ПОИСК
Життєві історії

Светлана Кукса: «Теперь я хотя бы снова начинаю верить в справедливость…»

6:00 17 січня 2014
Інф. «ФАКТІВ»
Несправедливо обвиненной жительнице Херсонской области, проведшей за решеткой шесть лет, недавно дали двухкомнатную квартиру и присудили 1,5 миллиона гривен моральной компенсации

В июне 2012 года мы рассказывали о драматической судьбе 47-летней жительницы Херсонской области Светланы Куксы. В марте 2006 года в дом фермера Николая Куксы ворвались вооруженные грабители. Николая жестоко убили, его жене и сыну удалось избежать смерти. Работники милиции не смогли выйти на след преступников и решили повесить убийство на… вдову. Несколько дней оперативники издевались над женщиной, заставляя сознаться в убийстве супруга. В результате Светлана оказалась в психиатрической лечебнице. Оттуда ее увезли прямо в следственный изолятор.

Несчастная женщина провела за решеткой долгие шесть лет, пока крымская журналистка не провела собственное расследование и, располагая признанием одного из настоящих убийц, не подняла шумиху. Только после этого со Светланы сняли все обвинения. Однако, выйдя на свободу, женщина оказалась бомжем. Пока она находилась в тюрьме, ее дом незаконно продали, а имущество разворовали.

«Муж просил бандитов: «Забирайте все, только нас не трогайте!»

В тот роковой вечер супруги Николай и Светлана Куксы из села Рубановка Великолепетихского района возвращались с поля. Работа на земле была их жизнью. Когда по всей округе начали разваливаться колхозы, Николай взял в аренду 300 гектаров земли и стал поднимать фермерское хозяйство. Вскоре супруги купили комбайн, три трактора, «Камаз», иномарку. Построили в родном селе магазин, в райцентре возвели второй дом. Кроме этого, построили зернохранилище и склад горюче-смазочных материалов… Одни завидовали фермеру, другие справедливо замечали: «А ведь было время, когда все смеялись над Николаем. Мол, глупое ты, Коля, дело затеял. Оказалось, не такое уж и глупое».

— Помню, тем вечером я сказала мужу: «Смотри, в хатах свет горит, люди давно отдыхают, а мы по хозяйству еще не управились», — вспоминает Светлана Кукса. — Коля прижал меня к себе: «Потерпи немного. Вот поставим сына на ноги и будем с утра до вечера телевизор смотреть». Я разогрела ужин, усадила мужа и 13-летнего сына Дениску за стол, а сама побежала доить корову. Выхожу из хлева с полным ведром и вижу — за углом мелькнула какая-то тень. У меня в руках был фонарик, посветила. И аж ноги подкосились: стоят трое в масках, у каждого в руках нож.

РЕКЛАМА

Первая мысль: надо предупредить мужа! Поставила ведро с молоком, попятилась. Но тут из-за другого угла вышел четвертый, тоже в маске. Я отпрянула, зацепила ведро — молоко полилось. «Коля, бандиты!» — успела крикнуть, и в эту же секунду мне закрыли рот. Муж вышел на шум, в него вцепились сразу трое. Меня ударили чем-то тяжелым по голове, я «отключилась».

Когда сознание вернулось, увидела Колю в нашем доме. Двое бандитов держали его под руки, муж был весь в крови. «Забирайте все, только нас не трогайте!» — стонал. Дениска просил извергов: «Отпустите папку!» Я поднялась на ноги и побрела в спальню. Там под телевизором лежали 13 тысяч гривен, принесла их грабителям. Один из бандитов жадно схватил деньги. Хотел сунуть себе за пазуху, но рассыпал — купюры разлетелись. Он стал собирать их дрожащими руками.

РЕКЛАМА

Воспользовавшись тем, что бандит отвлекся, я снова побежала в спальню — там за шкафом стояло охотничье ружье. Схватила его, передернула затвор, но грабитель уже стоял рядом. Он выдернул ружье и огрел прикладом так, что сломал мне руку.

Налетчики явно рассчитывали на большую добычу, поэтому, забыв о Светлане, продолжили пытать Николая. Женщина боялась, что грабители убьют ее сына. Она выгрузила из шкафа все вещи, уложила Дениску на дно, сверху забросала его одеждой и приказала не выходить из укрытия. Потом бросилась в гостиную, надеясь спасти мужа. Бандитов там уже не было. Николай лежал в луже крови.

РЕКЛАМА

— Я присела над мужем: показалось, что он дышит, — продолжает Светлана. — Приподняла Колину футболку, а там две огромные ножевые раны: удары пришлись прямо в сердце. Я, наверное, закричала, потому что выскочил Дениска. «Звони, сынок, крестному», — плачу. Пришел кум, вызвал милицию и «скорую». Мы еще надеялись, что Коля жив, пытались делать ему искусственное дыхание… Через три дня мужа похоронили.

«Убивайте, — сказала я мучителям. — Но явку с повинной не подпишу»

— Четыре месяца милиция вместе с прокуратурой пытались найти убийц, — вздыхает Светлана Кукса. — Потом в область приехал министр и накрутил хвост подчиненным, потребовав раскрыть громкое убийство. Среди ночи ко мне явились оперативники. Сказали: мол, задержали преступников, и мне нужно их опознать. А в рай­отделе поставили перед фактом: я не свидетель, я — обвиняемая! Следователь объяснил: если осталась жива, значит, знала убийц. И сочинил такую историю: у меня был юный любовник (19-летний житель соседнего села Олег Ильчук, с которым мы даже не были знакомы), и я «заказала» ему Колю. Олег якобы подговорил несовершеннолетнего товарища, вместе с которым учился в ПТУ, помочь ему убить мужа любовницы. Товарищ взял в сообщники родного брата, и трое «киллеров» по моей наводке зарезали Колю.

Меня допрашивали трое суток без перерыва — ни воды попить, ни в туалет сходить. Милиционеры говорили: мол, сделают так, что мой сын будет воспитываться в интернате. А ночью сажали меня в машину и куда-то везли. «В комнате пыток все вспомнишь, печенью рыгать будешь, а через месяц сдохнешь», — угрожали. Ставили меня к стенке, размахивали перед носом дубинкой, обещали повесить… «Убивайте, — сказала я мучителям. — Но явку с повинной не подпишу». За три дня меня довели до такого состояния, что я угодила в психушку.

Из психиатрической лечебницы Светлану забрал брат, его семья приютила и Дениску. Однажды, расплакавшись, женщина сказала брату: «Больше не могу! Наложу на себя руки». Случайно подслушав разговор взрослых, мальчик бросился к матери: «Ну тогда и я жить не буду!» Светлана ужаснулась: зачем ляпнула такую глупость? А как же Дениска? Нет, она выдержит все и будет жить — ради сына.

Светлану отправили в СИЗО, а Дениску забрала к себе его тетя. Понимая, что милиционеры могут выполнить свою угрозу и отправить мальчика в интернат, родственники скрывали ребенка. Он полгода даже в школу не ходил. Но правоохранители все равно разыскали Дениску и стали расспрашивать: мол, расскажи, «как мамка убила папку». Подросток пережил такой стресс, что не мог ни есть, ни спать. К счастью, Светлана об этом не знала. Иначе сошла бы с ума.

Тем временем трое «киллеров» сознались в убийстве Николая Куксы. Как потом выяснилось, проще всего удалось получить признание от «подельников» Олега Ильчука братьев Владимира и Дмитрия Смирновых — оба состояли на учете у психиатра с диагнозом дебильность.

— Из моего «любовника» показания выбили, — рассказывает Светлана. — Пока над Олегом издевались физически, пацан еще терпел. Но потом оперативники привезли в райотдел отца Олега и принялись его избивать, а сына заставили на это смотреть. И Олег не выдержал… Сказал следователю, будто я часто жаловалась: мол, муж не дает мне денег. Господи, да ведь я сама распоряжалась семейной кассой! Узнав, что парни сознались в убийстве, я стала требовать очных ставок. Отправила в областную прокуратуру 30 заявлений. Приходили ответы, будто написанные под копирку: «В очных ставках необходимости нет».

Не выдержав тяжких обвинений, брат Светланы умер, а мать тронулась умом

Родственники Светланы пытались привлечь внимание СМИ, надеясь, что хотя бы журналисты восстановят справедливость. Брат Светланы Николай Жалдун разместил в интернете обращение: «Журналисты, Христом Богом молю вас, посодействуйте, чтобы в нашу тьмутаракань прислали профессионального следователя! Моя сестра в один день потеряла мужа-кормильца, с которым прожила почти 15 лет, ее разлучили с сыном, отняли свободу, а теперь хотят забрать последнее — честное имя. Если новый следователь найдет даже крохотное доказательство того, что моя сестра по своей воле сделала сиротой собственного сына, а себя лишила единственной опоры в жизни, сам буду хлопотать, чтобы его наградили. Откликнитесь! Если есть в нашей стране хоть какая-то правда, приедьте!»

Однако вместо журналистов отреагировали стражи порядка. Они заставили Олега Ильчука дать показания, якобы брат Светланы принимал участие в организации убийства Николая Куксы. Мужчину стали вызывать на допросы, грозили пожизненным заключением. И его сердце не выдержало — брат Светланы скончался. А мать, не вынеся навалившихся на семью бед, тронулась умом.

Дело против Светланы и ее «пособников» передали в суд. Во время открытых слушаний «киллеры» заявили, что признание из них выбили. Свидетели дали показания: в семье убитого фермера царила идиллия. Никто и никогда не видел Светлану с юным любовником. Это шло вразрез с материалами дела, и тогда его направили в прокуратуру Херсонской области для дополнительного расследования. Однако никто не собирался копаться в истории с самого начала. Документы просто вернули в суд. Потом направили в другой. Судьи никак не решались вынести приговор. Процесс по этому делу затянулся почти на пять лет. Все это время Светлана и трое парней находились в следственном изоляторе.

В жизни часто случаются парадоксы. Если уголовное дело против Светланы сфабриковали оборотни в погонах, то другой, порядочный, милиционер помог женщине выйти на свободу. В 2010 году Александр Щербак исполнял обязанности начальника Первомайского райотдела милиции в Крыму. Однажды, расследуя убийство дальнобойщика, Александр допрашивал ранее судимого мужчину. Неожиданно тот сознался в убийстве фермера на Херсонщине. Нарисовал схему двора и дома. Рассказал, как вместе с сообщниками приехал в село, как спланировали нападение. Александр Щербак доложил о раскрытии убийства руководству. Оно велело… отпустить преступника, а явку с повинной переслать по почте в управление МВД Украины в Херсонской области.

По своим каналам Александр узнал: задержанный им мужчина и раньше сознавался в убийстве фермера. Однако каждый раз его почему-то отпускали на свободу. Тогда капитан милиции решился на очень рискованный с его стороны шаг — отнес копию явки с повинной в редакцию газеты «Первая крымская». А затем уволился из органов.

— Нас заинтересовало: почему правоохранители несколько раз отпускали этого человека? — говорит журналист Юлия Исрафилова. — Может, за совершенное им убийство кто-то уже отбывает наказание? Я решила это проверить. Оказалось, что в марте 2006 года в селе Рубановка убили фермера. В преступлении обвинили его жену и троих парней. Я связалась с адвокатами и родственниками Светланы Куксы. Они пересказали мне подробности нападения, которые много раз слышали от женщины. Показания Светланы во всех деталях повторяли написанное в явке с повинной. Сомнений в том, что это одна и та же история, не было.

После того как «Первая крымская» опубликовала результаты журналистского расследования, параллельно направив копии в Генеральную прокуратуру Украины и Уполномоченному Верховной Рады Украины по правам человека, случаем заинтересовались центральные телеканалы. И тут правоохранители зашевелились. Сразу же арестовали автора явки с повинной, установили личности его подельников. Началось новое расследование обстоятельств убийства Николая Куксы.

Еще больше стражи порядка активизировались, узнав, что создатели шоу «Битва экстрасенсов» подключили к этой истории ясновидцев. Четвертого марта 2012 года в эфир вышла программа, где экстрасенсы в один голос заявили: Светлана Кукса непричастна к убийству мужа. Через месяц, пятого апреля, состоялось новое заседание суда. Судья объявил, что в Крыму нашлись убийцы Николая Куксы. Конвоиры распахнули «клетку», где стояли обвиняемые. «Что, выходить?» — удивленно спросила Светлана. Она ведь не знала, что происходит на воле, и подумала, что ослышалась…

Но идти Светлане было некуда. По странному стечению обстоятельств, дом супругов в селе Рубановке сгорел вскоре после того, как его опечатали правоохранители. Вся техника с фермерского подворья исчезла. Второй дом в райцентре Великая Лепетиха после ареста Светланы был незаконно продан начальнице местного БТИ. «Теперь у меня даже вилки своей нет», — сетовала многострадальная вдова. Благо, ее приютили родственники.

Единственным, кто извинился перед Светланой, был новый прокурор Херсонской области. Обещал помочь решить жилищный вопрос. И слово свое сдержал. Недавно Светлане выделили двухкомнатную квартиру в Каховке. Женщина уже устроилась на новом месте, работает диспетчером в строительной фирме. На выходные к ней часто приезжает сын: он учится на четвертом курсе Запорожского технического университета. Денис возмужал и стал очень похож на покойного отца. «Это живая память о муже», — говорит, вытирая слезы, Светлана.

Недавно женщина добилась выплаты ей моральной и материальной компенсации в размере полутора миллионов гривен. Светлана не хочет вспоминать о болезненном для нее прошлом, поэтому отказывается общаться с журналистами. Однако для «ФАКТОВ» сделала исключение.

— Иск о возмещении ущерба прошел все инстанции — от районного суда Херсонской области до Высшего специализированного суда Украины, — говорит Светлана Кукса. — Каждый раз суд принимал решение в мою пользу, однако сотрудники прокуратуры его опротестовывали. Неужели, по их мнению, мои мучения не стоят ни гроша? Однако правда оказалась на моей стороне. Конечно, эти деньги не вернут мне мужа и шесть лет жизни. Но теперь я хотя бы снова начинаю верить в справедливость.

— Вам уже выплатили компенсацию?

— Думаете, если я выиграла суд, мне тут же принесли полтора миллиона гривен на блюдечке? Ничего подобного! В феврале 2013 года Высший специализированный суд Киева постановил, что моего «любовника» Олега Ильчука содержали под стражей незаконно, и поэтому государство должно выплатить ему 200 тысяч гривен моральной компенсации. Прошел почти год, а Олег до сих пор не получил ни копейки. Наверное, и мне придется долго ждать. Но, как говорит мой адвокат, мы еще поборемся.

В конце декабря прошлого года Бериславский районный суд Херсонской области осудил четырех «оборотней в погонах», выбивавших признание у вдовы Николая Куксы, Олега Ильчука и братьев Смирновых. Двух бывших работников управления уголовного розыска УМВД Украины в Херсонской области, а также бывшего начальника и оперуполномоченного отделения уголовного розыска Великолепетихского райотдела милиции приговорили к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества.

— После оглашения приговора их почему-то даже не арестовали, — недоумевает Светлана. — Наверняка адвокаты обвиняемых уже обжаловали решение суда. Значит, процесс растянется еще на несколько месяцев.

— Мучители просили у вас прощения?

— Даже не заикались. Только следователь попытался извиниться…

К слову, следователь районной прокуратуры, сочинивший историю о заказном убийстве, вообще избежал уголовной ответственности. Сразу после огласки он уволился из органов, уехал в Донецкую область, работает там адвокатом.

— То, что нам удалось доказать невиновность Светланы и трех парней, а также добиться их освобождения, — случай исключительный, — убеждена журналист Юлия Исрафилова. — После того как СМИ растиражировали эту историю, мне стали массово приходить письма из мест лишения свободы. Изучаю присланные заключенными документы, и волосы становятся дыбом. Таких историй, как у Светы, — сотни, если не тысячи. Страшно жить в стране, где невиновных людей так легко бросают за решетку.

10677

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів