сделаем?» У него было абсолютно серьезное лицо. Я замялся: это шутка или нет. Сказал, что мне нужно посоветоваться с мамой. Джордж рассмеялся. Конечно, это была шутка.

— У тебя юморные ангел-инвесторы. Осенью 2012 года Viewdle была приобретена компанией Google за 30—45 миллионов долларов. Точная сумма покупки не раскрывается, но в любом случае это была на то время самая большая сделка для IT-компании с украинскими корнями. Зачем Google купил Viewdle?

— Распознавание изображений — это прорыв, единственный способ идентифицировать человека без физического контакта с ним.

— Александр Ольшанский, известный WEB-предприниматель и самый влиятельный человек украинского интернета, считает, что благодаря этим технологиям в скором будущем, когда человек зайдет в магазин, компьютер его сразу распознает. После чего выдаст о нем продавцу всю информацию.

— Всю ту, которую магазин может позволить себе купить. Это не фантастический сценарий. В каком-то виде это существует уже сейчас.

— Возможно, точно так же будут работать ключи от автомобилей, замки квартир, здесь много разных вариантов.

— Автомобили, квартиры — позже, потому что за этим стоит физическая безопасность. Распознавание изображений, вероятно, пока можно подделать. Но эта технология будет широко применяться для бытовых целей.

— После продажи Viewdle точкой приложения своих талантов ты сделал компанию Zakaz.ua, которую создал в январе 2010 года, задолго до продажи Viewdle. Готовил себе запасной аэродром или просто увидел задачу, которую было бы интересно решить?

— Весной 2010-го я отошел от операционной деятельности Viewdle, помогал компании, как мог, но не ходил в офис, не принимал участия в каждодневной работе. Тогда и решил строить Zakaz.ua. Меня часто спрашивают: почему? Ведь Viewdle такая высокотехнологичная компания, она строит типа космические корабли, а тут вдруг Zakaz.ua!

— Задам его и я: почему после технологической компании ты пошел в электронную коммерцию? Или ты считаешь Zakaz.ua в первую очередь технологической компанией?

— Так и есть.

— Тогда поставлю вопрос по-другому: в чем главные технологические и нетехнологические компетенции Zakaz.ua?

— Отвечу словами Джеффа Безоса, основателя Amazon: «Мы провели длительное исследование, огромный опрос общественного мнения и нашли покупателей, и нам стало понятно, что покупатели в первую очередь хотят, чтобы их заказы были доставлены».

— Отличный тезис. И?..

— Доставить заказ так, как вы хотите, именно то, что вы хотели, именно в тот момент, когда вы хотели. Когда у вас пять заказов, это просто, а при масштабировании — очень непросто.

— Идеология твоей компании — обеспечить пользователя удобной и быстрой возможностью по интернету выбрать из большого ассортимента супермаркета то, что ему нравится, заказать на дом и получить в тот же день?

— Правильно, и даже из нескольких супермаркетов.

— При этом цена берется та же, что покупатель заплатил бы в супермаркете?

— Да.

— А действуют ли для твоих пользователей дисконтные карты супермаркетов?

— Пока нет. Но это ограничение скорее не бизнес-модели, а техническое.

— Насколько сложно было убедить супермаркет? Ведь некоторые из них имели собственные службы доставки.

— Мы не требуем слишком многого от продавцов. Говорим простую вещь: люди будут покупать у вас. Мы же снимаем товар с полки и привозим на дом. То есть наша задача — сделать так, чтобы хороший супермаркет мог распространять свои продукты по всему городу. И если вы уже согласились уплатить 30 гривен за доставку, то для вас дальше все супермаркеты равны: и тот, который находится на Кольцевой дороге, и тот, который на расстоянии 500 метров от вас.

— Насколько важной составляющей твоего бизнеса является качество обработки и координации заказов? Оно у тебя выше, чем у супермаркетов?

— Безусловно, мы это делаем на порядок качественнее. Огромные ресурсы сосредоточены на том, чтобы все хорошо работало. Пока интернет не делает те обороты, которые соизмеримы с десятью кассами в супермаркете. Но это только пока.

— Как компания добивается того, что ассортимент и цены актуальны на каждый момент времени?

— Очень тяжелым трудом. Это одна из основных технических проблем. Супермаркет не на сто процентов знает, какой товар в каждый момент лежит на полке. Представьте: я забрал три последние баночки йогурта с полки, они еще не оплачены. В этот момент наша сборщица подходит и пытается найти такие же две баночки. Поэтому у нас в системе большой модуль посвящен тому, что на основе статистики и собственных данных мы прогнозируем наличие того или иного товара. Но всегда оставляем резервный канал — сборщица звонит покупателю и согласовывает замену. Главный принцип: никогда не принимаем решение за покупателя.

P.S. Полный текст интервью с Егором Анчишкиным можно найти на сайте prostranstvo.kiev.ua.

Подготовил Сергей КУРГАН,"ФАКТЫ"

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров