БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Проверено на себе

Геннадий Ткаченко-Папиж: «Несколько моих знакомых купили дачи возле Берлина всего за две-три тысячи евро»

8:00 13 июня 2014 18941
хорошо там, где нас нет?

Финалист популярного телевизионного шоу «Україна має талант-6» рассказал «ФАКТАМ» о том, как его семья обустраивалась в Германии

Почти каждый второй украинец, по данным опроса компании Research & Branding Group, мечтает переехать жить за границу. У желающих эмигрировать разные цели и планы, но все они объединены желанием жить лучше. Бесспорно, лучшую жизнь приятнее и правильнее строить на родине. Но для тех, кто все же решился на этот сложный шаг, «ФАКТЫ» публикуют серию материалов о способах выехать, найти себя и справиться с трудностями жизни в чужой стране.

В числе девяти финалистов шоу телеканала СТБ «Україна має талант-6» (оно завершилось в минувшую субботу, 7 июня) — драматический актер, звукоимитатор, вокалист, пародист, комик и танцор Геннадий Ткаченко-Папиж, родившийся и выросший в Украине. Окончив в 1980-е Киевское эстрадно-цирковое училище, он переехал в Ленинград, где стал работать в известном театре «Буф». На счету Геннадия — победа на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, лауреатами первой премии которого в разные годы были такие звезды, как Клара Новикова, Владимир Винокур, Ефим Шифрин. Одиннадцать лет назад Ткаченко-Папиж переехал в Германию.

— Все получилось спонтанно: в Берлин переселилась моя возлюбленная, и я поехал с ней, — вспоминает Геннадий. — В Германии несколько раз выступил перед русскоязычной аудиторией, и мне предложили контракт. С этого и началась моя артистическая карьера в Европе. Впрочем, я довольно много гастролирую в странах СНГ. На прошлой неделе, например, летал в Москву, где на малой сцене Театра на Таганке сыграл роль шута в спектакле «В наш век слепцам безумцы вожаки», созданном по мотивам шекспировского «Короля Лира».

Немецкие работодатели все планируют заранее, контракты с ними подписываешь зачастую за год до выступления или начала репетиций. Наши продюсеры нередко приглашают спонтанно. Обычно звонят и спрашивают: «Гена, сможешь завтра выступить в Питере?» «Почему бы и нет», — отвечаю, если, конечно, я в это время не задействован в каком-либо проекте. — «Вообще-то у нас тут несколько концертов, первый — сегодня вечером. Ты сегодня сможешь прилететь?» — «Раз надо — буду». — «Отлично, в аэропорту тебя встретит машина».

Из-за того что часто работаю за пределами Германии, вид на жительство в этой стране я получил только в нынешнем году.

— Знаю, что вы живете в Берлине. У вас там квартира?

— Нет, и мы с супругой к этому не стремимся. Сразу скажу, девушка, с которой я за компанию приехал в Германию 11 лет назад, стала моей женой. У нас растет шестилетний сын Тимка (полное имя — Тим-Антоний). Если покупаешь жилье, за него нужно платить налог. При этом коммунальные платежи за собственную квартиру лишь немногим меньше, чем за съемную. Оптимальный вариант — арендовать. В Германии так поступает большинство. Наша семья сейчас снимает просторную, площадью 78 квадратных метров, трехкомнатную квартиру в престижном районе Шарлоттенбург. Когда несколько лет назад в нее вселились, арендная плата составляла 535 евро в месяц. Для нас эту цену пока оставили прежней, хотя за проживание в такого уровня квартирах уже просят по 900 евро. Если суммировать расходы моей семьи на аренду жилья, плату за свет, воду, отопление и взносы по страховым полисам, получится около 1800 евро в месяц. Это примерно треть наших доходов.

*Геннадий Ткаченко-Папиж: «Если в Германии фирма хочет взять на работу иностранца, она должна доказать государству, что этот человек особо ценный специалист» (фото со странички Геннадия ВКонтакте)

Нужно сказать, что продукты в Германии не очень дорогие. Когда у нас с женой были сложные в плане доходов времена, на питание мы тратили всего около ста евро в месяц. При этом не голодали. Просто нужно знать места, где можно недорого отовариться. Хорошие брендовые одежду и обувь зачастую покупаем по «смешным» (по сравнению с киевскими и московскими) ценам. В Германии не только люди со средним достатком, но и богачи обновки приобретают на распродажах. Зачастую товары (не какие-нибудь неходовые, а классные) уценивают сразу на 70 процентов. От этой цены нередко затем вычитают еще 50 процентов. Скажем, сорочку, которая в Киеве стоит в переводе на валюту 60 евро, в Берлине я купил за пять — в 12 раз дешевле. Другое дело, что среди немцев не принято одеваться дорого и элегантно. Коробит, что многие женщины ходят в чем попало, делают мужские стрижки. Если встречаешь на улице нарядную девушку или господина в шикарном костюме, как правило, это наши люди — выходцы из Украины или России.

Впрочем, случается, что немцы удивляют именно одеждой. Однажды получилось так, что рождественские праздники я провел на гастролях с театром в одном старинном городке возле Штутгарта. Городок и без того очень красивый, а к Рождеству был украшен так, что возникало впечатление, будто очутился в старинной сказке. Продавцы, официанты и многие местные жители облачились в костюмы XVI века. В кафе и ресторанчиках готовили на дровах.

— Дачей в Германии обзавелись?

— Нет, но если бы захотели, купили бы, ведь загородные домики в отличном состоянии с ухоженными приусадебными участками стоят недорого. Несколько наших знакомых приобрели «фазенды» примерно в 90 километрах от Берлина всего за две-три тысячи евро. Под Киевом подобные «хатынки» стоят во много раз дороже.

Знаю случай, когда большой, в 24 окна, двухэтажный особняк в нормальном состоянии, в котором комфортно могли бы разместиться сразу несколько семей, был продан лишь за пять тысяч евро. Он находится в деревне в центре Германии. Немецкая деревушка — это идеальная чистота, аккуратные домики, отличные дороги. Особняк был выставлен на продажу за 18 тысяч евро. Но за такую цену покупателя не нашлось, поэтому продали намного дешевле.

— Ваша супруга работает?

— Да, аудитором в крупной медицинской компании. Ее карьера для эмигрантов нетипична. Дело в том, что, согласно местному законодательству, при найме на работу предпочтение отдается гражданам Германии. Если фирма хочет взять иностранца, то должна доказать государству, что он особо ценный специалист. Моя жена из Санкт-Петербурга. Школу окончила с золотой медалью, а финансово-экономический факультет университета — с красным дипломом. Ее направили на стажировку в Германию, затем она нашла там работу. Зарплата у нее хорошая, но много уходит на уплату налогов. Так что особо не разбогатеешь. Впрочем, мы не жалуемся: все, что нам нужно, можем себе позволить, например, два раза в год путешествуем.

Очень многие выходцы из стран СНГ вообще никакой работы не имеют, получают так называемый социал — пособие 400 евро в месяц. Этого на жизнь хватает, ведь за жилье они не платят. Другое дело, что они деградируют как личности. От таких людей приходилось слышать рассказы о том, что на родине кто-то из них занимал ответственные должности на предприятиях или в госучреждениях, кто-то был врачом, учителем… Но за границей жизнь не сложилась. Еще хуже положение тех эмигрантов, которые не имеют социального пособия, — они влачат жалкое существование.

Среди домработниц и нянечек в Германии много украинок. Студентки из стран СНГ учатся и работают гувернантками, получая весьма скромную зарплату. Эти девушки живут в семьях, которые их нанимают, за жилье не платят. Получается взаимная выгода: гувернантка дешево обходится семье, которая, в свою очередь, дает ей бесплатный кров и питание.

— Когда ваша жена родила ребенка, ей платили декретные?

— Нет, но моих заработков нам хватало. В год Тимку отдали в детсад. Яслей в Германии нет — в группах садика малыши разных возрастов. Одно время Тимка был самым младшим, и дети постарше его опекали. За садик мы платили, но это была небольшая сумма — основную часть расходов взяло на себя государство.

Кстати, у меня был период, когда я полгода не мог работать — во время выступления в цирке во Франции сорвал голос. Те гастроли в шутку называю кровавыми. У меня тогда была недорогая медицинская страховка, не позволявшая оплатить операцию, так что лечение влетело в копеечку. Сейчас оформил другую страховку. Это очень важно, поскольку медицинское обслуживание в Германии недешевое.

— Вы хорошо выучили немецкий?

— Хотелось бы лучше. Языковой практики не так уж и много. Дома говорю на русском. Круг знакомых — в основном выходцы из стран СНГ. Мне приходилось работать в немецком театре, где почти все актеры из Киева, а режиссер — из Испании, общался с нами на английском. Для иностранцев работают полугодичные языковые курсы. Занятия проводятся ежедневно по четыре часа, кроме выходных. Я неоднократно начинал посещать эти курсы, но всякий раз приходилось бросать из-за работы.

— Много зарабатываете актерским трудом?

— Однажды у меня был двухгодичный контракт. Он принес столько денег, что я смог купить двухкомнатную квартиру в Санкт-Петербурге. В Питере живет мой сын от первого брака Илья. Его мама — певица. Сын унаследовал от нее вокальные данные. В четыре года исполнял «Санта-Лючия». Он уже взрослый, служит в театре, его признают одним из лучших теноров Санкт-Петербурга. Илья взял девичью фамилию моей мамы — Римар. Кстати, мы с ним снялись в фильме «По имени Барон» (картина вышла на экраны в 2002 году, Геннадий исполнил в ней одну из главных ролей — Джанго. — Авт.). Илья сыграл Джанго в юности. Это весьма удачный ход — мы с сыном очень похожи. После этой картины за мной надолго закрепилось амплуа героя-любовника. На моем счету еще несколько киноролей, в том числе совместная работа с Ренатой Литвиновой в фильме Киры Муратовой «Увлеченья».

— Что вас заставило принять участие в шоу «Україна має талант-6»?

— Я хотел показать миллионам телезрителей мой авторский жанр — «папижарт». К украинскому слову «жарт» («шутка») я присоединил часть своей фамилии. К слову, фамилию Папиж носил мой прадед по материнской линии. Это феерия звуков, мелодий, которые возникают в глубине души. Словами это как следует не объяснишь — лучше посмотреть записи номеров. Немецкая публика воспринимает мое пение гораздо сдержаннее, чем наша. Сейчас меня увидели по телевидению миллионы людей, и я получаю множество писем от зрителей. Особенно приятно было узнать, что один врач из Киева начал использовать записи моих выступлений в сеансах психотерапии.

Другие материалы спецпроекта «ФАКТОВ» «Зарубежье» читайте здесь

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров