БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Мир не без добрых людей

"Если бы не война, мои дети не узнали бы, что такое отдых на море»

5:00 16 августа 2014 3825
отдых на море
Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

Поскольку правительство до сих пор не решило, из каких фондов финансировать содержание беженцев из восточных областей Украины, расходы по проживанию и питанию людей берут на себя благодетели

На базе отдыха «Медик-2» в поселке Сергеевка под Одессой сейчас отдыхают 202 переселенца из Донецкой и Луганской областей, в основном инвалиды и мамы с детками. Администрация постаралась, чтобы люди, покинувшие родные места не по своей воле, ни в чем не нуждались. Обеспечивают предметами личной гигиены, памперсами, детскими смесями. Питание — не хуже, чем в турецких отелях системы «все включено»: персики, виноград, арбузы, фаршированный перец, мясные запеканки, творожные десерты…

Отдыхающие даже не догадываются, каких усилий стоило дирекции организовать такой комфортный отдых. «А зачем грузить проблемами? — пожимает плечами директор базы Иван Сапронов. — Они такое пережили, что и в страшном сне не приснится. Пусть купаются, греются на солнышке и забудут обо всех бедах».

«Это страшно: везти через линию фронта самое дорогое, что у тебя есть — детей»

Молодую маму с четырьмя детьми на местном пляже знают все. Женщина постоянно бегает за непоседами: следит, чтобы не обгорели на солнце. Малышей невозможно вытащить из воды. Они радостно кричат, плескаясь в теплых волнах прибоя, и собирают ракушки.

— Мои дети впервые в жизни увидели море, — объясняет 34-летняя Оксана из Макеевки. — Самой маленькой, Есении, годик, Диане — два, Софье — пять лет, а сыну Диме пятнадцать. Как ни парадоксально это звучит, но если бы не война, они бы так и не узнали, что такое отдых на море. Я сама последний раз была на море, будучи беременной первым ребенком — ровно 16 лет назад.

В мирное время я, многодетная мать, не могла оздоровить детей на море. У нас на Донбассе с работой тяжело. Не успеет муж куда-то устроиться, как предприятие закрывают или еще что-то. Выживали только за счет временных подработок. Наш старший, Дима, отличник, побеждает на всех олимпиадах. Учится в шахматной академии и школе английского языка. Мы с мужем понимаем, что образование — это фундамент всей жизни, и каждую лишнюю копейку вкладываем в будущее сына.

Когда я первый раз привела детей на пляж, у них был шок. Двухлетняя Диана испугалась, несколько дней боялась даже приблизиться к воде. А кроха Есения — наоборот. Так смешно по-детски охнула и быстро поползла к морю. Я ее назад, а она к воде. Отдыхающие смеются, называют ее «крабиком». Теперь троих младших из воды не вытащишь. Я даже купила им бронежилеты. Ой, извините, оговорилась. Хотела сказать — надувные жилеты. Это все мысли о проклятой войне из головы не идут.

Мы в Макеевке такое пережили! Окна нашей квартиры выходят на центральную улицу. По ней с утра до ночи шли колонны военной техники: танки, БТРы, пушки… То в одну сторону едут, то обратно их тащат. Постоянно бегали мужчины в камуфляже и стреляли. Однажды так гремели взрывы, что аж стекла в доме дрожали. Дай, думаю, гляну, что снаружи творится. Только вышла на балкон, а с торца дома как грохнет! И три столба огня выше деревьев! Я к мужу: «Надо уезжать, а то поубивает всех!»

Бросилась к телефону. Позвонила на 101: «Кто может вывезти нас из города?» Дежурный продиктовал номера. Звоню по ним, а мне диктуют новые и новые… Просидела на телефоне часа четыре. В конечном итоге узнала номер фонда Рината Ахметова. Позвонила туда, а мне говорят: «Сможете самостоятельно добраться в Донецк? В половине девятого утра пришлем автобусы к зданию цирка».

Я наскоро покидала в сумку детские вещи, знакомые отвезли нас в Донецк. Муж уезжать отказался. Он недавно нашел хорошую работу и крепко за нее держится. Кроме того, надо сторожить квартиру. В городе столько мародеров!

Возле цирка собралось много мамочек с детками. Подошли автобусы. «Надо написать, что везем детей», — осенило меня, и я бросилась в ближайший магазин. Купила детские альбомы для рисования. На листах большими буквами написала: «ДЕТИ». Обклеили ими автобус от крыши до колес. Тем временем со всех сторон доносились раскаты взрывов — в городе уже шли бои. Все были на нервах, некоторые женщины плакали. Мамочки метались по салону в поисках безопасных мест. Это страшно: везти через линию фронта самое дорогое, что у тебя есть — детей.

«Не мог же я сказать людям: «За вас никто не платит. Все, освобождайте базу!»

— Только въехали на территорию, которую контролирует украинская гвардия, у меня перестало болеть сердце, — продолжает Оксана. — Для меня это был ключевой момент. Увидела солдат в форме Нацгвардии, и захотелось их расцеловать — мы спасены!

Ехали пятнадцать часов. Куда — толком не знали. Сказали, что везут в безопасное место. В дороге мне позвонили с неизвестного номера. Женщина представилась сотрудницей базы отдыха под Одессой: «Нам передали ваш номер телефона, — говорит. — Ждем вашу группу в гости». Мы перезванивались с ней всю дорогу. Под Одессой наш автобус заблудился, так сотрудник базы на своей машине выехал навстречу и провел на место. Приехали ночью, измученные, голодные. А нам говорят: «Мойте руки — и ужинать». На столах — колбаска, сыр, манная каша с маслом, булочки. Мы были приятны удивлены. А когда сказали, что в двух шагах отсюда море… С войны — на курорт! Я о таком даже не мечтала.

А как здесь кормят! Некоторые беженцы говорят, что дома так хорошо не питались. На базе трудятся замечательные люди. Отдельно готовят для детей — каши, протертые овощи, молочные продукты. Недавно приезжали волонтеры. Я попросила, по возможности, достать двухместную коляску. Тогда смогу умостить троих малышек под одним пляжным зонтом. Вчера привезли коляску — новенькую!

— Первые беженцы обратились к нам в начале июня, — рассказывает директор базы отдыха «Медик-2» Иван Сапронов. — Люди с трудом выбрались из Славянска, приехали сюда и попросились пожить. Как можно отказать? Поселил в лучших номерах, обеспечил самым необходимым. А потом уже одесские власти сами стали направлять ко мне переселенцев. Набралось полторы сотни человек, а средства на их содержание никто не перечислил. Я договорился с поставщиками, чтобы те отпускали продукты и средства личной гигиены в долг.

Ждал два месяца, пока решится финансовый вопрос. Обращался в разные департаменты областной администрации и лично к губернатору Одесской области. Ответ один: «Денег нет». Ой, вы только в статье не ругайте наши власти. Они хорошие, вон сколько беженцев приняли. А люди все едут и едут… Это не вина одесских чиновников, что не смогли закрыть долг по нашей базе. Как мне объяснили, правительство до сих пор не решило, из каких фондов финансировать содержание беженцев. В бюджете огромная дыра, почти все идет на армию.

А мне что делать? Наших отдыхающих надо кормить, закупать предметы первой необходимости. Не мог же я сказать людям: «За вас никто не платит. Все, освобождайте базу!» Стал искать спонсоров. Кто-то из беженцев рассказал, как фонд Рината Ахметова оперативно вывез их семью из зоны боевых действий. Думаю: «Надо еще и в эти двери постучаться». И фонд откликнулся! Полностью закрыл наш долг за два месяца (а это один миллион 113 тысяч гривен) и заключил с базой договор о содержании беженцев до первого сентября. Кроме того, условились, что в случае необходимости продлим договор на больший срок. Так что теперь моя душа спокойна.

P. S. На данный момент в зоне военных действий пребывает, по разным оценкам, от одного до трех миллионов мирных жителей. Людям катастрофически не хватает продуктов питания, воды, медикаментов, средств личной гигиены. Ситуация уже перешла грань гуманитарной катастрофы. В связи с этим фонд Рината Ахметова заявил об открытии специальной линии регулярных гуманитарных рейсов. В самые ближайшие дни на Донбасс планируется доставить не менее 10 тысяч тонн предметов первой необходимости. Груз будут перевозить колоннами по 100 грузовиков на специально оборудованные перевалочные базы, а оттуда — более мелкими партиями в города и районы, особо остро нуждающиеся в помощи.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров