БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Полезно знать

"Медсестры в Канаде должны уметь делать многие манипуляции, которые украинские врачи доверяют лишь специалистам"

1:00 31 октября 2014 18979
Хорошо там, где нас нет

С 1 января в Канаде планируют ввести новую систему отбора квалифицированных специалистов из желающих иммигрировать в страну

В 2015 году в Канаде вступит в силу новая система отбора квалифицированных специалистов из числа потенциальных иммигрантов — Express Entry. Согласно этой программе, заявки желающих переехать в страну на постоянное место жительства соберут в единой базе данных, где работодатели смогут подобрать себе квалифицированный персонал. Специалисты, которые получат предложение о работе, должны будут предоставить иммиграционным службам полный пакет документов для окончательного решения. Если заявитель пройдет этот отбор, ему выдадут иммиграционную визу. Данные тех, кто не заинтересовал работодателей, из базы удалят, но по истечении определенного времени они смогут вновь подать заявления. Пока же в Канаде действуют несколько общегосударственных и региональных программ.

Киевлянка Анна, окончившая в Украине сначала технический вуз, а потом медицинское училище, переехала с супругом и сыном в Канаду пятнадцать лет назад.

— Мы уезжали, когда иммиграция была еще не столь массовой и переехать в Канаду было значительно проще, — рассказала Анна. — Прошли интервью и через полгода получили разрешение на въезд. Прилетели в Ванкувер, сняли номер в мотеле и начали методично, квартал за кварталом, обходить город, читая объявления о сдаче жилья. Это было значительно дешевле, чем обращаться к посредникам. Дело в том, что мы привезли с собой очень небольшие деньги — чуть больше пяти тысяч долларов. Правда, по правилам нам необходимо было располагать суммой раза в три больше. На момент прохождения собеседования она у нас была, но, пока мы ждали разрешения на выезд, то потратили большую часть средств. Сейчас при въезде в Канаду иммигрантов строго контролируют, а раньше с этим было проще.

За нашу первую квартиру в пригороде Ванкувера — две спальни и гостиная — мы платили тогда 700 долларов в месяц. Сейчас, конечно, цены гораздо выше.

Вместо кроватей купили на первое время большие матрасы. Несли их из магазина подержанных вещей вдвоем с мужем, чтобы сэкономить на такси. Прохожие над нами изрядно потешались. Здесь все совсем не так, как в Украине. Помню, мы поселились на окраине города, и соседи, увидев меня в юбке, туфлях на каблуках и с макияжем, решили, что я — дама легкого поведения. Поэтому практически ничего из привезенных с собой вещей я уже не надевала. Знаешь, как тут узнают женщин из стран бывшего СССР? Они ходят в супермаркет на каблуках и в меховых шубках! Впрочем, как и эмигранты из Латинской Америки.

— Вам кто-нибудь помогал обустраиваться?

— Мы практически делали все сами. Правда, сходили в одну организацию, где консультировали новоприбывших. Там я узнала, что для работы по специальности мне нужно подтвердить медицинский диплом, а это очень не просто. Так что поначалу я, практически не говорившая по-английски, устроилась официанткой в небольшой ресторан. Его хозяйка брала на работу только иммигрантов, поскольку они старательны и опасаются «качать права». Когда не было посетителей, я и на кухне помогала, и убирала, и продукты тяжелые таскала. Получала семь-восемь долларов в час. За три первых невероятно трудных года поменяла несколько ресторанов, параллельно занимаясь легализацией медицинского диплома и подготовкой к сдаче экзаменов.

С большим трудом удалось получить из Украины справки о том, что я училась и работала по специальности. Затем их нужно было перевести у сертифицированного переводчика и переслать все документы в медицинскую ассоциацию. И это только начало. Во-первых, иммигрант должен сдать два языковых экзамена — разговорный и TOEFL. А во-вторых — достаточно сложный медицинский экзамен. Разговорным английским необходимо владеть на достаточно высоком уровне. Более серьезные требования предъявлялись лишь к тем, кто собирался преподавать в местных университетах.

С программой TOEFL еще сложнее. Очередь из ожидающих поступления на курсы растянулась на… два года. Я тоже зарегистрировалась, но решила заняться языком и готовиться к экзаменам самостоятельно. Ведь в Канаде практически за все нужно платить, а мы не могли себе этого позволить. Тогда я как раз работала в кафе при Ванкуверской национальной библиотеке. Брала там книги, пособия и методички. Занималась года два, а в тот день, когда успешно сдала TOEFL, получила сообщение о… зачислении в группу по его изучению. К экзамену по разговорному английскому готовилась тоже самостоятельно. Правда, в этом мне помогал старший сын Коля.

— Он так быстро выучил язык?

— Как только мы приехали, его зачислили в обычный класс с англоговорящими детьми. Кроме того, каждый день он посещал дополнительные занятия в группе, где учились детки, для которых английский не был родным языком. В первое время мог сказать лишь, что его зовут Коля, ему одиннадцать лет и он приехал из Киева. А спустя полгода языковой барьер исчез. Учительница сначала даже не верила, что сын все задания выполняет самостоятельно. Говорила, мол, тебе, наверное, родители помогают… А на самом деле это сын помогал маме. Экзамен по разговорному английскому для иммигрантов здесь очень простой: ты садишься за стол в наушниках, слушаешь вопрос, а твой ответ записывается на диктофон. Потом этой записи присваивают номер и отправляют в центр тестирования, где эксперты, не знающие, чей именно экзамен они принимают, оценивают уровень твоих знаний.

— Насколько трудным был экзамен по медицине?

— Мне пришлось не только сдавать экзамен, но и дополнительно учиться. Правда, в зависимости от того, в какой из провинций ты собираешься работать, условия допуска к экзамену разные. Например, в Британской Колумбии обязательно нужно пройти девятимесячный специализированный курс — Refresh programm. На этом курсе знания и навыки кандидата адаптируют к местным требованиям. А они, поверь, во многом отличаются от украинских. И за это тоже нужно платить.

Поэтому я решила попробовать свои силы в другой провинции — Альберте. Там экзамен можно было сдавать сразу. Правда, при одном условии: доказать, что в течение последних пяти лет я проработала по специальности не менее 1 тысячи 300 часов. А у меня этих часов… половины не хватало. Так что вместо Refresh programm я проходила три медицинских курса — акушерство, педиатрию и психиатрию — четыре месяца каждый, а также отработать по 80 часов клинической практики. Но учиться можно было в режиме онлайн и без отрыва от работы.

Так мы с семьей оказались в столице Альберты Эдмонтоне, а я стала медицинской сестрой по вызову в лечебнице для душевнобольных людей. Потом появилась и вторая подработка — в местном госпитале. За неполные полгода, пока проходила три медицинских курса, мне удалось наработать аж 700 часов. Все это время я много трудилась, мало спала, а отдыхала всего… три дня. Платили, правда, лучше, чем в ресторанах: 23 доллара в час. И только после того как отработала по специальности необходимые 1 тысячу 300 часов, мне наконец-то разрешили сдавать общеканадский экзамен для медицинских сестер.

Скажу честно: если бы не эта полугодовая практика по специальности, то вряд ли сдала бы его с первого раза. Ведь экзамен длился… восемь часов. Там очень много специфических вопросов по работе именно в медучреждениях Канады. Кстати, здесь медсестры должны уметь делать то, для чего украинские лечащие врачи вызывают специалистов, например, анестезиологов.

Одно время мы жили на севере страны. Жители городка занимались преимущественно лесозаготовками, трудились на деревообрабатывающих предприятиях. Очень дружелюбные, но несколько своеобразные люди. Я тогда принимала больных в госпитале и делала поквартирные обходы. Как-то зашла к только что родившей женщине. Та поинтересовалась, откуда я приехала. «Из Украины». — «Как здорово! А я свою дочку назвала Киев». Женщина никогда не бывала в Украине и очень удивилась, узнав, что Киев — это город. Оказывается, мама назвала малышку в честь своего… любимого блюда — чикен-киев, то есть котлеты по-киевски.

Работа медсестры по вызову меня не устраивала, и я стала искать постоянное место. Ведь от этого зависят, в частности, и отчисления в пенсионный фонд, и то, какие услуги будет покрывать медицинская страховка. 40 рабочих часов в неделю — фул-тайм — это мои социальные гарантии.

— Кстати, о социальных аспектах. Какой отпуск дали молодой мамочке после рождения второго сына?

— Мне предоставили год оплачиваемого отпуска. Первые несколько недель (в моем случае — два месяца) работодатель выплачивает практически стопроцентную зарплату. Потом я получала до полутора тысяч долларов в месяц, то есть менее 40 процентов от зарплаты. Конечно, было тяжело. Но теперь, когда Леша пошел в школу, стало немного легче.

— Насколько сложно устроить ребенка в школу?

— Вообще без проблем. Помню, когда мы только приехали и пошли записывать в школу старшего Колю, у нас даже справку о прививках не попросили. Мы только предъявили социальные карточки, которые получили сразу после приезда в Канаду. Тогда же подали и документы для оформления медицинских страховок. Кстати, с медстраховками здесь не все просто. Так, в Британской Колумбии страховка начинает работать лишь через три месяца после выдачи. Так что в эту провинцию стоит приезжать либо с уже действительной страховкой, либо с крупной суммой денег. Ведь один визит к врачу по скорой помощи стоит больше 500 долларов.

Сейчас нам как местным жителям медстраховка обходится не очень дорого — 130 долларов в месяц на троих: я, супруг и младший сын. Часть ее стоимости покрывают отчисления из моей зарплаты, часть оплачивает работодатель. Кстати, образование «для своих» тоже дешевле: иностранным студентам обучение в канадских вузах обходится раза в три-четыре дороже, чем местным жителям.

— Вы что-то платите за школу?

— За учебную программу нет, но на продленку ежемесячно сдаем по 400—500 долларов. После уроков специально приглашенные педагоги предлагают детям множество разнообразных мероприятий. Правда, домашнее задание на продленке школьники не делают. Зимой их возят кататься на лыжах, но поездки и экскурсии нужно оплачивать дополнительно. Детей также часто водят гулять в городской парк. Правда, это только так называется — парк, а на самом деле там настоящий лес.

— А где вы живете?

— В небольшом городке на юге Канады, практически на границе с США. До работы мне нужно ехать километров тридцать по горной дороге. Дом стоит в нескольких сотнях метров от леса. Помню, мы там как-то гуляли: я, супруг и Леша в коляске. Как вдруг увидели… гризли. Буквально перед этим я посадила двух наших собак в коляску к сыну. Там была дамба, но я, увидев зверя, взлетела на нее вместе с коляской по достаточно крутому склону за считанные секунды! Нам повезло, что медведь пошел в другую сторону. А недавно супруг сфотографировал другого медведя, не гризли, который лакомился ягодами метрах в семи от него. Муж работает шерифом, следит за выполнением административных законов. В том числе и за тем, чтобы хозяева собак во время прогулки убирали за своими питомцами. Так мы потом спрашивали в шутку, предупредил ли он медведя о необходимости вести себя согласно законам провинции?

— Дом, конечно же, купили в кредит?

— Да, на погашение ипотеки и коммунальные платежи уходит где-то треть семейного бюджета. Только электричество обходится в 300—400 долларов каждый месяц. Это и освещение, и обогрев дома, и подъем воды из колодца.

— Канада — дорогая страна?

— Да, здесь все дорого. Но мы живем недалеко от границы с США, и в свободное время я езжу на шопинг в граничащие с Канадой штаты — Айдахо и Монтану. Там товары значительно дешевле — другая налоговая политика. В Канаде магазины закрываются очень рано. Обычно в городах несколько магазинов работают до 11 часов вечера, а парочка «дежурных» — круглосуточно. Ликер-сторы, торгующие спиртными напитками, открыты до полдесятого вечера по будням, а в праздники и выходные — закрыты. Правда, есть еще частные магазинчики, работающие каждый день до двенадцати ночи.

Кстати, в отличие от Америки, где в супермаркетах можно купить пиво и вино, в Канаде спиртное продается лишь в специализированных магазинах. Но возрастной ценз ниже: в США выпивку можно покупать с 21 года, а у нас с 18 или 19 лет — в зависимости от провинции.

— А во сколько обойдется сварить в Канаде борщ? К примеру, в октябре набор продуктов для приготовления трехлитровой кастрюли борща в Киеве стоил 33 гривни 80 копеек.

— Свинине тут предпочитают говядину, которую можно купить по цене от 12 до 34 долларов за килограмм. Ягнятина и баранина — дороже, порядка 45 долларов. На распродажах, которые бывают почти каждую неделю, продукты можно приобрести дешевле. Но если взять средние цены, то они примерно такие: свинина — от 7 до 15 долларов, картофель — от полутора до двух долларов в зависимости от сорта, чуть больше одного доллара стоит килограмм капусты. Полулитровая бутылка растительного масла — 2,3 доллара, но я обычно покупаю сразу трехлитровую — от шести долларов. Овощи на развес стоят дороже, а расфасованные — дешевле. Ну, а продукты для трехлитровой кастрюли борща, думаю, потянут здесь в среднем примерно на восемь канадских долларов (порядка 90 гривен).

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров