БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории

Вместе с ветеранами АТО мы своими руками построили в Киеве церковь, — капеллан

8:03 18 декабря 2019 781
КАПЕЛЛАН РОМАН БОРИС

— Часовенка три на три метра с выбитыми окнами и исписанными непристойными словами стенами да заваленная мусором прилегающая к ней территория — такую картину я увидел на этом месте в конце 2014 года, — говорит протоиерей Православной церкви Украины Роман Борис. Мы встретились с ним на Михайловской Борщаговке возле церкви Архистратига Божьего Михаила, которую он с прихожанами построил своими руками. — В 2014 году я лечился после сложного перелома ноги (полгода проходил на костылях), но все же сумел организовать ремонт часовни и привести в порядок территорию. Мы тогда вывезли несколько грузовиков всяческого хлама, ведь жители близлежащего частного сектора выбрасывали сюда мусор. С духовенством во главе с благочинным Святошинского района протоиереем Валерием Семанцо провели в восстановленной часовне молебен от осквернения. Затем в качестве капеллана я был в трех ротациях в АТО. Проехал почти всю линию фронта с военной часовней на колесах (читайте об этом в публикации «ФАКТОВ» Капеллан Роман Борис: «Хуже всего, когда моя часовня на колесах ломалась ночью посреди дороги». — Авт.). Создал ее вместе с неравнодушными людьми, когда приезжал на побывку в Киев: мы поставили на старенький армейский грузовик будку от списанного передвижного стоматологического кабинета. В нем я и оборудовал часовню. Среди образов, которые там разместил, был список (копия) чудотворной иконы Иверской Божией Матери.

Летом 2017 года я вернулся к мирной жизни и начал строить церковь Архистратига Божьего Михаила, в которой мы сейчас находимся. Спонсоров у меня не было. Стартовым капиталом в этом проекте стали небольшие деньги, которые выручил от продажи армейского грузовика. Также помогли деньгами мои друзья и родители. Я родом из Львовской области, из райцентра Жидачов. Когда был школьником, отец с дедушкой научили меня слесарной и столярной работе. Эти умения пригодились при строительстве церкви. Моими основными безотказными помощниками стали трое ветеранов АТО, с которыми познакомился и подружился на войне — Роман Скилков (53-я отдельная механизированная бригада), Вячеслав Пилипенко (11-й батальон «Киевская Русь») и Юрий Волкотруб (12-й батальон «Киевская Русь»). Эти молодые ребята простые трудяги. Они выкраивали время для работы на строительстве храма. Прихожане видели, что я тружусь наравне с ребятами, и помогали в меру своих возможностей: одни деньгами, другие — работой.

«Весной приступаю к строительству еще одного храма»

— Часовню, которую я восстановил в 2014 году, мы переделали в алтарь церкви Архистратига Божьего Михаила, — продолжает настоятель Свято-Михайловской парафии ПЦУ протоиерей Роман Борис. — К алтарю пристроили центральную часть, а к ней притвор — коридор. Денег на каменные стены у нас не было. Поэтому сделали их деревянными и утеплили. Когда дело дошло до возведения крыши, я нашел в Интернете несколько статей и видеосюжетов о том, как ее класть. Тщательно их изучил. Этих знаний хватило, чтобы мы успешно справились с установкой кровли. Покрыли ее современной мягкой черепицей. Следует сказать, что в процессе строительства возникали ситуации, когда нам недоставало материалов. Тогда обращался за помощью к прихожанам, и никто из них не отказал. 21 ноября на наш храмовый праздник я составил и зачитал список людей, внесших свою лепту в строительство и убранство нашего храма. В этом списке больше 20 человек.

Протоиерей Роман Борис в церкови, которую он построил вместе с ветеранами АТО и прихожанами

— Строили по вечерам и выходным?

Нет. Верующему человеку не положено работать в воскресенье. Ядро нашей добровольной строительной бригады — трое молодых ветеранов АТО — выкраивали свободное от своей основной работы время. Мы решили, что строить будем не круглый год, а в конце лета — начале осени. На зиму недостроенную церковь укрывали пленкой. Построили ее за два сезона. В этом году купили и установили купол.

Я разместил в церкви все иконы, которые возил в часовне на колесах в АТО. Люди принесли старинные рушники, ковры, а прихожанки Светлана Дзугаева и Галина Потопальская вышили бисером больше десяти икон. У нас и свой церковный хор организовался. В нем восемь хористок (руководит хором прихожанка Инна Пушкарева). Весной с Божьей помощью мы начнем строить рядом с этой церковью новый храм.

Отец Роман причащает семью своих прихожан. Фото предоставлено отцом Романом

— Какой в этом смысл?

Смотрите, нынешняя церковь маленькая — примерно 60 квадратных метров. Для прихода нужна большая по размерам, причем основательная — построенная на века. Я человек деятельный. Уже договорился с архитектором Олегом Слепцовым о том, что он бесплатно разработает проект. Он большой знаток церковной архитектуры, является автором проектов нескольких церквей. Одна из них — Живоносного джерела — находится в Киеве на улице Симиренко.

Читайте также: Когда на Луганщине школьникам говорили: «Слава Україні!», от ответа «Героям слава!» люстры качались, — капеллан

Слепцов спроектирует для нас каменную церковь площадью 240 квадратных метров. Она будет из кирпича, а фасад украсим мозаичными панно. Внутренние стены распишем, закажем мастерам резной иконостас. В цокольном этаже храма разместим воскресную школу. Рядом поставим колокольню. На прилегающей территории разобьем парк с лавочками. Уверяю вас, этот план — не маниловщина. У меня есть опыт строительства большого каменного храма в селе Заборье Киево-Святошинского района. Мы там еще и сад посадили. Я тогда нашел спонсоров, найду и на этот раз. Понятно, что один меценат вряд ли сможет выделить деньги на возведение большой церкви. Поэтому разобью проект на отдельные этапы, и на реализацию каждого из них найду спонсора.

«На этом флаге расписались бойцы всех подразделений, в которых я побывал на фронте, — говорит отец Роман. — Теперь знамя хранится в нашей церкви»

— Что будет с деревянной церковью, которую вы построили с ветеранами АТО и прихожанами?

Организуем в ней кухню и столовую для бедных людей. А купол, который сейчас стоит на этом храме, установим над церковным бюветом.

Прихожане на праздники приносят в церковь много различных продуктов. Для нашей будущей столовой это как раз то, что нужно. Кстати, сейчас эти крупы, сахар, консервацию, чай отвожу на фронт. Я знаю там многих бойцов и командиров, звоню им: «Завтра буду у вас». У меня есть микроавтобус, ставлю на него мой именной автомобильный номер «КАПЕЛЛАН», загружаю гостинцы от прихожан, надеваю камуфляж, который носил на войне, — и на Донбасс. Так что и волонтерской деятельностью занимаюсь, и капелланом остаюсь. А как же иначе: на фронте познакомился с большим количеством солдат и офицеров. Многие из них, бывая в Киеве, звонят мне, чтобы встретиться и поговорить о проблемах, которые у них возникли после возвращения к мирной жизни. Сложностей немало: от кого-то ушла жена или девушка, кто-то потерял работу или не находит взаимопонимания с людьми, которые не были на войне. Некоторые ребята начинают топить досаду в водке. Я стараюсь помочь парням разобраться в себе и окружающих. Приходилось слышать, что для этого есть профессиональные психологи. Но чтобы понять ветерана, нужно самому побывать на передовой, под обстрелами, на себе прочувствовать, что такое окопная жизнь. Я все это прошел. Да и вообще, хороший священник обязан быть знатоком человеческих душ не хуже дипломированного психолога.

«Из удобств в часовне на колесах были откидная койка и умывальник»

— Как получилось, что вы стали капелланом в АТО?

В 2014 году я рвался на фронт, да вот беда — костыли не пускали. Только смог их отставить, пошел к церковному руководству просить благословения отправиться капелланом на войну. Просьбу удовлетворили и направили в 80-ю отдельную десантно-штурмовую бригаду.

А в 2016 году во время второй командировки в АТО я задумался о том, что на фронте немало подразделений, в которых нет своего капеллана (сейчас они уже есть во всех частях). Вот у меня и возникла идея создать часовню на колесах. Перед Новым 2017 годом я заболел и вернулся домой в Киев, чтобы немного оклематься. 1 января меня проведал друг, главный врач больницы в Боярке (Киевская область) Олег Ткаченко. Настоял, чтобы мы безотлагательно поехали на рентген. Оказалось, у меня воспаление легких. Олег назначил лечение.

Читайте также: Капеллан Николай Ярошенко: «На Донбассе местные называли нас карателями, а потом отпускать не хотели»

В 2017-м Великий пост начинался 26 февраля. Я решил к этой дате сделать часовню на колесах. Машину — армейский грузовик ГАЗ-66, выпущенный в 1977 году, — мне предоставили ветераны 1-го батальона НГУ имени Кульчицкого. Нужно было вложить очень много труда, чтобы подготовить машину к серьезным испытаниям. Срочную службу я проходил в автомобильных войсках, так что решил: эта задача мне по плечу. Другой мой друг, ветеран афганской войны, полковник запаса Виталий Матвейчук, предоставил свою автобазу под Киевом. С несколькими рабочими мы с утра до позднего вечера, несмотря на холодную погоду, ремонтировали грузовик. Поставили новый двигатель, заменили много чего другого. На Окружной дороге на пункте разборки автомобилей раздобыли кузов передвижного стоматологического кабинета. Он был синего цвета, а для АТО нужен защитного. Пришлось наложить три слоя зеленой краски, чтобы не проступала синева. Без помощи отзывчивых людей мы не смогли бы купить все эти узлы и агрегаты. Искренне им за это благодарен.

Часовню на колесах отца Романа хорошо знают на передовой

— К началу Великого поста успели справиться с работой?

— Да, с Божьей помощью поспели в срок. В Киеве на Михайловской площади часовню на колесах освятил епископ Агапит. Меценат из Вышгорода Владимир подарил список чудотворной иконы Иверской Божией Матери. Я взял с собой еще несколько икон и отправился в АТО.

— В часовне на колесах были кровать, печка?

Из удобств — только откидная койка и умывальник. Решил обойтись без плиты, поскольку прихожане дали мне в дорогу большой запас консерваций. Самому мне все это было не съесть, и я делился продуктами с бойцами.

Я тогда побывал в 28-ми армейских подразделениях. Некоторые солдаты вели себя поначалу отчужденно, но я общаться с людьми умею — с каждым налаживал контакт. Когда мы находили общий язык, некоторые бойцы даже по ночам приходили ко мне исповедаться, получить благословение. А троих солдат я крестил.

Читайте также: «Сюжет о том, как я, пастор, „заставляю детей рыть окопы“, облетел в России все телеканалы»

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров