БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия Тема тревоги нашей

"Взрослые люди вступали в "группы смерти", пытаясь понять, почему это интересно их детям"

6:45 29 марта 2017 6875
группы смерти в соцсетях

Психолог Наталия Бугаева рассказала «ФАКТАМ», почему подростков удается склонить к самоубийству и как это предотвратить

В минувшие выходные в Бахмуте Донецкой области пыталась покончить с собой 13-летняя участница суицидальной группы «Синий кит». Девочка хотела прыгнуть со второго этажа недостроенного здания. К счастью, ее заметила компания молодых ребят. Уговаривая школьницу отказаться от своей затеи, парни сами залезли на крышу и вызвали полицию.

Полицейские эту девочку знали — то, что она состоит в «группах смерти», выяснилось еще месяц назад. Полицейские предупредили о происходящем ее родителей, но, как выяснилось сейчас, мысли о самоубийстве у девочки остались.

А неделю назад похожий случай произошел в Стебнике Львовской области. Там 13-летний участник «группы смерти», который собирался прыгнуть с крыши девятиэтажки, тоже остался жив только благодаря его неравнодушным одноклассницам. Разговаривая с подростком, девочки убедили его отойти от края крыши, после чего на помощь ребенку прибежали полицейские и спасатели.

Но, к сожалению, не всегда подростков, решивших совершить самоубийство, удается спасти. Чаще всего о том, что ребенок состоял в суицидальной группе, родители и друзья узнают уже после его смерти.

Кандидат психологических наук, медицинский психолог, эксперт по психологической кибербезопасности Наталия Бугаева рассказала «ФАКТАМ», что не все дети вступают в суицидальные группы из-за проблем в семье. Причины могут быть разными.

— Они начинают выполнять поставленные куратором задания и сами не замечают, как погружаются в эту опасную игру, — говорит Наталия Бугаева (на фото). — Знаю случаи, когда в суицидальные группы вступали взрослые люди, пытаясь понять, почему это интересно их детям. Выполняли задания и в какой-то момент сами оказывались в ловушке. Кураторы по ту сторону экрана используют специальные техники, которые могут подействовать не только на подростков, но и на взрослых. Недавно ко мне обратился мужчина, который прошел меньше половины заданий и понял, что у него начались проблемы с психикой.

Некоторые подростки вступают в суицидальные группы только потому, что «в них состоят все». Бывает, что в «группу смерти» вступает почти весь класс. И школьник, даже если не хочет, все равно делает это, чтобы не стать изгоем.

— То есть у такого ребенка может и не быть проблем в семье?

— Да. Как показывают исследования, о самоубийстве думают 80—85 процентов детей. Они размышляют: «Что будет, если я уйду? Как на это отреагируют взрослые, будут ли страдать?» Но это вовсе не означает, что все они пойдут на отчаянный шаг. А те, кто на такое решился, все равно до конца не осознают, что жизнь закончится. Недавно я разговаривала с девочкой, одноклассница которой покончила с собой. «Она была такая красивая, когда лежала в гробу, все ей уделяли внимание, — рассказала школьница. — Я подумала: а что, если и я буду вот так лежать?» «Но ты все равно этого не увидишь», — ответила я. «Нет, — возразила девочка. — Увижу». «Но тебя уже не будет, — говорю. — Это конец жизни. Последняя точка». Помолчав, девочка призналась: «Я об этом не думала». Подростки уверены, что, даже если они покончат с собой, будет вторая жизнь, как в компьютерных играх, где при желании можно все переиграть заново.

Конечно, часто дети вступают в «группы смерти» из-за проблем в семье или школе. В виртуальном пространстве они ищут понимания, которое не могут найти в реальности. Например, им кажется, что родители не уделяют им достаточно внимания. И иногда это действительно так. Полтора месяца назад благодаря бдительности директора школы удалось спасти девочку с порезами на руках. У нее были проблемы с отчимом. То, что подросток планировала покончить с собой, ее мать не восприняла всерьез. Порезанные руки объяснила тем, что ее дочь «просто балуется».

— Читала, что, как только подростки вступают в суицидальную игру, кураторы каким-то образом вычисляют их данные, вплоть до адреса. Это правда?

— Чаще всего дети сами сообщают им такие данные, потому что это одно из условий вступления в игру. У ребенка спрашивают его настоящие имя и фамилию, номер телефона, данные родителей, место их работы. Дети не понимают, что потом эта информация будет использоваться против них. Такие данные нужны кураторам для того, чтобы шантажировать подростка, если вдруг он передумает совершать самоубийство. Кстати, иногда под видом кураторов групп «Синий кит» регистрируются мошенники, цель которых — заполучить данные о банковских счетах родителей. Доводить ребенка до суицида они вроде бы не планируют, но, если подросток позже поймет, что разорил семью, он может пойти на отчаянный шаг из-за страха перед наказанием.

В «дружеской» переписке с ребенком куратор постепенно выясняет, чего больше всего боится потенциальная жертва: наказания родителей или насмешек одноклассников. Известны случаи, когда куратор в качестве задания квеста просил девочку сфотографироваться обнаженной и прислать ему фотографии. Наличие у него этих фотографий повлияло на решение школьницы совершить самоубийство — боясь позора, она повесилась на поясе от халата. Шантажу подвергаются дети, которые не согласились выполнить последнее задание квеста. Фото и видеоотчеты о выполненных заданиях кураторы обещают распространить среди одноклассников или отправить на работу родителям. Доверять незнакомому человеку в Интернете — это все равно что довериться на улице случайному прохожему и отдать ему ключи от своей квартиры. Дети не понимают, что по ту сторону экрана сидит чужой человек, которому они абсолютно безразличны.

— Родители детей, которых чудом удалось спасти от суицида, до последнего не замечали, что с их сыном или дочкой творится что-то неладное.

— То, что подросток интересуется этой темой, родители в самом начале могут и не знать. Хэштеги «синийкит», «#f53», «f57», «f58», «морекитов», «тихийдом» «хочувигру», «млечныйпуть» дети публикуют для того, чтобы на них вышли кураторы. Когда их принимают в игру, кураторы требуют, чтобы они создавали новые, никому не известные странички. И общение ведется только с этих страниц. А на старых, известных родителям и одноклассникам, «синих китов» и суицидальных записей может и не быть.

Обычно квест состоит из 50 заданий, на выполнение которых дается строго ограниченное время. Известно, что у человека в состоянии цейтнота все валится из рук. Участников суицидальных сообществ специально вводят в состояние ограниченного времени. На некоторые задания отводится от сорока минут до трех часов. Участников игры заставляют просыпаться в 4.20. В это время они получают задание от куратора и должны немедленно приступить к его выполнению. Почему в это время? В период с 3 до 5 часов утра человек крепко спит, потому что организм находится в состоянии наибольшего расслабления. Именно в этот промежуток времени происходят квартирные кражи. Хозяева находятся в доме, но даже не просыпаются, несмотря на присутствие посторонних людей. Заставляя подростка изо дня в день вставать в 4.20, кураторы вводят его организм в состояние постоянного стресса. Жертва становится внушаемой и легко доступной для психологических манипуляций. В какой-то момент игрок начинает путать реальность и сон. В некоторых случаях одна из команд кураторов звучит так: «Ты сейчас спишь. Для того чтобы проснуться, тебе необходимо залезть на подоконник и сделать шаг из окна».

Выполняя задания квестов, ребенок переступает через инстинкт самосохранения. Делая порезы на руках, рискуя жизнью, он приучает себя к боли и привыкает к мысли, что может сделать еще больнее. Даже совершить самоубийство.

— Кто находится по ту сторону экрана?

— Нет однородного контингента. Это могут быть молодые люди до 21 года, которые самоутверждаются, манипулируя чужими жизнями. Например, задержанный в России Филипп Будейкин, который раньше из-за проблем с развитием учился в спецшколе, а потом стал создателем и администратором группы «Синий кит». Когда у него спросили, зачем он это делал, он ответил: «Пространство во вселенной забито! Мы чистим мир от биомусора!»

Суицидальные группы могут создавать маньяки, извращенцы. Раньше маньяку для того, чтобы реализовать свою манию, нужно было выйти из дома, найти жертву, убить ее. Теперь ему достаточно сидеть перед экраном компьютера, а жертв он может находить даже на другом континенте. Мы сталкиваемся с новым видом убийства, когда в качестве орудия преступник использует руки самой жертвы.

Есть и те, кто зарабатывают на детских суицидах большие деньги. По одной из версий, на черном рынке глубинного Интернета («DarkNet» или «DeepWeb») на детей, которые «в игре», делаются ставки. Если подросток, на суицид которого кто-то поставил деньги, передумал доводить дело до конца, ему могут помочь совершить последний шаг. С «DarkNet» ведет борьбу киберполиция разных стран, но сайты с противоправным контентом очень мобильны — они быстро меняют названия и адреса, переходят на другие ресурсы, уходя от блокировки.

Не исключено, что террористы могут использовать детей как живую бомбу. Если человека через Интернет можно склонить к самоубийству и он беспрекословно выполняет требования куратора, то почему бы не дать, например, задание взять в определенном месте какую-то сумку и зайти с ней в указанное помещение. А в сумке будет взрывное устройство. Особенностью прошлогодних терактов во Франции было то, что исполнители никогда не виделись со своими заказчиками — они получали задания по Интернету.

В прошлом месяце киевская полиция задержала студентов медицинского вуза, которые были кураторами «групп смерти». Но их почему-то даже не арестовали…

— А еще известен случай, когда маньяк из Запорожья довел до самоубийства девять девушек, но тоже остался безнаказанным. Статья 120 Уголовного кодекса «Доведение до самоубийства» четко определяет квалифицирующие признаки этого преступления, а именно: доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство путем жестокого обращения с человеком, шантажа, принуждения к противоправным действиям или систематического унижения человеческого достоинства. Если же человек по Интернету уговаривал другого совершить суицид, давал советы и оказывал психологическое давление, это не является уголовным правонарушением. Юрист-криминолог Анна Маляр два года назад инициировала законопроект, предусматривающий поправки в эту статью. Но закон до сих пор не принят.

— Недавно ребенок моей подруги сам заговорил с ней о «синих китах». При этом заверил, что в таких группах не состоит.

— Если ребенок об этом говорит, у него есть интерес к данной теме. Конечно, это еще не означает, что он собирается совершить суицид. Хорошо, что подросток поделился вопросом, который его волнует, с мамой, — значит, он ей доверяет. Но я бы ей рекомендовала все равно присмотреться к поведению сына. Некоторые вступают в эти группы из любопытства, а выйти из них бывает очень непросто.

— Как именно присмотреться? Читать его переписку в Интернете?

— Если ребенок узнает, что вы читали его личные сообщения, это может вызвать негативную реакцию и даже подтолкнуть его к необдуманному шагу. Лучше всего зарегистрироваться в соцсети под видом подростка и подружиться со своим ребенком. Выдавая себя за виртуального друга-сверстника, вы сможете поговорить с ним по душам и узнать, что ребенка волнует. Сейчас «группами смерти» стали интересоваться даже маленькие дети, ученики вторых-третьих классов. Если речь идет о младшеклассниках, советую родителям установить на телефон приложение «Родительский контроль».

Обращайте внимание на поведение ребенка, на его рисунки. Насторожить должны не только киты, но и бабочки (это еще один символ «групп смерти»). Такие рисунки могут быть как в соцсети, так и в тетрадях или в личном дневнике. Смотрите, как ребенок одевается, не пытается ли он спрятать от вас руки, ноги или живот, где могут быть порезы. Но не нужно требовать: «Немедленно покажи свои руки!» Ведите себя тактично и мягко. Если ребенок вдруг установил на компьютере и на телефоне пароли, это тоже должно насторожить. Или если у него изменилось поведение и независимо от того, в какую сторону. Подросток мог быть замкнутым и угрюмым, а тут вдруг повеселел, словно ему стало легче. Иногда такое происходит с детьми, которые окончательно решились на суицид, полагая, что нашли правильный выход. Не поленитесь встать в 4.25 и проверить, спит ли ваш ребенок.

Если вас что-то настораживает или чувствуете, что ребенок вам не доверяет, обратитесь за помощью к человеку, который может быть для него авторитетом — дядя, тетя, старший брат или друг семьи. Пусть он попробует откровенно поговорить с подростком.

— А что делать, если выяснилось, что ребенок состоит в таких группах?

— Не ругать его, не наказывать, не кричать. Постарайтесь поговорить мягко и спокойно. Если не получается, следует обратиться к специалисту. Но не нужно вести ребенка к психологу одного — он может почувствовать себя преступником. К специалисту следует идти всей семьей. От своевременного признания того, что в вашей семье существуют скрытые проблемы, способные подтолкнуть подростка к вступлению в «группы смерти», зависит жизнь вашего ребенка.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров