Интервью со звездой Наедине со всеми

Андрей Курков: «Мы находимся в состоянии войны с Россией. И это надолго, если не навсегда»

8:00 20 марта 2014   20335
Андрей Курков

Самый популярный в Европе украинский писатель пишет книгу о переломных событиях в Украине — о Майдане и российской оккупации

Андрей Курков родился в Ленинграде, но с детства живет в Киеве вместе с женой-англичанкой и тремя детьми. Говорит и пишет в основном на родном для него русском языке, но это не помешало ему реализовать себя как писателя в Украине, которая, по мнению Путина, так нуждается в защите прав русских. Более того, Андрей Курков является самым продаваемым украинским писателем. Его роман «Пикник на льду» разошелся в Украине тиражом 150 тысяч экземпляров — больше, чем книга любого другого отечественного современного автора. Произведения Андрея переведены на 21 язык, он — единственный писатель постсоветского пространства, чьи книги попали в десятку европейских бестселлеров. В марте 2008 года роман Куркова «Ночной молочник» вошел в «длинный список» российской литературной премии «Национальный бестселлер». По сценариям Куркова поставлено свыше 20 художественных и документальных фильмов.

Последние четыре месяца писатель в прямом смысле слова живет на баррикадах. Его дом находится неподалеку от эпицентра событий. Каждый день Андрей Курков наблюдал за происходящим и сам был участником Майдана. Все, что удалось увидеть на протяжении последнего времени, он описывает и анализирует в своей новой книге, о чем и рассказал «ФАКТАМ».

— Это будет книжка для иностранного читателя, сначала она выйдет на немецком языке, в австрийском издательстве, — говорит Андрей Курков. — Для того чтобы объяснить Майдан, его предысторию. Да и Украину в целом. Эта книга основана на моих дневниках, которые веду много лет. Начинается произведение с событий 21 ноября, когда на Майдане собралась молодежь в поддержку евроинтеграции, дальше идет речь о том, что происходит сейчас в Киеве, а также ситуация в Крыму. Думаю, книга выйдет уже в июне этого года. В ней фактаж переплетается с комментариями, объяснениями разных исторических и современных феноменов.

— Например, «титушки»?

— Это особое явление нашей действительности. Как и понятие «Севастополь — город русской славы», и многое другое.

— В книге вы отвечаете на вопрос, почему все-таки возник Майдан?

— Мне кажется, он возник из-за нереализованных задач «Оранжевой революции», что привело Януковича к власти. По сути, он превратил страну в закрытое акционерное общество. Партия регионов повторила поведение советской власти в 1939, 1945 годах, когда все начальники Западной Украины были заменены на русскоязычных и молодых из Донецка. Это, если коротко отвечать. Подробнее прочтете в книге. На самом деле и так понятно, что к чему. Сначала это были романтические протесты, люди все еще надеялись, что их услышат. А когда не услышали, то романтика исчезла, и народ стал говорить громче, перешел на крик. Люди уже выкричались, охрипли, не могут больше кричать и начинают отстаивать свое мнение с помощью дубинок.

*В разгар событий на Майдане Андрей Курков каждый вечер шел туда, разговаривал с людьми, высказывал свои мысли, носил продукты

— Вы живете возле Майдана, почти каждый день там бываете. Каких людей видите?

— Совершенно разных. От тех, кто ненавидит все русское и русских, до людей среднего класса, а также совершенно не националистов, которые просто хотят жить в европейском государстве. И таких большинство. Я один из них.

— Но вы же и так можете позволить себе жить в Европе.

— Могу, но не хочу. Я гражданин Украины, люблю Киев и не собираюсь уезжать. В декабре, в разгар событий на улице Институтской, родственники жены постоянно звонили нам, были очень встревожены и предлагали хотя бы на время уехать из Киева. Но у нас паники не было. Мы остались. Дети ходили в школу. Дискомфорт доставляли люди в штатском, разгуливающие по улицам и дежурящие у подъездов домов. Они раздражали, вызывая тревогу и опасения. Мы не знали, кто это: «титушки» или переодетые представители милиции, спецслужб? Что им нужно? У нас в подъезде постоянно дежурили молодчики, запугивали соседей. Мы звонили участковому, в милицию, просили разобраться.

Однажды дочка осталась дома одна, и как раз в это время четверо мужчин стали звонить в дверь, просили открыть. А потом просто сели под нашей дверью. Ребенок был напуган, не мог выйти, при этом оставаться внутри тоже было небезопасно. Точно так же поступали и с соседями. А учитывая то, что недалеко от нас расстреляли автомобиль с сотрудниками ГАИ, а потом убили журналиста Веремия, было очень тревожно. На «титушек» я старался просто не обращать внимания.

— Некоторые киевляне, имеющие квартиры в центре, говорят, что устали жить на баррикадах.

— Весь этот период я не ощущал никаких физических неудобств. Если это имеется в виду. Естественно, нужно было приспосабливаться. Каждую ночь я просыпался по несколько раз: в два, в четыре, в шесть утра, чтобы проверить, все ли тихо, послушать новости с Майдана. Поутру смотрел каждый раз, цела ли моя машина, припаркованная возле дома. Кстати, все жильцы нашего дома уже давно не ставят машины во дворе, боясь, что их сожгут. Я же решил, что бояться как раз и не нужно. На улице Рейтарской один автомобиль сожгли, несколько повредили. Но это не самое страшное, что могло быть. Каждый вечер я шел на Майдан, много разговаривал с людьми, слушал, высказывал свои мысли. Часто ходили туда вместе с женой, соседями, носили продукты. В один из дней мы стали частью настоящей процессии, тогда со всех сторон на Крещатик толпами шли люди и что-то несли: одноразовую посуду, хлеб и другие продукты, дрова, одежду… Это выглядело как общая коммунальная обязанность.

— Зачем вам это нужно, вы же русский? По мнению Путина, вас нужно защищать.

— Да не нужно меня защищать! Наоборот, я регулярно прошу, чтобы нас оставили в покое. Все прекрасно понимают, что это лишь политический предлог. Им пользуются те, кто четко понимают лживость этого предлога.

— У вас когда-либо возникали трудности в Украине из-за того, что пишете на русском?

— Дома говорю на русском и английском, но украинский знаю. Иногда статьи пишу на украинском, детские сказки. Но мой родной язык, язык моей прозы — русский. С 2000 года созданные мною романы переводятся на украинский. Впрочем, как и на другие языки. Никаких проблем я не вижу.

*Андрей Курков: «Меня, русского, в Украине не нужно защищать! Я регулярно прошу, чтобы нас оставили в покое» (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

— Некоторые ваши коллеги, (например фантаст Сергей Лукьяненко), попросили не переводить их книги на украинский язык. Сейчас вы общаетесь с российскими писателями?

— Очень много людей мне звонят и пишут, беспокоятся, сопереживают, рассказывают о своих ощущениях. Они чувствуют стыд и боль из-за того, что происходит. Любят свою страну, но никакого отношения к путинским взглядам не имеют. Это Владимир Сорокин, Людмила Улицкая, Борис Акунин, Татьяна Щербина…

Сейчас украинские писатели объединились. Мы устраиваем туры по Украине, читаем лекции, общаемся с людьми, развозим книги по разным регионам. Недавно был в Остроге, в Острожской академии, ездил в Хмельницкий, Ровно. До этого посетил Львов, Ужгород, Владимир-Волынский, Луцк, Каменец-Подольский.

— А в Крыму?

— Со 2 по 9 января я побывал в Севастополе, Ялте, Балаклаве. Тогда в Крыму все было спокойно, никаких «зеленых человечков», настроений по поводу отделения. Хотя, как выяснилось, эта операция была готова уже давно. Всегда там была партия «Русское единство», Русское молодежное движение Крыма… Они годами получали деньги из России, при этом не играли никакой роли в крымской жизни, кроме как во время приезда Жириновского, Лужкова… Работали как спящие агенты КГБ. И вот теперь, сработали по команде. Обычные люди ни сном ни духом ничего не знали.

— Чем не сюжет для шпионского романа?

— Об этом жанре никогда не задумывался. У меня есть свои темы. Мои планы расписаны на четыре года вперед. Из-за книги о Майдане приостановил написание романа «Шенгенская история». Это роман о Литве и молодых литовцах, которые иммигрировали в Западную Европу уже после того, как Литва стала членом Европейского союза.

— Какой вы видите дальнейшую судьбу Украины?

— Россия не уйдет из Крыма. Вместе с тем мир не признает эту территорию независимым государством или частью России. Никто не будет менять карту мира. Поэтому очевидно, что Крым ожидает судьба Абхазии. Мы все видим, что произошло с этой территорией и как там живут люди. В результате, естественно, будет обозленность России и обозленность крымчан, голосовавших за Россию. Теперь же у Крыма, в связи с тем, что Россия якобы включила его в свой состав, возникнут огромные проблемы, начиная от логистики и заканчивая чисто бытовыми вопросами. Очевидно, что теперь России может понадобиться Херсонская область для сухопутной связи с Крымом. Как ни печально это звучит, но мы находимся в состоянии войны с Россией. И это надолго, если не навсегда. А это означает, что Украине нужны большие деньги на оборону. Необходима помощь Запада, реформы, которые в принципе переориентируют украинскую экономику. Придется увеличить налоги. Предполагаю, что наша жизнь может стать намного тяжелее, чем в Англии. Поверьте, я знаю, что говорю, есть с чем сравнивать.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мама маленького мальчика так громко крикнула на всю улицу: «Брось каку!», что четыре мужика, оглядываясь, выбросили сигареты, а пятый шарахнулся от жены...

Киев
+4

Ветер: 4 м/с  С-З
Давление: 744 мм