БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

«Siemens и Rolls Royce общаются с нами как с равными. На заказах украинской оборонки мы не зарабатываем»

17:18 18 сентября 2018 918
Директор завода Валерий Стасюк
Сергей КИРИЧЕНКО, специально для «ФАКТОВ»

Уникальное украинское предприятие предоставляет услуги для американской аэрокосмической отрасли и ВВС Японии. Его разработки востребованы крупнейшими в мире производителями газовых турбин в проектах будущего. Однако, если страна не изменит подходов к таким производствам, то и сами технологии, и кадры, которые обеспечивают их внедрение, могут быть утеряны. Об особенностях работы высокотехнологичного бизнеса в современных условиях рассказал «ФАКТАМ» директор ООО «Патон Турбайн Текнолоджиз» Валерий Стасюк.

Украинский цветок с американскими корнями

— Чем занимается предприятие и в чем его уникальность?

— Если говорить упрощенно, мы повышаем долговечность авиационных двигателей и энергетических турбин. Для этого наносим на самые ответственные компоненты — лопатки — специальное покрытие, которое позволяет им работать в условиях высокой температуры, вибрации, т. е. на грани современных возможностей техники.

Компоненты прибывают к нам из Европы, США, Японии, а мы наносим различные виды покрытий и затем возвращаем отправителям. Кроме того, мы выполняем ремонты наиболее ответственных компонентов газовых турбин. А также изготавливаем уникальное оборудование для нанесения покрытий электронно-лучевым способом.

Такого уровня технологий нет в странах Восточной Европы и СНГ, а на территории бывшего СССР нет других предприятий, сертифицированных по работам для аэрокосмического комплекса США.

— Откуда в Украине эти технологии?

— В начале 1990-х годов один из мировых гигантов производства авиакосмической техники United Technologies Corporation (UTC) обратился к Институту электросварки им. Е. О. Патона для создания научно-промышленной «платформы» по использованию уникальных разработок для реализации их в аэрокосмической отрасли США.

Так, под патронатом академика Б. Е. Патона возник совместный научно-исследовательский центр «Pratt and Whitney-Paton», где учредителем с американской стороны выступило структурное подразделение UTC, широко известное как производитель авиационных двигателей для военных самолетов. Затем предприятие трансформировалось в производственный цех.

Уже через год после открытия первая установка по электронно-лучевому покрытию была подготовлена к отправке в Коннектикут, США. Всего «Pratt and Whitney — Paton» произвел 6 установок, которые в комбинации с поставками аналогичных комплексов из Германии полностью закрыли потребность UTC на тот момент в нанесении покрытий на компоненты турбин авиационных двигателей и удачно диверсифицировали их производственную программу.

— Почему в 2014-м американцы ушли из Украины? Из-за смены власти?

— Решение об уходе было озвучено еще в 2012 году. При проведении реструктуризации корпорации использование украинской производственной площадки было признано нецелесообразным.

В 2014 году на предприятие пришли новые частные инвесторы, которые приобрели 51% акций американцев, а 49% сохранились за ИЭС им. Е.О. Патона. Лидером новых инвесторов стал Алексей Филиппов, который увидел в «расставании» возможность вдохнуть новую жизнь и трансформировать «американский цех» в реальный полноценный международный бизнес. В частности, кроме нанесения покрытий (что само по себе сложная технология, состоящая из более, чем 30 операций), мы расширили номенклатуру ремонтируемых компонентов, диверсифицировали разработки.

С 2019 года сможем разрабатывать «под ключ» для внешних заказчиков весь цикл — от анализа необходимости использования термозащитных покрытий до реализации конкретных промышленных решений. Особо хочу отметить ведущую роль Бориса Евгеньевича Патона в развитии и достижениях нашего предприятия, а также уникальные разработки талантливых ученых ИЭС.

Siemens, Rolls Royce и украинские истребители

— Сколько стоит завод сегодня как бизнес?

— Поскольку у инвесторов нет плана на продажу, то мы не делали его оценку, и сегодняшнюю цену в Украине определить невозможно. Однако, когда мы принимали участие в авиационных выставках, то озвучивались идеи, что аналогичное предприятие в Северной Америке или Западной Европе могло бы стоить от 70 до 100 млн долл. США.

— Кто ваши основные клиенты?

— Сейчас среди наших потребителей Siemens (Швеция), Honeywell и Meyer Tool (США), Fuji Industries и Kawasaki Heavy Industries (Япония). Мы уже нанесли покрытия на 50 тыс. лопаток турбины Siemens SGT-800, мощность которой превышает 50 МВт, нам доверяют нанесение покрытий на лопатки вспомогательных силовых установок истребителей сил самообороны Японии.

В настоящее время идет разработка новых видов покрытий для турбины Siemens, которая должна выйти на рынок 20192020 гг., кроме того, активно идет согласование сотрудничества с Rolls Royce (Великобритания) и TEI (Турция) и адаптация наших возможностей и технологических процессов к потенциальным заказам, начиная со следующего года.

— Работаете ли с украинскими заказчиками, например, из оборонного комплекса?

— В Украине мы выполняли целый ряд заказов для ГП «Луцкий ремонтный завод «МОТОР», ГП «Одесский авиационный завод», киевского 410-го завода авиации, ГП «Ивченко-Прогресс». Мы, например, ремонтируем детали, которые используются на двигателях Су-27 и МиГ- 29.

Но если по заказам для иностранных подрядчиков у нас действует рыночное ценообразование, то для нашей оборонки минимальная рентабельность и жесткое регулирование цен государством. Это фактически наша социальная ответственность перед Вооруженными Силами, поддержка нашей авиации. Кроме того, во время реализации этих контрактов приходится выполнять большое количество исследований, разрабатывать новые технологии. Мы рассматриваем их как возможность нарабатывать опыт для дальнейшего развития бизнеса.

Как стать сервисным хабом?

— Как получилось, что такое предприятие сохранилось и работает в Украине, а не перенесено поближе к производителям двигателей?

— Чтобы потребители были согласны сотрудничать с украинским предприятием, мы должны быть в чем-то сильнее наших конкурентов — а это мощные специализированные компании стоимостью $ 1,5−2,5 млрд, с большим количеством производственных площадок, а также сами производители газовых турбин. И наличие у нас таких контрактов — свидетельствует, что мы соответствуем этому требованию.

С другой стороны, наше производство не «конструктор», который можно разобрать и собрать в другом месте. Это высокоточное оборудование, очень чувствительное к перемещению. Кроме того, наши сертификаты имеют ограничения по возможности перемещения оборудования даже внутри цеха. Пока в наших долгосрочных планах — максимизация загрузки и диверсификация «Paton Turbine Technologies», расположенного в Украине.

— Вас касается проблема «утечки мозгов»?

— Сейчас мы ощущаем дефицит молодого инженерного персонала. Но продолжаем работать на перспективу, и за последние 4 года число сотрудников выросло с 112 до 170. В 2014 году количество работников в возрасте «51 плюс» было более 50%, сейчас средний возраст снизился до 42 лет.

Есть и вопрос оплаты труда. В целом, если рассматривать машиностроение в Украине, мы считаем наши зарплаты средними. Но для специалистов такого класса они, безусловно, невысокие.

К сожалению, проблема очень серьезная и более широкая. По многим факторам, в том числе в связи с войной на Донбассе, наша страна не может быть надежным партнером для западных контрагентов. За каждый экспортный контракт приходится бороться не только на маркетинговом поле, но и пытаться всеми возможными способами понизить негативный статус Украины и минимизировать его влияние на экспортный бизнес.

Наши заказчики хотят получать продукцию, а не документы о форс-мажоре от торгово- промышленной палаты. Кроме того, фактическое отсутствие защиты прав собственности в судах, шаткие гарантии от рейдерского захвата как корпоративных прав, так и имущества в Украине откровенно пугает наших партнеров.

— Должно ли государство поддерживать такие предприятия и каким образом?

— Мы как украинские экспортеры высокотехнологичной продукции, в том числе и продукции двойного назначения, не видим никаких особых стимулов для бизнеса, который в состоянии сотрудничать с военно-промышленными комплексами стран НАТО.

Если бы в поставках из Украины в страны НАТО, которые имеют сами весьма высокого уровня системы контроля поставок, были смягчены бюрократические процедуры экспортного контроля и таможни, то реально можно было бы обсуждать возможность формирования в Украине авиаремонтных хабов с различной специализацией. Без этого я не чувствую перспективы нашей страны на мировом авиационном рынке, который в 2017 году составил $ 838 млрд.

— Если по каким-то причинам предприятие сегодня остановится или перестанет вовремя выполнять заказы, к чему это приведет?

— Причины задержек при выполнении заказов могут быть разные: логистика, производство, обеспечение, природные катаклизмы. Кратковременные сбои нежелательны, но в высокотехнологичных отраслях их исключить нельзя. Но если завод останавливается из-за политических причин, бюрократических барьеров, действий рейдеров или экстремистов, то это убивает в Украине «хай-тек», выжигает «под корень» возможность размещения производств, которые могут производить что-то отличное от сырья, полуфабрикатов и их примитивной первичной переработки.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров