ПОИСК
Життєві історії

Паралимпийский чемпион Виктор Смирнов: "Славянск не стерт с лица земли. Мы уже тренируемся в бассейне"

8:15 11 листопада 2015
Незрячий пловец, гордость паралимпийского спорта Украины стал депутатом Славянского горсовета

«ФАКТЫ» не раз рассказывали о золотом медалисте Викторе Смирнове и его товарищах по паралимпийской сборной Александре Мащенко и Ярославе Семененко. Друзья родом с Донетчины. Наши читатели радовались вместе с ребятами их победам в спорте и в жизни. Война принесла беду в дом каждого из них. Но никто из пловцов-инвалидов не покинул спорт. Все трое привезли медали с чемпионатов Европы и мира 2015 года и начали подготовку к Паралимпиаде-2016 в Рио-де-Жанейро. А Виктор Смирнов к тому же стал депутатом Славянского горсовета.

— Виктор я помню тебя школьником, а теперь ты уже «вырос» до депутата! — говорю пловцу.

— Ну, мне уже скоро 30 лет, я дипломированный юрист и управленец, пора выходить на новый уровень, — замечает Виктор Смирнов. — Депутатом райсовета в Донецке я уже был, горсовет — следующая ступенька. Еще десять лет назад я начал помогать молодежи реализовывать себя в спорте, делать его максимально доступным для детей с ограниченными физическими возможностями. Для них проводились турниры по плаванию на призы Виктора Смирнова. Славянск для меня не чужой город, как и для многих пловцов-паралимпийцев. Мы с Сашей Мащенко учились здесь в школе-интернате для детей с нарушением зрения, тренировались в городском бассейне…


*Виктор Смирнов неоднократно становился чемпионом паралимпийских игр, побеждал на чемпионатах мира и Европы (фото пресс-службы спортклуба ИСД)

В 2004 году 18-летний Витя Смирнов привез с XII Паралимпийских игр в Афинах пять золотых медалей, а его друг Александр Мащенко — две золотые и одну бронзовую. Ребята все время держались рядом и были похожи друг на друга, как родные братья: в одинаковых стильных черных очках, они и двигались одинаково, ступая осторожно, как кошки. Оказалось, в их судьбах много общего. Оба потеряли зрение из-за детских шалостей, попали в одну больницу, когда обоим было по девять лет. В руках Вити взорвалась отсыревшая бертолетова соль из старого шахтного самоспасателя, а Саша решил сделать «салют» из краски серебрянки и марганца…

Сашу отдали в школу-интернат для детей с нарушениями зрения в Славянске, а спустя три года родители привезли в эту же школу Витю. И мальчики, которые до того слышали друг друга только в больнице (видеть оба уже не могли), узнали друг друга по голосу! Витя, равняясь на Сашу, тогда уже чемпиона по плаванию, тоже занялся этим видом спорта и на следующей паралимпиаде достиг высоких результатов.

— И я, и Витя, и Ярослав Семененко — член нашей сборной, пловец без рук — получили путевку в большой спорт благодаря нынешнему главному тренеру украинской сборной Андрею Казначееву, — подключается к беседе Саша Мащенко. — Андрей Викторович был у нас в интернате учителем физкультуры. Я никогда не забуду осенний день 1998 года, когда он предложил нашему классу заниматься плаванием. Спорт стал для нас окном в мир. Уже в 2000 году я установил мировой рекорд среди пловцов-инвалидов по зрению на открытом Кубке Украины и в этом же году стал чемпионом XI Паралимпийских игр в Сиднее. А Витя Смирнов спустя три года последовал моему примеру. И мы уже не раз вместе поднимались на пьедестал. Теперь Витя меня… перегнал. Он уже до горсовета дорос, а я все еще не в политике, — шутит Саша.


*Пловцы-паралимпийцы Виктор Смирнов, Александр Мащенко и Ярослав Семененко родом с Донетчины. Несмотря на военные действия, никто из них не ушел из спорта

— Виктору не позавидуешь, ведь проблем в разрушенном послевоенном городе хватает.

— Это точно, — соглашается депутат. — И у местных жителей, и особенно у вынужденных переселенцев. Но, к счастью, Славянск не стерт с лица земли, как это пытаются представить некоторые российские телеканалы. А бассейн вообще не задело! С 1 сентября прошлого года мы в периоды между поездками на сборы тренируемся здесь.

— Ребята, я помню, что всем вам за спортивные достижения были подарены квартиры в Донецке. Не пострадали ли они от обстрелов?

— Жилье родителей и моя квартира, слава богу, не пострадали, — радуется Виктор Смирнов. — Саше Мащенко повезло меньше.

— Витя преувеличивает, — отзывается неисправимый оптимист Саша. — К счастью, жилье моих родителей и родителей моей жены Оли в Иловайске полностью не разрушено, только стекла в окнах вылетели да стены осколками посекло. Но главное — все наши близкие живы. Во время Иловайского котла наши с Олей мамы уезжали в Бердянск. А тесть и мой папа, которые остались стеречь дома, пересидели в подвалах. Отец Оли уже на пенсии, мой сейчас продолжает работу на Донецкой железной дороге, которая является украинским предприятием. Так что он, слава богу, получает зарплату. Мы с женой и ребенком летом прошлого года были на сборах в Николаеве. На сборах Оля (о трогательной истории любви незрячего пловца и его землячки «ФАКТЫ» писали. — Авт.) не только мои «глаза», но и «глаза» для всех членов команды с проблемами по зрению. А нашему сынуле Левушке уже почти два с половиной годика!

— Мне повезло меньше всех: моя комната в бараке в прифронтовой Красногоровке и подаренная мне квартира в Донецке сильно пострадали, — рассказывает Ярослав Семененко. — В дом номер три на Кремлевском проспекте в Донецке угодили четыре снаряда. Пристройка к кухне, которую я успел до войны сделать, разрушена. Дом находится напротив Донецкого аэропорта в поселке Октябрьский, которому сильно досталось с самого начала противостояния в аэропорту. Кто ж знал? Я выбрал там квартиру, потому что дом находится рядом с бассейном «Дельфин», в котором тренировался.

Уехал из Донецка еще в мае 2014 года, после того, как во время тренировки в стену бассейна ударил снаряд. Плавал в бассейне один — из-за боевых действий никто туда не ходил. А мне нужно было поддерживать форму. К счастью, тогда я не пострадал. Но ощущение близкого дыхания смерти почувствовал. На чемпионате Европы в 2014 году я взял две золотые и одну бронзовую медали. И снова вернулся в Донецк, тренировался уже в другом бассейне. Затем поехал на сборы на чемпионат мира, проходивший в июле 2015 года в Шотландии, и уже оттуда уехал вместе с женой в Одессу — вслед за своим тренером Борисом Ивановичем Соколовым. Живем мы с Настей в номере пансионата…

— Так или иначе, большинство моих товарищей по сборной, как и я, стали вынужденными переселенцами, — грустно вздыхает Виктор Смирнов. — И всем нам приходится арендовать жилье. Мне квартира в Славянске обходится более чем в две с половиной тысячи гривен. Членам сборной, которые стали призерами чемпионата мира, президентом Украины была назначена стипендия. Мои товарищи по команде ее получили, а я почему-то в список стипендиатов не попал. Надеюсь, эта ошибка поправима.

— А есть пловцы, которые ушли из сборной из-за житейских трудностей?

— Да, именно из-за житейских проблем и по семейным обстоятельствам некоторые ребята покинули сборную, — говорит Саша Мащенко. — Не слышал, чтобы кто-то руководствовался политическими мотивами. Чтобы переехать с неподконтрольной территории, нужно найти жилье на новом месте и средства на его аренду. Это не каждому по силам. Некоторые наши товарищи по сборной выехали в Россию, потому что там была возможность поселиться у родственников. Другие нашли себе там работу, что для инвалида было сложно во все времена. Мы с женой и сыном сейчас живем в Славянске в квартире нашего друга, который продолжает свою спортивную карьеру в России. Еще до войны ему предложили работу по специальности. Нам он разрешил жить в его квартире бесплатно, оплачивая лишь коммунальные услуги.

— На соревнованиях общаетесь?

— Конечно! — отвечает Виктор Смирнов. — Встретившись на соревнованиях со своими бывшими товарищами по сборной, мы были рады тому, что на спортивной арене сохраняется мир. Мы общались, делились своими житейскими радостями и горестями. Сетовали на то, что война разметала нас по миру. И не только нас, а и наши семьи. Мой младший брат переехал из Донецка в Мариуполь вместе с организацией, в которой работает. Моя мама теперь все время в пути: мотается то ко мне, то к брату. На маме держится все. Бабушка дальше двора уже не ходит, отец осенью прошлого года попал в больницу — серьезно прихватило сердце. Сама мама в какой-то момент тоже слегла в больницу с нервным истощением…

— Тем не менее, несмотря ни на какие трудности военного времени, мы все остаемся в спорте, — говорит Александр Мащенко. — Витя на чемпионате Европы в Нидерландах в августе 2014-го взял две серебряные и две бронзовые медали, я привез две золотые, серебряную и бронзовую, Ярослав Семененко — две золотые и одну бронзовую медали. С чемпионата мира в июле 2015-го мы все тоже приехали призерами, и в целом сборная показала высокие результаты в командном зачете…

— Чем займетесь после завершения спортивной карьеры? Не передумали быть тренерами детей с ограниченными возможностями?

— Я не передумал и надеюсь делать это в Донецке, который очень люблю, — говорит Ярослав Семененко. — Мы с женой обязательно туда вернемся. И хотя в поселке Октябрьский все еще неспокойно, в нашу пятиэтажку, опустевшую весной 2014 года, вернулись 15 семей. Люди очень страдают без своего дома.

Ярослав пришел в команду позже Виктора и Саши, но сразу заявил о себе как перспективный спортсмен. В детстве он потерял обе руки, получив сильнейший разряд электротока. Однако научился практически все делать… ногами! И одеваться, и есть, и даже управлять автомобилем. Два года назад Ярослав нашел свою судьбу. Теща парня призналась, что не прошло и месяца со дня знакомства с будущим зятем, как она перестала замечать, что у избранника дочери нет рук. (О свадьбе Ярослава и Насти «ФАКТЫ» писали в октябре 2013 года.) Ярослав стал лауреатом Всеукраинской акции «Гордiсть країни» в номинации «Личные достижения».

— Я тоже не передумал в дальнейшем тренировать детей с ограниченными возможностями, — делится планами Александр Мащенко. — До войны успел окончить Славянский педагогический университет. Тема моей дипломной работы — «Развитие паралимпийского движения в Украине и мире». Отдельная ее часть посвящена паралимпийскому движению в годы независимости Украины. В СССР такого движения не было. Более того, данные о количестве инвалидов были засекречены. В Советском Союзе будто стеснялись этой проблемы, считали, что люди с ограниченными возможностями — это едва ли не пережиток прошлого, о котором неловко говорить. Разумеется, ни пандусов, ни «говорящих» светофоров в те времена не было. У инвалида было очень мало перспектив интегрироваться в общество здоровых людей.

Украинская паралимпийская сборная — живое доказательство того, что за годы независимости в нашей стране государственный подход и отношение к инвалидам в обществе изменились.

Народный депутат Украины Валерий Сушкевич — президент Национального комитета спорта инвалидов и уполномоченный по правам людей с инвалидностью — стал локомотивом паралимпийского движения. В России это движение стартовало значительно позже. Помню, в 2000 году российские спортсмены-инвалиды, с которыми я познакомился на международных соревнованиях, интересовались, как им можно попасть в сборную Украины, так как у нас инваспорт к тому времени был уже развит. Но и сегодня во многих городах-миллионниках России профессиональный спорт все еще недоступен инвалидам

3727

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.