ПОИСК
Інтерв'ю

Борис Барский: «Для человека большое счастье — не знать, что будет завтра»

11:26 8 грудня 2020
Великий Чарли Чаплин как-то сказал: «Я верю, что могущество смеха и слез сможет стать противоядием от ненависти и страха». И сегодня, когда на планете разбушевалась пандемия, его слова актуальны.

«ФАКТЫ» продолжают проект «Мир после пандемии» - серию интервью с известными людьми и лидерами отраслей о новых реалиях жизни. О том, как может измениться жизнь уже в ближайшее время, «ФАКТАМ» рассказывали Андрей Курков, Андрей Макаревич, Элина Свитолина, Андре Тан, Ольга Сумская, Владимир Горянский, Василий Вирастюк…

Сегодня наш собеседник — народный артист Украины, директор одесского театра «Маски» Борис Барский.

«В этом году нашему театру подарили звезду на одесской Аллее звезд»

— Борис, от души насмеялась, еще раз пересмотрев сюжеты «Маски-шоу». А под недавно сказанной вами фразой «Как только ты стал профессионалом своего дела, исчезло само дело» сегодня могли бы подписаться представители многих профессий. Что же, с вашей точки зрения, ждет актерскую профессию в новых реалиях?

— Фраза принадлежит не мне — Михал Михалычу Жванецкому. А что касается актерской профессии, как оптимист думаю, что добро должно побеждать зло. Как свидетельствует история, любым мрачным временам всегда когда-нибудь приходит конец.

— В одном из интервью вы рассказали, что сейчас зрители чаще всего покупают билеты непосредственно перед спектаклем. Как это объяснить?

— Очень просто. Если вы хотите увидеть ад, включите телевизор, пощелкайте каналы. Поток негатива, который непрерывно льется, запугал большинство зрителей. Но есть люди, которым необходим глоток свежего воздуха. А театр, как сказал Томас Манн, превращает толпу в народ, публику. Он учит мыслить, думать. Люди берут билеты в последний момент, так как не знают, какие карантинные меры будут предприняты в следующее мгновение. Ведь уже был печальный опыт весной. Мы тоже пострадали — вложили средства в рекламу, и, понятное дело, никто их нам не вернул.

— Тогда, не имея возможности работать, вы обратились к зрителям с просьбой о финансовой поддержке театра. Они откликнулись?

— Очень сильно нас поддержали. Эти средства до сих пор помогают нам выживать.

— Если не секрет, каков был самый большой размер помощи?

— Вы знаете, гораздо трогательнее маленькие взносы, когда ты понимаешь, что человек перечисляет последние деньги — пять или десять гривен. Хочется низко поклониться тем, кто нас поддержал. И, конечно, тем, кто сегодня, преодолевая страх перед коронавирусом, приходит в наш театр. Их не так много, хотя социальная дистанция в зале между людьми гораздо больше, чем, например, в маршрутке.

— В этом году театру «Маски» исполняется 35 лет. И вместо праздника — столько испытаний!

— За годы работы мы многое успели. Театр попал в Книгу рекордов Гиннесса как три десятилетия существующий в неизменном составе. Кроме того, пять лет назад нашим именем названа звезда в созвездии Персея. А в этом году нашему театру подарили звезду на одесской Аллее звезд. Так что у нас есть и синица в руках, и журавль в небе.

Кроме того, мы сняли более 80 сериалов, поставили 12 пьес, десять из которых нашего авторства — их можно увидеть только у нас в театре и больше нигде! Единственное, то, что люди сейчас ходят в масках, не наша заслуга (улыбается).

«После нашего спектакля „Дикарь“ несколько семейных пар передумали разводиться»

— Прочла, что Королевский театр Мадрида тратит на меры безопасности тысячи евро. Костюмы артистов дезинфицируются после каждого спектакля, используется инновационная система кондиционирования. А что вы предпринимаете для безопасности зрителей?

— В театре постоянно проводится влажная уборка с использованием антисептиков, все носят маски, люди рассаживаются на дистанции. Перед спектаклем я всегда напоминаю нашим гостям, что мы сами кузнецы своего счастья и береженого Бог бережет, прошу всех быть в масках, улыбнуться — и делаю фото на память. Когда пандемия пройдет, будет о чем вспомнить.

Борис Барский и Георгий Делиев

— Как-то вы сказали, что в вашем театре можно заразиться только юмором.

— Получить порцию позитива — это ведь замечательно. Разве не так?

— Случалось, что ваши спектакли меняли чью-то судьбу?

— Да, после нашего спектакля «Дикарь», который поставлен по пьесе семейного психоаналитика Роба Беккера, несколько семейных пар передумали разводиться. Ведь проблемы в семьях практически одинаковы у всех. Осознав это, пары решили: так какой же смысл в разводе?

— Интересно.

— А однажды после спектакля ко мне подошла женщина и сказала, что посмотрев эту вещь, поняла, как сильно любит своего мужа. Это была… моя жена.

— Здорово! Искусство способно менять мир. И как же больно узнать, к примеру, то, что звездный актер одного из театров, когда начался карантин, вынужден был устроиться в сервис по доставке еды.

— Не думаю, что это так ужасно — у него просто нет короны на голове. В любом случае нужно думать, как кормить свою семью. Говорят же, что от сумы и тюрьмы не надо зарекаться.

— А у вас есть альтернативный вариант заработка на экстренный случай?

— Нет, честно говоря, я живу сегодняшним днем — и это меня радует. Для человека большое счастье — не знать, что будет завтра.

— Ну, например, известный французский актер Пьер Ришар, у которого мне посчастливилось брать интервью, увлекся виноделием, и это, судя по всему, дает ему неплохой заработок. Производит вина и легендарный режиссер Фрэнсис Форд Коппола. А на Одесчине ведь тоже виноградный рай. Вы не хотели бы попробовать себя в новом амплуа винодела?

— Мне все-таки кажется, что пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник. Хочется еще достигать в своей профессии высот.

«Не теряйте чувство юмора и оптимизм!»

— У одесситов всегда оптимистичный взгляд на жизнь. Жаль, что не стало Михаила Жванецкого, который умел заряжать позитивом окружающих.

— Да, это печально.

— В апреле 2020-го я взяла у него интервью, где он рассказывал о холере в Одессе в 1970 году. А вы помните эту эпидемию?

— Мне было в то время одиннадцать лет. Страшно не было, так как мы не получали из новостей по телевизору и других СМИ столько угнетающей информации. Да и телевизоров не было столько, сколько сейчас. Мы ходили на море, плавали, загорали…

— Правда, что вы знакомы с сыном Чарли Чаплина?

— Он каждый год приезжал в Одессу на наш фестиваль «Комедиада». В этом году должна была быть десятая, юбилейная. В жюри у нас входили продюсеры «Цирка дю Солей», про который ходят печальные слухи, что он обанкротился. Юджину Чаплину очень понравилась Одесса. Он был в восторге от людей, от душевности, оптимизма, вообще от энергетики города. Юджин Чаплин — звукорежиссер высочайшего класса, суперпрофессионал, многим всемирно известным музыкальным группам он помогал создавать альбомы.

— Юджин Чаплин — веселый человек?

— Очень. И необычайно открытый, душевный, глубокий.

— Как, с вашей точки зрения, может измениться мир после пандемии? Не станет ли он более закрыт, чем прежде? Смогут ли люди путешествовать, как раньше?

— Не думаю, что что-то существенно изменится и что мир станет менее открыт. Люди предрасположены к полету. Хочется верить, что все будет нормально. Жизнь продолжается…

— Что бы вы пожелали читателям «ФАКТОВ» в столь непростое время?

— Не теряйте чувство юмора и оптимизм! Будьте счастливы! Ведь жизнь есть жизнь, и ее хочется прожить в радости. Верьте в то, что все будет хорошо.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

2290

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.