ПОИСК
Життєві історії

Богдан Кутепов: "У прибывших из Киева в Катманду медиков не нашлось в аптечке даже таблеток от головной боли"

6:30 14 травня 2015
Інф. «ФАКТІВ»
Исполняющий обязанности председателя Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Зорян Шкиряк подал в отставку после скандальной эпопеи с эвакуацией из Непала наших соотечественников

Спасательная операция во главе с исполняющим обязанности председателя Госслужбы по чрезвычайным ситуациям (ГосЧС) Зоряном Шкиряком должна была длиться сутки, но затянулась на неделю. После возвращения в Украину Шкиряк категорически отверг возможность своей отставки, однако 12 мая заявил: «Мое пребывание на должности было временным, и на этом этапе моя миссия завершена… Я считаю, что пришло время дать дорогу профессионалам». Зорян Шкиряк сообщил, что обратился к премьер-министру Арсению Яценюку с заявлением об освобождении от должности.

Напомним, на прошлой неделе многострадальный военно-транспортный Ил-76 Минобороны доставил из Непала в аэропорт «Борисполь» 76 украинских граждан и 11 иностранцев. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.


*Фото EPA/UPG

В минувший вторник, 12 мая, в Непале (на фото) произошло новое мощное землетрясение, магнитудой выше 7 баллов. Напомним, что 10 наших соотечественников, оставшихся в этой стране, до сих пор не вышли на связь.

РЕКЛАМА

О том, как операция по спасению украинцев постепенно превратилась в не утихший до сих пор скандал, «ФАКТАМ» рассказал участник событий, журналист «Громадського ТВ» Богдан Кутепов.


*Богдан Кутепов (справа) и оператор «5-го канала» Влад Каретник: «Спать в военном самолете на деревянных лавках можно было только сидя. Вот люди и вышли в Дели размяться, погулять по полосе, а потом просто легли спать»

РЕКЛАМА

— Сегодня многие задаются вопросом, зачем понадобилось отправлять в Катманду военно-транспортный самолет, предназначенный для переброски десанта и спецтехники, если людей можно было эвакуировать более дешевыми и комфортабельными пассажирскими лайнерами?

— Я сам этого не понимаю. Зорян Шкиряк говорил, что изначально предлагал организовать пассажирский чартерный рейс, но президент Петр Порошенко настоял на отправке борта Минобороны, чтобы не платить за аренду частным компаниям.

РЕКЛАМА

В результате люди, ожидавшие украинский самолет в Катманду, пять дней просидели на чемоданах и измучились больше, чем во время землетрясения. С нами хотели улететь также 40 поляков, но в итоге на борту оказался лишь один. Остальные граждане Польши просто устали ждать и покинули Непал коммерческими рейсами.

Все пошло не так с самого начала. Мы должны были вылететь из Киева в 8 утра 29 апреля и вернуться ночью 30 апреля, но сломалась машина, которая заправляет Ил-76 топливом. Заправщик починили лишь к вечеру, а вылетели мы около полуночи, 29 апреля. При этом у экипажа не было разрешения даже на посадку в Дели, не говоря уже о Непале…

— На борту Ил-76 была гуманитарная помощь?

— Везли несколько тюков с одеялами и сухпайками. Когда наш борт наконец-то сел на аэродроме в Катманду, к нему подбежали человек 50 местных спасателей. Выстроившись в шеренгу, они приготовились выгружать гуманитарку. Но из украинского самолета вынесли всего три или четыре ящика — и непальцы молча разошлись.

— Зачем понадобилось отправлять спасателей и медиков, если Украина не принимает непосредственного участия в поиске пропавших после землетрясения людей?

— Я тоже думал, что спасатели и медики останутся в Непале, будут помогать разбирать завалы и лечить раненых. Но оказалось, что это была транспортная операция, и помощь планировали оказывать тем, кого собирались эвакуировать. Тем не менее когда у одного из пассажиров случилось что-то вроде приступа: из-за стресса и переутомления он начал странно реагировать на происходящее, наши врачи, не долго думая, констатировали: «Обкурился или обкололся». Мне кажется, медики в такой ситуации должны были вести себя иначе. Не говоря уже о том, что у врачей не нашлось в аптечке элементарных таблеток от головной боли или расстройства желудка.

А когда 1 мая часть участников спасательной миссии улетала из Дели в Непал обычным рейсовым самолетом, мы видели, как одна из психологов рыдает, а другая ее успокаивает. Журналисты шутили, что так они практикуются, чтобы не потерять навыки: потом, дескать, поменяются ролями. Но все оказалось куда прозаичнее. Когда выяснилось, что вылет в Непал откладывается до 3 мая, часть спасателей, трех психологов и четырех медиков пришлось расселить по семьям сотрудников украинского посольства в Дели. Суточных им не оставили ни копейки.

Журналистам в этом плане выкрутиться было легче. Кто-то позвонил в свою редакцию с просьбой выслать деньги, кто-то одолжил в посольстве. Я, например, занял у Зоряна Шкиряка. Билет на рейсовый самолет из Дели в Непал стоил 100 долларов. И журналисты добирались в Катманду за свой счет. Также обычным рейсом туда отправились Зорян Шкиряк, реабилитолог Екатерина Храмова (гражданская жена руководителя ГосЧС. — Ред.) и два спасателя.

*Украинцы в аэропорту Катманду ждут, когда объявят посадку на Ил-76 (фото из «Фейсбука»)

Украинцы, ожидавшие в Катманду застрявший в Дели Ил-76, заявили, что по прилету наших психологов сами окажут им психологическую помощь. Все «пострадавшие» выглядели там такими… просветленными. Представьте: в операции, проходившей под лозунгом «Мы всех спасем!», были задействованы Министерство обороны, МИД, Госслужба по чрезвычайным ситуациям, огромный военно-транспортный самолет… А люди, которых прилетели спасать, сидят на солнышке, медитируют…

— Где наши соотечественники жили в полуразрушенном городе?

— Часть украинских граждан, прибывших в Катманду по призыву МИД для эвакуации, приютил на своей вилле местный бизнесмен, почетный консул Украины в Непале Киран Вайдья. Все помещения в его усадьбе были забиты людьми под завязку, поэтому пришлось прямо на лужайке устанавливать палатки. После того как к ожидавшим эвакуации добавились киевские журналисты, а также сотрудники МИД и ГосЧС, количество гостей почетного консула составило около 60 человек. Жена Кирана сама готовила еду на всех. А консул, естественно, с нетерпением ждал, когда за украинцами прилетит самолет. Ведь его дом стал похож на проходной двор, и было совершенно непонятно, как долго это будет продолжаться. Конечно же, спальных мест в усадьбе на всех не хватало, и журналистам предложили расположиться на ночлег в стоявшем здесь же микроавтобусе. На сиденьях автомобиля поместилось девять человек, а я оказался десятым. Попытался уснуть на крыльце, но затем удалось все же втиснуться в гостевой домик.

— Как вы все там уживались?

— Консул с каждым днем улыбался все меньше, но никто не слышал от него ни одного резкого слова, хотя при таком количестве случайных людей, проживающих на ограниченной площади, не обошлось без микроинцидентов. Кроме того, по двору все время бегали дети. Наши ребята, чтобы не сидеть без дела, начали вскапывать грядки, посуду мыть и газоны стричь, правда, кривовато немного. И каждый день мы прослушивали короткие брифинги о том, почему самолет опять не может вылететь из Дели. Когда получили у непальских властей разрешение на посадку, оказалось, что из Украины доставили не ту деталь для самолета, и теперь нужно ждать другую. А потом, поскольку свою очередь на приземление в Катманду мы пропустили, не­обходимо было опять запрашивать разрешение и ждать…

— Правда, что в самолете Мин­обороны выдавали один сухпаек на троих?

— Да нет, еды хватало всем. Другое дело, что в сухпайке были галеты 2013 года и консервы, которые многим людям просто нечем было открыть. Но и с этой проблемой как-то справлялись. Зато в Баку нас встретили как ВИП-персон. С эскортом довезли из аэропорта, за полцены поселили в шикарный отель (50 процентов оплатил наш МИД, а половину стоимости компенсировали власти Азербайджана) и очень вкусно накормили. После того как нас словно скот перевозили в транспортном самолете, где спать приходилось буквально друг на друге, это был разительный контраст.

— Почему по дороге домой, когда экипаж в аэропорту Дели менял колесо шасси, пассажиры покинули самолет и улеглись в полный рост на взлетно-посадочной полосе?

— В Дели застряли на пять часов, после этого привала предстоял еще четырехчасовой перелет в Баку. А спать в военном самолете на деревянных лавках можно было только сидя. Вот люди и вышли размяться, погулять по полосе, а потом просто легли спать. За день бетон нагрелся, и лежать на нем ночью после невероятно тесного и неудобного самолета было очень комфортно.

— Из Катманду наш самолет вывез в основном туристов, попавших в беду?

— Я бы так не сказал. Да, был мужчина, который в момент землетрясения находился вместе со своей маленькой дочкой на 9-м этаже одного из отелей. Здание качало с невероятной силой. Повезло, что совсем близко стояли другие дома, на которые в результате и «облокотился» отель, тем самым избежав полного разрушения. Как только перестало трясти, мужчина с девочкой выскочили на улицу. Из всего имущества у них остались только каремат и мопед. Хорошо, что удалось договориться с владельцами отеля о возвращении документов, которые хранились на первом этаже, на рецепции. Естественно, у мужчины не оставалось другого выбора, кроме как вылететь в Украину присланным из Киева военным самолетом.

Но были и люди, которые просто решили воспользоваться бесплатным перелетом в Украину. Например, одна женщина, постоянно проживающая в Катманду с мужем-непальцем, улетела нашим самолетом, чтобы проведать мать. А гражданин Франции сначала пожелал эвакуироваться вместе со своей девушкой-украинкой. Правда, после очередного многочасового ожидания вылета в аэропорту Непала француз выпрыгнул из самолета, заявив, что не намерен лететь, как курица, но потом все же вернулся.

— Миссия по спасению украинцев не только вызвала серьезную критику, но и стала объектом шуток пользователей соцсетей. Особенно досталось Зоряну Шкиряку, возглавлявшему операцию. Как по-вашему, он виноват больше других?

— Вина лежит на всех из-за отсутствия единого центра по координации спасательной операции. Зорян Шкиряк стал заложником своей любви к пиару. Руководитель ГосЧС, не предусмотрев все возможные последствия, взял с собой слишком много людей, которые в результате оргнакладок оказались в сложной ситуации.

Кстати, изначально в Непал должны были лететь только четыре-пять журналистов, но мир СМИ тесен, и на Зоряна Шкиряка начали давить: мол, почему одних берешь, а других нет. В результате на борту оказались 14 представителей массмедиа, кое-кому из них пришлось оформлять индийские визы прямо в Дели. С другой стороны, если бы не журналисты, мало кто узнал бы о том, как все происходило. И я бы не стал вешать всех собак на Зоряна Шкиряка. Не с лучшей стороны показало себя также Минобороны. И дело вовсе не в поломке самолета, а в том, что они не признают своих ошибок. Я сам слышал, как один из членов экипажа Ил-76 говорил Шкиряку по телефону, что из Украины доставили не ту деталь для ремонта самолета.

5187

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів