ПОИСК
Життєві історії

Олеся Жуковская: «Я читала о романах во время революций, но даже не думала, что сама встречу на Майдане свою любовь»

8:00 6 травня 2014
Медик-волонтер, чудом выжившая после снайперского выстрела в шею, уже полностью восстановилась и даже побывала в Париже, где встретилась с президентом Франции. По признанию Олеси, последние события в стране совершенно изменили ее жизнь

О чудом выжившей героине Евромайдана Олесе Жуковской «ФАКТЫ» рассказывали 25 февраля нынешнего года. После того как Олесе в шею выстрелил снайпер, истекающая кровью девушка написала на своей страничке в социальной сети: «Я умираю». Но случилось чудо, которого никто не ожидал: Олеся не только выжила, но и очень быстро пошла на поправку.

«Знаю, что думают люди за несколько секунд до смерти: как же еще хочется пожить!»

Многие издания и телеканалы рассказали об Олесе еще до того, как ее ранили. На Майдане девушку знали многие. В первых числах декабря она, жительница Кременца Тернопольской области, приехала в штаб Евромайдана со словами: «Я работаю фельдшером. Помогу, чем скажете. Могу оказывать митингующим первую помощь». С тех пор Олеся Жуковская постоянно дежурила на центральной площади столицы. Разносила нуждающимся лекарства, принимала пациентов в здании Киевской горадминистрации. А когда в январе на улице Грушевского начались боевые действия, не побоялась пойти в эпицентр противостояний. Под разрывом гранат девушка выносила раненых и делала им перевязки. Проведя три месяца на Майдане, волонтер заболела ангиной и попала в больницу. Но, как только выписалась, тут же вернулась на центральную площадь столицы.

— Я не могла по-другому, — объясняла корреспонденту «ФАКТОВ» Олеся. — Не буду врать: было страшно. Но я как врач была там нужна. День, когда меня ранили, с самого утра был очень неспокойным. Накануне я очень устала — было много раненых, всем нужна была помощь. Сложнее всего было оттаскивать раненых в сторону. Они были такими тяжелыми! Не могу даже сказать, сколько людей пришлось перебинтовать 19 февраля. Только через мои руки прошли десятки. Пострадавших с очень серьезными травмами я отводила к дежурившим неподалеку хирургам. В эпицентре событий провела целый день. На взрывающиеся вокруг гранаты уже научилась не обращать внимания. Время от времени пропадал слух, но потом возвращался. За это время сгорела палатка с нашими вещами, в которой мы каждое утро собирались с ребятами. Поэтому на следующий день договорились встретиться возле монумента Архангелу Михаилу.

И вот мы стоим там, разговариваем, один из наших мальчиков, Андрей, отошел немножко вперед… И вдруг — выстрел. Громкий такой, оглушительный. У меня ничего не болело, но появилось ощущение, что этот выстрел как-то меня коснулся. Слишком уж близко громыхнуло. Навсегда запомню, как Андрей обернулся, посмотрел на меня, и его глаза расширились от ужаса. «Что случилось?!» — закричала я. «Солнышко, тебя снайпер ранил!» — ответил Андрей. «Снайпер? Какой еще снайпер? Где он?» — пронеслось в голове. После чего я опустила глаза и с ужасом обнаружила, что вся в крови. Руки, куртка, даже джинсы — все было залито моей кровью. Я не могла понять, откуда эта кровь, до тех пор, пока меня что-то не укололо в шею. Пыталась говорить, но уже не могла. Руки и ноги начали как будто застывать. С каждой секундой тело становилось все более неподвижным — словно наливалось горячим свинцом. Меня взяли под руки, повели в машину «скорой». «Пуля попала в шею, — думала я. — Если так много крови, значит, в сонную артерию. А это значит, что сейчас я умру». Врачи начали делать мне перевязку, но я-то понимала, что это бесполезно. Вспомнила о маме, о своих друзьях… Страшный момент. Теперь я знаю, что думают люди за несколько секунд до смерти. Я думала об одном: как же еще хочется пожить!

*Этот кадр, сделанный буквально через несколько секунд после того, как Олеся получила ранение, обошел западные СМИ

Понимая, что теряю силы и уже не смогу со всеми попрощаться, я нащупала в кармане мобильный телефон. В нем был включен интернет, открыта моя страничка «ВКонтакте». Быстро написала: «Я умираю…» Хотела еще написать, что всех люблю, но врач забрал у меня телефон: «С ума сошли? Лежите спокойно!» Я начала отключаться.

Не прошло и пяти минут, как интернет-издания один за другим сообщили о смерти Олеси Жуковской. О гибели медика-волонтера от снайперской пули передали и по некоторым телеканалам. Только через несколько часов друзья девушки нашли Олесю в киевской больнице № 17.

— Врачи предупредили: шансов, что Олеся выживет, очень мало, — говорит подруга девушки Ярина. — Если помните, почти все герои Небесной сотни, в которых стрелял снайпер, погибли от ранений в голову или сонную артерию. Олесе целились туда же, но пуля прошла в нескольких миллиметрах от сонной артерии. Иначе как чудом это назвать нельзя. Не менее удивительно то, что, потеряв огромное количество крови, подруга быстро пошла на поправку. Уже через день после операции ее перевели в обычную палату.

Когда корреспондент «ФАКТОВ» в больнице навещала Олесю, под окнами ее палаты собрались несколько десятков активистов Евромайдана. Все пришли с гостинцами и цветами и просили врачей пустить их к Олесе хотя бы на несколько минут. Среди них были и те, кто видел, как ее ранили.

— Это случилось на моих глазах, — рассказал активист Евромайдана Сергей. — Мы с Олесей и еще несколькими ребятами стояли возле памятника Архангелу Михаилу, разговаривали. Вдруг раздался выстрел. Очень громкий, как будто стреляли где-то поблизости. Оборачиваюсь — а Олеся вся в крови. Ее шея, руки, светлая куртка… Стоит и держится за шею. Потом еще один выстрел. Парень, который шел передо мной, упал. Несколько секунд бился в конвульсиях и замер. Все в панике начали разбегаться. Кто-то пытался закрыться самодельным щитом, кто-то — картонной коробкой… «Это снайпер! — кричали вокруг. — Падайте на землю!»

«Люди звонили, чтобы поддержать меня: «Держись, мы с тобой!»

С тех пор я не раз приходила в киевскую больницу № 17 к другим пострадавшим активистам Евромайдана. И каждый раз встречала Олесю. Уже через неделю после случившегося девушка ходила по больничным коридорам и навещала раненых активистов.

— Таких активных пациентов у нас давно не было, — не могли скрыть восхищения врачи. — Почувствовав себя лучше, Олеся тут же заявила, что хочет на Майдан. А когда ей сказали, что в ближайшие две недели ее никто отсюда не отпустит, принялась помогать нашим больным. Никто не ожидал, что она так быстро пойдет на поправку. Многие пациенты с ее травмами не выживают. Поэтому даже после операции мы опасались делать какие-либо прогнозы.

Но чудо, на которое так надеялись родители и друзья Олеси, произошло. Через три недели после случившегося на своей страничке в социальной сети «ВКонтакте», где не так давно Олеся писала, что умирает, появились фотографии девушки на майдане Незалежности. Все еще с перевязанной шеей, но на щеках уже появился здоровый румянец. «Сегодня меня выписали, — поделилась радостной новостью со своими интернет-друзьями Олеся. — Спасибо врачам и всем, благодаря кому это случилось».

— Список тех, кого мне хочется поблагодарить, огромный, — говорит Олеся. — В него входит и ваша газета. После того как в «ФАКТАХ» опубликовали номер моего банковского счета, мне начали помогать неравнодушные люди. А это даже не десятки, а сотни человек! Звонили как из западных, так и из восточных областей. Кто-то перечислял деньги, кто-то хотел передать посылку. А некоторые просто звонили поддержать меня психологически. Одного только «Держись, мы с тобой!» было достаточно, чтобы меня воодушевить. Все спрашивают, как мне удалось так быстро поправиться. Все благодаря людям. Видя, сколько человек (причем большинство из них я даже ни разу не видела) меня поддерживают, я решила сделать все, чтобы не подвести их. Как будто крылья выросли (улыбается. — Авт.). Когда тебе все время звонят с вопросом: «Как ты себя чувствуешь?», совсем не хочется уныло отвечать: «Да как-то не очень». А врать я не привыкла. Поэтому старалась не обращать внимания на боль в шее и не сидеть без дела. Сейчас уже все хорошо. Только время от времени «тянет» руку. Но это пустяки.

— После выписки вы первым делом поехали на Майдан.

— Родители не смогли меня остановить, — уверяет Олеся. — Уговаривали ехать домой, но для меня было важно побывать там, где я чуть не погибла. Некоторые активисты меня узнавали и подходили, чтобы пожать руку. От такого внимания стало даже не по себе. А еще страшно было повсюду видеть фотографии погибших, цветы… Ведь там могла бы быть и моя фотография. Снова оказавшись на Майдане, я поклялась, что всегда буду помогать людям. Если Бог дал мне шанс, я не могу не оправдать его надежд.

— Слышала, что вы побывали во Франции. Как вы туда попали?

— Я и сама не поняла, почему выбрали именно меня, — улыбается девушка. — После того как сотни людей собрали большую сумму на мое лечение и реабилитацию, я думала, что мне больше не о чем мечтать. И тут звонит народный депутат Ирина Геращенко: «Олеся Жуковская? А вы хотели бы полететь в Париж?» Я подумала, что это какая-то шутка. Но оказалось, что меня действительно пригласили во Францию на конференцию по поводу событий в Украине. И мы с активисткой Евромайдана Лизой Шапошник, страдающей ДЦП («ФАКТЫ» писали о ней в декабре прошлого года. — Авт.), отправились в Париж. Там нас ждал сам президент Франции Франсуа Олланд. Я начала вспоминать английский, но это не понадобилось — нам помогали переводчики.

*Активистки Евромайдана Олеся Жуковская и Лиза Шапошник на встрече с президентом Франции Франсуа Олландом

Мы жили в Париже целую неделю. Остановились в семье украинцев, эмигрировавших во Францию много лет назад. Эти добрые люди решили показать нам все красоты Парижа. Столько впечатлений я не получала за всю свою жизнь. Наконец отдохнула. И осуществила еще одну свою давнюю мечту — заплела африканские косички. Мама меня не узнала (смеется). А знаете, что еще впечатлило во Франции? Отношение к украинцам. Узнавая, что мы были на Майдане, французы восхищенно говорили: «Мы гордимся знакомством с вами! Вы — настоящие герои!» Было очень приятно.

— Но сейчас вы наконец дома?

— Не угадали, — улыбается девушка. — Я немного побыла в Кременце, а потом вернулась в столицу. Ищу здесь работу. События на Майдане полностью изменили мою жизнь. Не хочется возвращаться к тому, что было. Правда, есть и еще одна причина. Дело в том, что в Киеве у меня теперь есть любимый человек. Я читала о романах во время революций, но не думала, что и сама встречу на Майдане свою любовь. На Новый год я познакомилась с симпатичным молодым человеком. Это произошло случайно: на Майдане мы просто проходили рядом и встретились взглядами. Наверное, в тот момент между нами проскочила искра. Мы начали общаться и подружились. Тарас киевлянин, на Майдане был с первого дня. В самые опасные февральские дни он, как и я, бегал под пулями, помогал раненым. Я очень за него переживала. А когда пришла в себя после операции, он уже ждал меня под реанимацией.

С тех пор мы вместе. Тарас во всем меня поддерживает, опекает. Это очень приятно. Но Тарас знает, что если бы, не дай Бог, опять началось что-то подобное, я бы, не раздумывая, побежала помогать раненым. Он и сам не сидел бы на месте. Остается надеяться, что наша помощь не понадобится.


*"Тарас меня во всем поддерживает и очень опекает", — говорит Олеся (фото из семейного альбома)

10864

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.