Украина

Влияние России и «латентные сепаратисты» у власти: почему Украина может потерять Одессу

8:10 10 октября 2018 4023
Одесса

После очередного покушения в Одессе на активиста в регионе началась масштабная отработка силами местных правоохранителей и прибывших им в помощь специалистов центрального аппарата Нацполиции. И тут же вооруженные налетчики расстреляли и ограбили инкассаторов. Впрочем, опасения у общественности вызывают не столько общеуголовные, хоть и резонансные преступления… В России уже на уровне Госдумы заявляют, что у Украины надо отобрать «исконно русскую» Одессу — и сразу же в Одессе идет всплеск нападений на проукраинских деятелей.

«О захвате власти в городе местными нелегальными пророссийскими охранными структурами напрямую говорит уже ОБСЕ!»

«Цель нападения на активистов — дестабилизация ситуации в регионе», — заявил начальник главка полиции Одесской области Дмитрий Головин. А ведь не так давно в интервью «112.ua» он утверждал: «Поклонников „русского мира“ [в Одесской области] практически не осталось. Тут нормальные украинские города и села, которые за Украину. Есть определенный процент недовольных, но не надо путать протестные настроения и недовольство с проявлениями сепаратизма».

«Я считаю, что сегодня в Одессе существует латентный сепаратизм в лице городской власти», — не согласен с генералом советник главы МВД Зорян Шкиряк. Он считает, что этот сепаратизм постепенно распространяется по всей территории Украины. «Они [сепаратисты] уже покупают телеканалы, они уже осуществляют в эфире абсолютно откровенную агитационную антигосударственную пророссийскую пропаганду. Поэтому сегодня это угроза общая, но Одесса здесь занимает особое место», — заявил Шкиряк в программе ICTV.

А нардеп Мустафа Найем прямо заявил в своем блоге на «Украинской правде»: «Мы теряем Одессу. За последние полтора года в Одессе режут, подстреливают, избивают, нападают в среднем на одного активиста или журналиста в месяц. Они все из разных организаций, политических сил и СМИ. Общее: они системно и много лет говорят о коррупции и нарушениях городской власти во главе с Геннадием Трухановым, и второе: все они придерживаются проукраинских взглядов. О захвате власти в городе местными нелегальными пророссийскими охранными структурами напрямую говорит уже ОБСЕ!»

Дошло до того, что проукраинские активисты договорились с полицией об упрощенной процедуре выдачи им травматического оружия для самозащиты. А некоторые из них готовы ходить и с боевым.

«В Одессе сегодня есть единственный в Украине «Антимайдан»

«ФАКТЫ» поговорили с одесситами, которые видят ситуацию в Южной Пальмире изнутри и даже ощущают ее на себе, — популярным блогером и известным судмедэкспертом Борисом Яворским, а также пережившим несколько покушений экс-лидером одесского «Правого сектора», руководителем общественной организации «Небайдужі» Сергеем Стерненко.

— Создается ощущение, что некие силы специально раскачивают ситуацию в Одессе, чтобы воспользоваться ею, когда сепаратистские настроения достигнут пика.

— То, что Одесса входит в сферу интересов России, политики РФ не перестают говорить с 2014 года (да и раньше говорили), — напоминает Сергей Стерненко. — Весной 2014-го были попытки провозгласить «Одесскую народную республику», захваченная горадминистрация с поднятым над ней российским флагом.

Сейчас ситуация очень опасна не только в Одессе, но и по всей стране. Идет системный террор против общественных активистов. И, возможно, не без помощи МВД. Если же говорить об Одессе, то она отдана на откуп местным политическим элитам в лице Геннадия Труханова и его пособников, которые могут безнаказанно совершать любые преступления. Мы постоянно это наблюдаем — как коррупционные преступления, так и связанные с посягательствами на национальную безопасность. Фактически сегодня национальный суверенитет не распространяется на Одессу.

— Почему именно Одесса выбрана для массовой антиукраинской агитации в последнее время?

— Одесса географически и стратегически очень важный для России регион. Отсюда удобно контролировать Крым, отсюда — путь на Николаевскую, Херсонскую, Запорожскую области, захватив которые, Украину можно не только отрезать от моря, но и поставить под вопрос существование Украины как государства, субъекта международного сообщества.

С другой стороны, сейчас в области, под боком непосредственно у Одессы, есть еще два взрывоопасных района. Это пограничная зона рядом с непризнанным Приднестровьем, которое живет за счет Украины (контрабанда и прочее) и где размещен контингент российских войск, а также Бессарабия, где есть значительное количество пророссийски настроенных граждан, где во многих населенных пунктах даже не понимают украинского языка. И, к большому сожалению, государство не делает ничего, чтобы эту ситуацию исправить. В значительной мере антиукраинские настроения подогревает народный депутат Антон Киссе, являющийся фактически феодалом на юге Одесской области. Он неоднократно высказывал свои симпатии в адрес России. Но к ответственности за это привлечен не был. У нас в стране не работает принцип неотвратимости наказания от низов и до самого высокого уровня. Тем более если ты имеешь мандат нардепа. Особенно — когда принадлежишь к пропрезидентской или проаваковской политической силе.

Следствие такой безнаказанности: на пятом году войны с Россией у нас до сих пор сохраняются официальные культурные и информационные связи со страной-агрессором. Украинцы по прежнему ездят в Россию. В украинской экономике значительное присутствие россиян.

— Есть ли пророссийские силы, открыто выступающие сейчас в Одессе, и кто им противостоит?

— Если говорить о низовом уровне, то в Одессе сегодня есть единственный в Украине «Антимайдан», — говорит Сергей Стерненко. — Он регулярно проводит антиукраинские акции, а спецслужбы, к сожалению, не прекращают его деятельность. Против «Антимайдана» выступают представители гражданского общества. Если говорить о высшем уровне, о людях при власти, то у нас есть по крайней мере три пророссийски ориентированные политические партии, удерживающие абсолютное большинство в горсовете. Это «Морская партия» Кивалова, партия Труханова «Доверяй делам» и «Оппозиционный блок». На местном уровне они находятся в коалиции с БПП, голосуя в унисон. По их деятельности 26 апреля прошлого года было открыто уголовное производство по факту пропаганды коммунистического режима — после того как депутаты горсовета пытались отменить декоммунизацию в Одессе. Но за полтора года в деле нет ни одного подозреваемого.

— Насколько сейчас вероятно, что Россия сможет захватить Одессу?

— Тяжело сказать однозначно, поскольку тут работает много факторов. Например, численность муниципальной охраны — фактически незаконного вооруженного формирования, полностью подчиненного Геннадию Труханову, которое совершило уже не одно преступление, — значительно превышает количество полицейских, привлекаемых к охране общественного порядка. Спецслужбы, которые должны следить за ситуацией, контролируются местными политическими элитами — так же, как и полиция, прокуратура, суды…

У России очень большое влияние в Одессе. Риски посягательств на территориальную целостность Украины в Одесском регионе реально существуют. Они очень большие, но за прошедшие четыре года государство не сделало ничего, чтобы их уменьшить. Никаких комплексных мероприятий по противодействию сепаратизму не проводилось. И единственная реальная сила, которая могла бы противостоять открытой российской агрессии, как мы поняли в 2014 году, — это гражданское общество. А мы видим, что гражданское общество в Одессе, как и по всей Украине, пытаются уничтожить.

Я думаю, что даже при наихудшем варианте развития сценария Одесса не достанется россиянам. Но за это придется заплатить очень высокую цену, если центральные власти и далее будут игнорировать проблемы в регионах. Количество населения, выступающего за единую Украину, за четыре года значительно выросло. По моим субъективным оценкам, украинские силы в регионе превышают пророссийские в три-четыре раза — одесситы не допустят захвата.

Кроме того, надо учитывать не просто позиции людей, но и их готовность активно эти позиции отстаивать. Пророссийских граждан может быть сколь угодно много, но только незначительная часть готова выйти на улицы. Украинских сил, готовых выйти на улицы, гораздо больше. Это стало решающим фактором в мае 2014 года, когда количество приверженцев России и Украины было примерно одинаково, но украинским силам удалось переломить ситуацию, поскольку среди них активных, пассионарных граждан было больше. Это является решающим фактором и сейчас. Потому что россиянин, по моему определению, раб.

Анекдот в тему:

Одесса:

— Фима, ты знаешь я стараюсь меньше говорить по-русски…

— Шо такое, ты боишься, шо тебя побьют украинцы?

— Нет, я боюсь, шо меня придут спасать русские…

«До сих пор не назван и не задержан ни один заказчик нападения»

— Если вернуться к нападениям на вас и других активистов. МВД считает, что большинство дел раскрыто. В информпространстве появляются различные версии: политические, хулиганские, уголовно-бизнесовые… Вплоть до того, что виновными в нападениях называют самих пострадавших. Вы недавно сообщили об угрозах в ваш адрес от советника главы МВД Ильи Кивы, который прямо в здании министерства заявил, что таких активистов будет закапывать. Ваше мнение: кто стоит за нападениями?

— Об угрозах со стороны Кивы я уже написал заявление и в ближайшие часы подам его в полицию. Версии же о том, что активисты какие-то не такие, исходят в основном от близких к МВД людей. Тем, кто считает, что мы сами себя расстреливаем, режем, обливаем кислотой, я бы пожелал ощутить хотя бы один процент того, что чувствуют люди, на которых совершаются заказные нападения. Система же МВД вместо расследования нападений и поиска заказчиков занимается политикой. Имея все необходимое, они могут расследовать все покушения и указать, что было причиной в каждом случае и, главное, кто был заказчиком. Они же пытаются дискредитировать пострадавших активистов.

Практически все задержанные за нападения на нас имеют отношение к уголовным кругам. Но они всего лишь исполнители. Причем некоторые из них указывают, что выполняли порученный им заказ. Заявляя о раскрытии этих преступлений, МВД обманывает общество, чтобы только сбить градус, чтобы не устанавливать и не привлекать к ответственности заказчиков. Ведь до сих пор не назван и не задержан ни один заказчик. Во многих случаях полиция предпочитает считать, что преступление совершено «из личной неприязни», по бытовым или другим причинам.

Для нормальных правоохранителей борьба с заказными преступлениями должна быть одним из приоритетных направлений деятельности. Президент, общество, ООН, наконец, уверены, что это заказные нападения. А МВД их такими не считает и, вольно или невольно, своими действиями формирует такое общественное мнение, которое оправдывало бы заказные нападения на людей. Возможно, МВД причастно к этому, поэтому так себя ведет.

«Сейчас, когда Одесса является частью Украины, идет такая ползучая украинизация: стремление ликвидировать местные особенности, самобытность»

Убеждения второго собеседника «ФАКТОВ» во многом отличаются от позиции Сергея Стерненко. Впрочем, его мнение о причинах ситуации в Одессе частично совпадает со взглядами Сергея.

— Думаю, что ситуация не столь однозначна, чтобы можно было дать четкий и хлесткий ответ. С одной стороны, Одесса, по крайней мере в части своих элит, еще в четырнадцатом году свою позицию по отношению к России однозначно высказала: остаться частью Украины, а не ориентироваться на Российскую Федерацию. По крайней мере — в тех форматах, в которых та сейчас существует, — говорит Борис Яворский, завотделом Одесского областного бюро судмедэкспертизы, чьи блоги о жизни в Одессе и не только пользуются широкой популярностью на разных ресурсах с 90-х годов прошлого века. — С другой стороны, это позиция именно элиты и именно по отношению к Российской Федерации как государству. Потому что Одесса ощущает себя городом русской культуры, если говорить не о политике, а о горожанах. И тут важно подчеркнуть, что не российской, а именно русской. Понятно, что с каждым годом, с каждым месяцем такая вот ползучая экспансия, попытки современной Украины переварить Одессу и уничтожить ее культурную самобытность, самостоятельность, в свою очередь, тоже вызывают у горожан неприязнь к тем, кто является проводниками этого процесса.

Это если говорить о глобальной стороне проблемы. Что же касается конкретики, то, к сожалению, многие из тех, кого мы сейчас знаем как активистов, занимаются достаточно спорными вопросами, связанными с противоборством хозяйствующих субъектов, участвуют в разборках, касающихся недвижимости. И тем самым ставят себя под удар не в связи со своей активностью, а именно из-за участия в этих разборках.

В последние годы модно маскировать бизнес-разборки под какие-то идеологические вопросы. Когда сталкиваются, грубо говоря, боевики спорящих сторон и устраивают драку за какую-то недвижимость, какую-то ценность. И с обеих сторон одинаково звучат «Слава Украине!», речовки, лозунги, совершенно одинаково кулаки прижимают к груди в искреннем патриотизме. Но все это на самом деле не несет никакой идеологической составляющей. Просто сейчас так принято.

— А сепаратистские настроения в Одессе — они искусственно создаваемая «страшилка» или же они действительно есть?

— Я никакой искусственности в этом не вижу — как человек, который всю жизнь прожил в этом городе и у которого пять поколений предков прожило в этом городе. Одесса всегда была Бабой-ягой — в любом государстве, к которому она имела несчастье принадлежать. Будучи создана Российской империей, она очень быстро стала бельмом на глазу империи, потому что оказалась фактически единственным городом-портом. Не военным, а именно европейским в тогдашнем понимании. Если почитать мемуары и документы, то очень многие чиновники той Российской империи, бывая в Одессе, с возмущением отзывались о том, какая она неправильная с точки зрения имперской администрации. Непонятно, зачем здесь живет столько евреев и прочих инородцев. И город был неправильный, и люди в нем неправильные.

Когда Одесса стала частью Советского Союза, она точно так же была одним из немногих городов-портов, имеющих какие-то культурные отношения с западным миром. Эта культура западного мира проникала вместе с моряками, вместе с контрабандой, с какими-то привозными товарами и литературой. И это привело к тому что Советской империей Одесса тоже ощущалась как подозрительное и чуждое для строя место.

И сейчас, когда Одесса является частью Украины, идет такая ползучая украинизация: стремление ликвидировать местные особенности, местную самобытность, культуру, причесать все города. Чтобы каждый город стал Ивано-Франковском или, в лучшем случае, Львовом. Понятно, что подобным поползновениям Одесса тоже не рада, и в Украине она оказывается бельмом на глазу.

— Выходит, это не столько сепаратистские настроения, сколько противление чрезмерной украинизации?

— Дело даже не в украинизации. Одесса изначально сформировалась как совершенно уникальный город — поликультурный, многоязычный. Не будем говорить «толерантный» — на самом деле никакой толерантностью в Одессе никогда и не пахло. Но более или менее терпимый к чудакам и чужакам. Одесса сформировалась как город, который категорически не приемлет и отвергает попытки извне менять и форматировать его под окружающее пространство.

Для одесситов город — одушевленное существо. Мы говорим, что какие-то вещи Одессе чужды, что-то нравится или не нравится. Субъективизируем город. Конечно, это не уникальная ситуация, но для одесситов Одесса — не столько место, сколько некий коллективный субъект, который для нас всех очень важен, ценен и любим. И, соответственно, одесситы воспринимают наступление на личность этого коллективного субъекта как агрессию, как попытки его уничтожить.

— Но с разных сторон звучат обвинения руководства города в том, что оно противится Украине в Одессе…

— Когда мы говорим о руководстве местных силовых ведомств, то там были всякие комиссии с теми же активистами, люстрации, экзамены на знание патриотической реальности. То есть на руководящие должности поставили самых правильных, идеологически выдержанных комиссаров. И получается, что за несколько лет они вдруг каким-то образом трансформировались и превратились в пророссийских сепаратистов?

Что касается Труханова, то я не воспринимаю его как человека, обладающего какой-то идеологией. Он сугубо «инструментальный» руководитель. До четырнадцатого года ходил с полосатой ленточкой, после четырнадцатого года с той же широкой искренней улыбкой ходит с желто-голубой ленточкой и поет гимн Украины.

— То есть его нельзя рассматривать как инструмент русского или украинского влияния, он просто работает на себя?

— Он, конечно, инструмент влияния. Но инструмент влияния вовсе не идеологических сил. Нужно учитывать, что мы живем в мире развитого неоколониализма, и Труханов — инструмент влияния крупного капитала. Преимущественно зарубежного. Его старые друзья и коллеги, судя по слухам, давно уже за границей. Это люди и силы в достаточной степени транснациональные. Люди, чьи деньги не имеют флагов и гербов. Они над вопросами государств и наций. И Труханов лавирует, играя роль инструмента подобных людей. Мне так кажется. У меня нет никаких, как вы понимаете, доказательство этого, но ощущение у меня от его деятельности именно таковы.

«Думаю, что ни на какие сомнительные эскапады с объявлением народной республики Одесса не пойдет»

— На ваш взгляд, может ли Украина потерять Одессу — идеологически, территориально?

— Идеологически, ментально она ее никогда и не находила. Точно так же, как и Союз. Как мы говорили уже, Одесса — это Баба-яга, которая всегда против попыток адаптировать ее под себя. Что же касается радикального территориального решения вопроса, то мне это кажется крайне маловероятным, исчезающе маловероятным. Как любой город, связанный с торговлей, Одесса, в общем-то, не боевой город. И для Одессы чрезвычайно важна легальность своего положения. Думаю, что ни на какие сомнительные эскапады с объявлением народной республики, переходом под чье-то крыло Одесса не пойдет. Я имею в виду, что прежде всего не пойдут те люди, те элиты, которые реально являются хозяевами города, реально влияют на развитие ситуации.

— Но, с другой стороны, если не принимать во внимание Донбасс, во время парада попыток провозглашения «народных республик» в ряде городов в Одессе это было очень активно и закончилось наиболее трагически.

— Эта трагичность связана не с тем, что в Одессе сильна какая-то идеология, а с тем, что оборотистые люди склонны к разного рода авантюрам. Прежде всего — направленным на личное обогащение. И та же ситуация мая 2014 года — я наблюдал, как вокруг происходящего роились какие-то мутные схемы. Все стороны, хоть сколько-нибудь участвовавшие в этом «майданно-антимайданном борще», и те люди по отдельности думали прежде всего о том, как на этом что-то поиметь для себя хорошее и полезное. И когда на одном маленьком пятачке сталкиваются десятки и сотни авантюрных сценариев, становится достаточно вероятным формирование «черного лебедя». То есть внезапного «выстреливания» случайных маловероятных событий, в данном случае — трагических, как это и произошло.

— Следовательно, грубо говоря, к дому профсоюзов привело столкновение различных авантюрных бизнес-интересов участников событий?

— Бизнес-интересов, политических, близких к бизнесу… Там, где ситуация ограничивалась столкновением двух сил, все в общем складывалось предсказуемо и определялось тем, у кого больше, образно говоря, «батальон». А в Одессе все произошло по-иному.

— Возможно ли повторение четырнадцатого года в Одессе?

— Нет. Мне кажется, что нет.

Из интернета:

- Да, мне нравится Россия. Да, мне нравится все русское. И говорить я хочу на русском родном языке. И чтобы не было рядом базы НАТО!

— Так почему же ты из Одессы уехал в Германию, а не в Рязань или Воронеж?!

— Я что, по-твоему, поц?

Попытка контакта с другой цивилизацией. XXI век…

Facebook, Феликс Мешбейн

«Сепаратистские настроения растут, и эти движения напоминают те, которые в свое время были в Донецке и Луганске»

С тем, что ситуация в Одессе сложилась непростая, согласна и директор фонда «Демократические инициативы» социолог Ирина Бекешкина:

— Если говорить о данных соцопросов, то Одесса представляет собой довольно опасный регион. Пророссийские и сепаратистские настроения растут, и эти движения напоминают те, которые в свое время были в Донецке и Луганске.

Теперь о том, почему именно там с активистами происходят такие криминальные ситуации. С одной стороны, децентрализация — это очень важная реформа и, возможно, одна из наиболее успешных в Украине. Она перемещает финансы, ответственность на места и дает общинам возможность решать свои проблемы. Но в ней кроется и опасность создания таких себе местных финансово-экономико-криминальных кланов. Предупредить это может работа правоохранительных органов. Но если они входят в этот «спрут», ситуация становится особо опасной. И именно поэтому в Одесской области происходят такие разборки с активистами, противостоящими мафии.

— По вашему мнению, в сложившейся ситуации есть вероятность повторения событий 2014 года?

— Думаю, нет. Я не вижу тех сил, которые захватывали бы ту же администрацию. Опасность в другом — в том, что Одесса будет все больше и больше жить своей жизнью, обособленно от Украины. Как было в Донецкой и Луганской областях? Они были фактически отданы на откуп в обмен на лояльность. Такое ощущение, что так сейчас и в Одессе: мы вас не трогаем, а вы нас поддержите и делайте, что хотите. Когда регион отдают местным элитам в обмен на лояльность, это опасно. Мы знаем, что было на Донбассе, когда местные элиты не смогли удержать ситуацию.

— Но похожие ситуации с местными элитами мы видим в Харькове, Днепре и прочих регионах.

— Да, однако когда образуются настолько коррупционные анклавы, такие себе феодальные «фронды», а местные правоохранительные органы на это в лучшем случае не реагируют, это очень опасно.

— То есть Одесса вышла в сепаратистские лидеры из-за коррупции?

— Я бы не сказала, что в лидеры. Ведь есть еще Донецкая и Луганская области, есть еще очень опасное Закарпатье. Но Одесса движется в этом направлении.

Ранее военный эксперт и блогер Алексей Арестович в интервью «ФАКТАМ» рассказал, что потеря Одессы может иметь катастрофические последствия для Украины.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров