ПОИСК
Інтерв'ю

Евгений Паперный: «Если кто-то рвется пожать мне руку, говорю: «Не надо. Оставим это на потом!»

12:18 15 грудня 2020
Пандемия и праздник — понятия несовместимые. Это ощутили и рестораторы, и артисты, для которых Новый год всегда был одним из лучших, с точки заработка, временем года. Сейчас празднование Нового года сулит быть камерным, и от этого, конечно, грустно. И никто не знает, каким будет 2021 год. Наверняка не легким, но это не исключает и радостных моментов, которые обязательно будут, если с оптимизмом смотреть на жизнь.

«ФАКТЫ» продолжают проект «Мир после пандемии» - серию интервью с известными людьми и лидерами отраслей о новых реалиях жизни. Своими размышлениями на этот счет поделились Андрей Курков, Андрей Макаревич, Элина Свитолина, Лариса Кадочникова, Ольга Сумская, Борис Барский, Василий Вирастюк, Андре Тан, Дима Борисов…

Сегодняшний собеседник «ФАКТОВ» в проекте «Мир после пандемии» — народный артист Украины Евгений Паперный. Он верит в хорошее, хотя при этом старается быть реалистом.

«Прежде декабрь был для актеров самым ударным месяцем»

— Евгений Васильевич, накануне Нового года в Facebook стала популярна молитва об ивентах. Еще осенью актеры начали просить Вселенную послать им новогодние корпоративы. Раньше ведь «елки» кормили артистов практически целый год?

— Прежде декабрь действительно был для актеров самым ударным месяцем.

— Правда, что были времена, когда артисты могли в праздники заработать на квартиру?

— Ну нет, таких денег я и большинство моих коллег никогда не получали. Но, например, один звездный певец участвовал в таком количестве корпоративов, что, по слухам, с одного на другой мчался на машине скорой помощи с сиреной, чтобы миновать пробки.

— Ничего себе!

— Мне же хватало в новогоднюю ночь одного-двух корпоративов. К слову, праздничные вечеринки пользовались популярностью на предприятиях и в советское время. Оплачивал все это профсоюз. Гуляли, конечно, скромнее, чем потом. Артист мог заработать за выступление десять рублей. На эти деньги тогда можно было вчетвером хорошо поужинать в ресторане. В редких случаях можно было заработать и четвертной (25 рублей. — Авт.). А пятьдесят — это уже были небеса! Я не раз работал Дедом Морозом. В театре брал костюм, кооперировался со Снегурочкой — и мы выступали на «халтурах». Работа жуткая. Муки ада! Целый вечер нужно быть в парике, бороде, халате и теплых рукавицах.

Но я за «елками» не гнался — не было нужды. В 1980-е годы в театре получал 400 рублей — это были очень приличные деньги, порядка 600 долларов. В кино тоже была высокая ставка. «Елки» больше интересовали молодых, начинающих актеров. Но в 1990-х зарплата моя в долларовом эквиваленте составила примерно 70 долларов, то есть упала почти в девять раз. И я был вынужден думать о подработке. Благо спасала телепрограмма «Золотой гусь». Она имела очень высокий рейтинг, и поэтому мы как шоумены были очень востребованы на корпоративных мероприятиях. И заработки были у нас очень хорошие. Активным участником таких мероприятий я был до 2010 года.

«На плаву еще как-то держатся артисты, которые снимаются в сериалах»

— Какой корпоратив вам особенно запомнился?

— Как-то нас пригласили выступить на крупнейшем мероприятии, куда съехались даже гости из-за рубежа. Наш выход был запланирован в конце второго акта. Но программа была столь обширная, что стало ясно: если ее не сократить, гости не только на банкет не успеют, но и на самолет опоздают. А гонорар нам выдали до выступления. Причем очень хороший. И вот в антракте в гримерку залетает режиссер и сообщает: «Ребята, мы не успеваем, программу придется сократить. Так что… спасибо за участие». И мы, так и не выступив, поехали в гостиницу.

— Гонорар пришлось вернуть?

— Нет, в том-то и дело: деньги никто у нас не забрал!

— Что за история, как на корпоративе вы читали стихи Бодлера?

— Это было в ночном клубе. Мероприятие для «крутелыков». За столом звон бокалов и вилок, шум -гам, а я выхожу перед всей этой публикой с Бодлером на французском языке. Прочитал четверостишие, а меня никто не собирается слушать. Тогда я не выдержал и произнес: «А ну, тихо мне…» — и добавил непечатное слово. От неожиданности все потеряли дар речи. В зале наступила гробовая тишина. У кого-то на вилке так и застыл надкушенный огурчик, у кого-то рюмка осталась недопитой… Я продолжил читать поэзию. А когда закончил, в зале вдруг раздался несмелый женский голос: «Скажите, а аплодировать можно?»

— Замечательная история! А что с «елками» у артистов в этом году?

— Глухомань и тишина. Может, тихонько кто-то и будет гулять, но это крайне рискованно. Я уже не раз слышал: погуляли люди на свадьбе или юбилее — и попадали с ковидом по клиникам.

— Если пандемия не утихнет, как выживать артистам в будущем?

— На этот вопрос у меня нет ответа. Я с февраля сижу дома. Периодически снимаюсь в каких-то сериальных эпизодах.

Без работы оказались не только артисты — сотни людей в сфере искусства: это и постановщики декораций, и специалисты по свету, и звукорежиссеры… Как люди выживают? Трудно сказать. Кого-то выручают дачные участки, погреба, свои запасы. Кто-то ищет подработки, но, как правило, стараются это не афишировать. Не престижно как-то артисту признаваться, что он подрабатывает извозом. Одним словом, каждый выживает, как может. На плаву еще как-то держатся артисты, которые снимаются в сериалах. В театре же ситуация сложнее…

«Сейчас такой период, что приходится довольствоваться тем, что есть»

— Как вы считаете, что ждет нас в будущем? Сможем ли путешествовать, как прежде? Или, быть может, мир станет более закрыт?

— Пока все к этому идет. Люди замыкаются каждый в своей ракушке. Хотя… Мнения на этот счет есть разные. Не хватает ли мне сейчас путешествий? Не могу сказать, что я из-за невозможности ездить в отчаянии или депрессии. Я покатался по миру, много всего посмотрел, жену повозил. А сейчас такой период, что приходится довольствоваться тем, что есть.

— Поменяется ли в новых реалиях психология людей?

— Мне кажется, что люди уже начинают больше задумываться над многими вещами и разумно подходить к жизни. Как говорит статистика, покупки сейчас совершаются более рационально и экономно. И мы с женой в этом плане не исключение.

— Что должно понять человечество и каждый из нас в результате пандемии?

— Есть надежда, что люди станут чистоплотнее. Лично я никогда не понимал рукопожатий, обниманий и целований при встрече. Мне всегда это было чуждо. Ну встретились, поздоровались… Сейчас держать дистанцию необходимо. Если кто-то рвется пожать мне руку, говорю: «Не надо. Оставим это на потом!» По этому поводу есть хороший анекдот. Умирает старый еврей. И вдруг чувствует из кухни раздаются такие невероятные ароматы. Он подзывает внучка и говорит: «Пойди к бабушке и попроси для меня кусочек рыбы. Хочу перед смертью любимый фиш покушать». Мальчик побежал, возвращается: «Бабушка сказала: это на потом!» Так и я говорю: «Рукопожатия оставим на потом». И к этому нужно относиться с пониманием.

— Как считаете, онлайн-общение будет доминировать в нашей жизни? Или, напротив, оно надоест?

— Живое общение есть живое общение, и ничто его не заменит. Я, например, консерватор, меня не найдете в соцсетях, не хочу никого впускать в свою жизнь.

— Что бы вы пожелали читателям «ФАКТОВ» в столь непростое время?

— Реально смотреть на жизнь, но при этом оставаться оптимистами. Берегите себя! Не впадайте в уныние и почаще улыбайтесь!

Фото Сергея ТУШИНСКОГО

1992

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.