БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Тихий ужас

"За каждый побег брату выбивали зуб и отрубали палец"

5:30 20 сентября 2014 29730
заробитчане
Ленина БЫЧКОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Житомир)

На родину с тяжелыми увечьями вернулся наш соотечественник, который… 11 лет (!) находился в трудовом рабстве в Российской Федерации

Житель Новоград-Волынского Житомирской области Петр, недавно вернувшийся из России, где находился в самом настоящем рабстве, сейчас с трудом приходит в себя. Он ни с кем не желает общаться, только с ближайшими родственниками. «ФАКТЫ» узнали эту печальную историю от сестры пострадавшего. Все началось обыденно — мужчина отправился за «длинным» рублем.

— Старший сын Петра надумал жениться, младший поступал в институт, — рассказывает сестра пострадавшего Людмила. — А тут, как назло, брата сократили на работе, с деньгами было совсем туго, вот он и решил отправиться на заработки в Россию. На тот момент ему исполнилось 52 года. Супруга не отпускала мужа, но тот сказал, что скоро вернется, ведь здоровье уже не то, чтобы долго вкалывать.

Поехал Петр, как говорят, «на авось». Знакомые посоветовали, что работодателей можно найти прямо на железнодорожном вокзале в Москве — наших гастарбайтеров за версту видно. На вокзале брат заметил целую очередь желающих трудоустроиться, здесь же встретил своих «работодателей». Они предложили за приличную плату трудиться на строительстве, а еще пообещали питание, проживание… В общем, целый набор для лоха. Петр обрадовался, что ему так повезло. Его усадили в крытый фургон и велели ожидать, в это время вербовщики искали очередных жертв.

В течение нескольких часов к Петру присоединились еще трое мужчин. Разговорились, двое оказались земляками — из Ровенской и Хмельницкой областей. Третий был белорус. Наконец всех повезли на место работы. Брат заметил высокую ограду, дозорные вышки с вооруженной охраной. Петр поначалу удивился, а потом подумал, что, может быть, попал на строительство какого-то важного объекта.

Как только тяжелые ворота закрылись, у прибывших сразу же отобрали паспорта и ценные вещи.

— Мужчин выстроили в шеренгу и приказали ожидать, — продолжает Людмила. — Минут через 20 к ним подошел огромный небритый верзила. Позже выяснилось, что это главный надзиратель. Он смотрел на каждого сверху вниз, а потом с ухмылкой, словно какой-то гестаповец, произнес: «Забудьте, кем вы были раньше. Отныне вы никто, ваша жизнь не стоит ни гроша. Вы выйдете отсюда только вперед ногами. К сожалению, не через трубу, потому что у нас пока нет печей, ха-ха. Поэтому будете похоронены на местном кладбище. А теперь к работе!»

Кладбище находилось у высокой стены, сразу за бараками. На могилах не было табличек с именами и фамилиями, только невысокий холмик свидетельствовал, что здесь похоронен человек. Но со временем и он сравнивался с землей. Только по высоте холмика и травы можно было судить, как давно здесь покоится умерший.

Работали на ферме, которая занимала огромную территорию. Здесь были тысячи свиней, множество уток и кур, все разделено по секциям. Рабочие, а проще рабы, жили в нескольких бараках по двадцать человек в каждом. Условия нечеловеческие. Вместо кроватей — двухэтажные деревянные нары, вместо простыней и одеял — подстилки из сена. Сколько времени длился рабочий день, никто не знал — часов ни у кого не было. Поднимались с первыми лучами солнца, ложились поздно вечером, вернее, падали на нары от усталости. Кормежка примитивная. Утром и вечером картофель в мундире, соленые огурцы, капуста, черный хлеб. На обед очень жидкий суп или щи. В воскресенье могли дать по куску белого хлеба и по кружке молока. Выходных не было вообще.

Шли годы. Родные Петра пытались его искать, даже ходили к гадалкам.

— Что только не думали: бросил семью и женился на другой, а может, попал в ДТП и лежит в больнице без памяти, — вспоминает Людмила. — Или просто избили, отобрали деньги, а теперь ему стыдно возвращаться домой без гроша. Наконец, спустя шесть лет мы стали разыскивать брата через передачу «Жди меня». Но это не помогло. Прошло еще три года, снова обратились на эту же передачу. Даже ездили на студию в Москву, показывали на экране фотографию Петра, надеялись, что отзовутся его товарищи по работе. Никто не откликнулся. Но случилось непредвиденное — передачу увидел один из надзирателей фермы, на которой трудился брат. Он и рассказал Петру, что родные его разыскивают. Правда, сделал это в издевательской форме: мол, жалко детей, которые никогда не увидят своего отца. Тем не менее брат узнал, что его не забыли, ищут и ждут дома.

— Ваш брат пытался бежать? — интересуюсь у женщины.

— А как же! — восклицает Людмила. — Много раз. Когда Петру каким-то непостижимым образом удавалось покинуть территорию фермы, его ловили и изощренно наказывали. В первый раз за непослушание… выбили зуб и отрубили палец на левой руке. После чего, как собаку бросили в барак. Кровь хлестала, с трудом удалось найти более-менее чистую тряпку, чтобы забинтовать рану. Рабам мыться и стирать разрешалось только раз в месяц. Там царила полная антисанитария, развелись вши.

Пытался бежать не только Петр, но и другие мужчины. Всякий раз каждого из них возвращали и устраивали показательную казнь. Ловили, как правило, легко, потому что до ближайшего селения далеко и полуголодному, обессиленному человеку туда еще надо было добраться, а не упасть среди поля. На это и рассчитывали надзиратели. Но даже если кому-то удавалось дойти до людей, не факт, что на этом несчастья заканчивались. Селяне могли запросто выдать бежавшего — из страха или за награду.

И все-таки брат отчаянно пытался вырваться из неволи. Когда рана на руке зажила, Петр снова решился на побег. Его обнаружили, привезли на территорию фермы и показательно отрубили… два пальца на ноге и выбили два зуба. Беглецов жестоко избивали, ставили клеймо. В то время, пока происходила экзекуция, невольники в ужасе закрывали глаза и уши, а охрана спокойно курила, некоторые даже получали удовольствие от увиденного.

После каждого увечья здоровье брата серьезно ухудшалось, но он не переставал думать о побеге. В конце концов, у него осталась половина пальцев на руках и ногах, почти не было зубов. Он держался только благодаря некогда крепкому здоровью. Хотя рабов хоронили часто, умирали они не только из-за последствий экзекуций, но и от болезней. Сколько было погребений, Петр точно не помнит, говорит — десятки. Национальность и возраст погибших узников были самые разные, а вот истории их попадания на ферму схожи — безденежье.

Искалеченный физически и морально Петр едва не смирился со своей участью. Ждал, что однажды Бог заберет его душу и все мучения закончатся. Но когда надзиратель рассказал, что родные его разыскивают, брат воспрянул духом, снова стал готовиться к побегу. И однажды ему удалось-таки выбраться со злополучной фермы. Чтобы, по иронии судьбы, попасть… в новое рабство.

Петр чудом добрался до деревни. Правда, когда он, грязный и ободранный, забрел на первый попавшийся двор и попросил о помощи, хозяева — семья цыган — стали его гнать. Шум услышала старая цыганка, она вышла на улицу и обратила внимание на увечья непрошеного гостя. Поразмыслив, женщина многозначительно посмотрела на остальных членов семьи и велела спрятать Петра.

В тот же вечер надзиратели фермы делали подворный осмотр в деревне, однако ушли ни с чем. Петру цыгане заявили: «Видишь, мы тебя спасли от верной смерти. Теперь ты должен за это нас отблагодарить». Брат сказал, что его родные с радостью заплатят, как только он окажется дома. «Что ты, милок, откуда у них такие деньги?» — замахали руками цыгане и объяснили, чем отныне он будет в городе попрошайничать. Для этого, мол, его даже гримировать не нужно.

У цыган Петр впервые за много лет взглянул в зеркало и… не узнал себя: на него смотрел полностью седой, в глубоких морщинах, с впадиной вместо рта больной старик. А ведь ему в то время было чуть больше шестидесяти лет!

Через несколько дней Петра перевезли в областной центр. Каждый день он стоял на паперти с протянутыми культями рук, да еще и босой — чтобы заметны были увечья на ногах. Люди жалели старого бедолагу и бросали хорошие деньги. Полураздетым нужно было «работать» круглый год, в любую погоду. Мужчина заболел воспалением легких. Он был при смерти. Цыгане смилостивились над ним и разрешили позвонить родным.

— Неимоверно повезло, что жена брата Рая не отказалась от стационарного телефона, — продолжает Людмила. — Сыновья убеждали ее сдать номер, потому что так сделали многие знакомые. Мол, аппаратом никто не пользуется, все разговаривают по мобильному. Зачем тридцать гривен в месяц выбрасывать на ветер? Однако Рая настояла, чтобы оставить телефон — сказала, вдруг позвонит кто-то из дальних родственников. Так вот, когда она неожиданно услышала голос мужа, то решила, что это звонок с того света. Не поверила и хотела повесить трубку. Только когда Петр стал говорить вещи, известные лишь им двоим, зарыдала. Сыновья поехали за отцом.

Переправить Петра без документов через российскую границу не рискнули. Сначала привезли его к родственникам в Белоруссию, а уже оттуда доставили в Украину. Никто из родни не узнал Петю, он выглядел лет на двадцать, а то и тридцать старше. Жуткие увечья на теле: множество следов от ожогов, резаные и рубленые раны. К тому же он был подавлен психологически. В первое время просил, чтобы его не трогали, ничего не спрашивали и сутки напролет спал.

Наконец, собрался с силами и рассказал обо всем случившемся. Говорил, как ему стыдно, что взрослого, умудренного жизнью мужчину смогли так обмануть и испоганить. Завершив свой рассказ, попросил больше не напоминать ему о прошлых мучениях, не травить душу. Категорически запретил обращаться в правоохранительные органы, заявил, что как только восстановит силы, сам рассчитается с извергами. Судя по всему, сыновья собираются ему в этом помочь. Мы же надеемся, что пройдет время, утихнет боль, и они передумают…

В представительстве Международной организации по вопросам миграции (МОМ) сообщили, что, к сожалению, это не первый случай, когда человека так долго удерживают в трудовом рабстве.

— В 2007 году мы оказывали помощь 74-летней гражданке Молдовы, которая 16 лет находилась в принудительном нищенстве, — сообщила «ФАКТАМ» заместитель координатора по выполнению программ по противодействию торговле людьми Представительства МОМ в Украине Оксана Горбунова. — Преступники забрали ее из родного молдавского села и сначала восемь лет возили по России, принуждая к попрошайничеству, а потом еще восемь лет она нищенствовала в Украине, где, наконец, была освобождена.

Однако столь длительные сроки эксплуатации человека не являются типичными. Злоумышленники стараются избегать любых обстоятельств, которые могут стать доказательствами в уголовных процессах против них. Поэтому последние шесть-семь лет наблюдается тенденция эксплуатации человека согласно визового срока. Если говорить о Российской Федерации, то, по статистике МОМ, почти половина от общего количества пострадавших (47 процентов) подвергались эксплуатации от трех до шести месяцев.

Спектр трудового рабства самый широкий. Как правило, людей эксплуатируют на строительстве, сельхозфермах, частном производстве, в лесной промышленности, шахтах, торговле, рыбной ловле и мореходстве. Нередко используют как обслуживающий персонал в домохозяйстве, для ухода за пожилыми людьми.

— Почему местные жители не пытаются помочь таким людям? — интересуюсь у Оксаны Горбуновой.

— Преступники заинтересованы в максимальной изоляции пострадавших, — отвечает эксперт. — Как правило, они изымают у невольников мобильные телефоны и полностью контролируют их передвижения. Запугивают тем, что общение с местными жителями может обернуться большой проблемой. Кроме того, иногда общаться с окружающими мешает лингвистический барьер (незнание чужого языка).

— Куда обращаться за помощью человеку, вырвавшемуся на волю и оставшемуся без документов?

— Это зависит от того, в какой стране человек оказался. Но в любом случае необходимо обращаться в посольство или консульство Украины за рубежом. В государствах Евросоюза можно попросить помощи у полиции. А вот в странах с высоким уровнем коррупции среди правоохранительных органов мы не рекомендуем это делать и советуем искать защиты в религиозных организациях, общественных объединениях или международных сообществах.

Родственники пострадавших могут обращаться в правоохранительные органы. В каждом регионе Украины действуют управление или отдел по борьбе с торговлей людьми. Телефон этого ведомства можно получить, позвонив на горячую линию по противодействию торговле людьми и консультированию мигрантов: 0−808−505−501 (бесплатно со стационарных телефонов в Украине) и 527 (бесплатно с номеров «Киевстар», МТС, «Лайф» и «Билайн»).

И главное: перед тем как принять решение о трудоустройстве за пределами Украины, лучше предварительно обратиться за консультацией к нашим специалистам.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров