ПОИСК
Події

Египетские мужья, не желая вступать в перебранку с женами, идут посидеть в кафе, а потом еще три дня не разговаривают с ними

0:00 12 вересня 2007
Чем европейских женщин привлекают арабы и почему арабы все чаще предпочитают женщин с белой кожей? Однажды побывав в чужой стране, понимаешь, что узнал о ней лишь чуть-чуть. Поэтому желание вернуться в Египет хотя бы еще раз у меня возникло, едва я ощутила неповторимую атмосферу этого африканского государства, наполненную мягким бризом всегда теплого Красного моря, разнообразием запахов дымящихся кальянов, уличным многоголосием… И, собираясь снова в дальнее путешествие, решилась на полет без участия туристического агентства. Правда, в Хургаде меня ждала приятельница Яна. Девушка вот уже два года как перебралась туда из Санкт-Петербурга. Благодаря ей я посмотрела на жизнь в Египте не глазами туроператоров, а своими собственными.

«Завидев издали полицейского, жених делал вид, что не знает меня»

Мою новую подругу заманила в Хургаду любовь. Любовь, как это часто бывает, прошла, а Яна так и осталась жить в курортном городе на Ближнем Востоке.

- Два года я моталась между Питером и Хургадой, — рассказывала она мне свою историю.  — Али меня боготворил. Он умел восхищаться даже тем, как я ем и как выбираю товар в магазине. Говорил, что этим я напоминаю ему египтянку — женщину, как правило, непривередливую и экономную. Удивлял меня оригинальными подарками. В первый раз преподнес белое льняное платье свободного покроя, расшитое национальным орнаментом. Представляешь, примеряя обновку, я ляпнула: «Какая симпатичная ночная рубашка!» Но он не обиделся. И вообще никогда не повышал голоса, даже если я была не права, первым просил прощения.

Позже мне рассказали, что египетские мужчины не вступают в перебранку с женами. Молча выслушивают их претензии и, чтобы не накалять обстановку в семье, удаляются погулять в кафе. Там до поздней ночи общаются с друзьями, курят кальян, попивают соки… Возвращаясь домой, замолкают дня на три, пока женские страсти не улягутся.

РЕКЛАМА

Для нас, славян, очень необычно то, что в здешних кафе местные мужчины не заказывают ни водки, ни вина. Даже алкогольное пиво они употребляют редко. В общем, такие мачо — настоящие находки для наших женщин. Неправда и то, что мусульмане требуют от жен-европеек ходить в длинных юбках, с длинными рукавами и головой, повязанной платком. Во всяком случае, никаких запретов насчет открытых плеч или мини-юбок от Али я не слышала. Наоборот, длинные одеяния, которые я иногда надевала, ему не нравились. Правда, когда мы выходили вместе на улицу, я не могла взять его под руку и уж тем более поцеловать. Таковы местные традиции, с которыми приходится считаться. А не дай Бог, он видел издали полицейского, то вообще делал вид, что не знает меня. Здесь с этим строго — полиция прежде всего защищает интересы иностранных граждан, поэтому свои ее боятся. Едва заподозрив, что египтянин намерен сделать мне что-то плохое, его могли бы задержать.

Когда я приехала в Египет, мой жених снимал маленькую однокомнатную квартиру за триста долларов в месяц, и каждый раз мы переживали медовый период. Еще одна интересная деталь. До свадьбы жених и невеста в арабских странах не могут жить вместе. Поэтому прежде чем заключить договор с хозяином апартаментов, Али пришлось искать нотариуса, который за 60 долларов закрыл глаза на традиции и выдал документ. В него были внесены наши паспортные данные и заключение о том, что мы являемся мужем и женой. Али называл меня «хабиби» (любимой) и представлял друзьям своей женой. Я не сомневалась, что скоро в самом деле стану его законной супругой. Меня настораживало лишь одно — что мой жених всячески оттягивал момент знакомства своих родителей с будущей невесткой, то есть со мной. Каждый раз он называл новые причины: то в его доме ремонт, то кто-то из родственников заболел, то он не может тратить время на долгую поездку к ним в другой город. Но в конце концов вынужден был сознаться: родители против его женитьбы на европейке и он должен покориться их воле…

РЕКЛАМА

Чтобы взять себе в жены арабку, молодой человек обязан отдать за нее верблюда или увешать ее золотом

По древним египетским обычаям, родственники сами ищут жену для своих сыновей. Причем в некоторых семьях предпочтение отдают двоюродным сестрам женихов. Таким образом египтяне укрепляют семейные кланы. А в селах, бывает, жених впервые знакомится с женой только… после свадьбы.

Но современная жизнь вносит коррективы в национальные традиции. Яна познакомила меня с некоторыми из своих друзей, которые против воли родителей счастливо живут в гражданском браке.

РЕКЛАМА

- Я давно ушел из родительского дома и вправе создавать свою семью с любимой женщиной, — утверждал

25-летний Мидо.  — С Ирмой, она голландка, мы уже два года. Мои родители с нами не общаются из-за этого. Но я люблю жену, которая, кстати, бросила свою богатую страну, чтобы приехать ко мне в бедный Египет.

Правда, Мидо — христианин, которых в стране примерно 25 процентов. У мусульман же разрыв семейных отношений считается большим грехом.

Не берусь утверждать, что все родители арабов, взявших себе в жены европеек, так уж воинственно настроены против подобных браков. Многие принимают чужестранок, окружают заботой, учат новой для них жизни. На улицах и пляжах Хургады то и дело встречаешь смешанные пары с очаровательными карапузами-метисами.

Немало наших женщин в возрасте тоже находят свою судьбу в Египте. Как правило, бедные молодые арабы влюбляют в себя состоятельных дам из Европы, и при этом все чувствуют себя хорошо. Мужчины — потому что обретают материальную поддержку. Женщины — потому что снова чувствуют себя молодыми. Кстати, с «вторжением» европейских женщин-туристок на африканский континент в Египте уменьшилось количество холостяков. Ведь многие из зрелых тамошних мужчин не могут позволить себе такую роскошь, как женитьба. Просто потому, что они, работая с утра до ночи, получают сто, а то и меньше долларов в месяц. А чтобы взять себе в жены арабку, нужно либо отдать за нее верблюда, который стоит 1200 долларов, либо увешать ее золотыми украшениями на эту же сумму.

Но особенно меня удивила смешанная во всех понятиях этого слова семья Ибрагима и Агнус. Он — египетский христианин, она — немецкая католичка. Он гораздо моложе нее и довольно упитанный. Она — с заметными морщинами на лице и стройная. Он говорит в основном по-арабски, она не знает по-арабски ничего, зато, помимо немецкого, владеет английским. И самое пикантное в отношениях Ибрагима и Агнус то, что она работает, а он сидит дома. Это совершенно неприемлемо для традиционной арабской семьи. Вместе они уже пять лет. Родители Ибрагима, проживающие в Каире, тоже отказались от сына, ослушавшегося их. Но он, похоже, ни о чем не жалеет. А многие его друзья, вынужденные вкалывать, попросту ему завидуют. Того и гляди, скоро и арабский мир захлестнет феминизация, и он переймет наш худший опыт, когда кормилицей в семье становится женщина, а мужчины превращаются в слабый пол…

Бывшая москвичка бросила мужа-алкоголика и приняла мусульманство

На что и как живут египетские семьи, я тоже могу судить по Яниным друзьям. Ибрагим и Агнус, например, арендуют небольшую двухкомнатную квартиру без мебели в недостроенном доме (в Египте это весьма распространенное явление — нижние этажи заселяются, а верхние еще достраиваются несколько лет) за 650 египетских фунтов в месяц (1 египетский фунт практически равен 1 гривне). Интересно, что коридоров в тамошних квартирах нет. Они приспособлены под гостиные. Открываешь входную дверь и попадаешь прямо в комнату для приема гостей. При этом месячный доход этой немецко-египетской семьи, иначе говоря, доход одной Агнус, составляет 300 долларов — она работает в туристической компании. По местным меркам, это нормальные деньги, поскольку большинству служащих, как упоминалось выше, платят около 100 долларов в месяц. При этом, правда, фирмы могут частично или полностью оплачивать съемное жилье своим сотрудникам, а также выдавать небольшие суммы денег на питание либо же раз в день подкармливать их (скажем, человек, работающий в отельном бизнесе, получает маленькую порцию риса без мяса и бутылку воды).

Но, если поделить доход Агнус на двоих, после вычета суммы аренды за квартиру получается, что они с мужем живут на грани бедности. Они, возможно, и жили бы на этой грани, если бы Агнус не имела приличного счета в банке. Это сбережения, которые ей удалось накопить в Германии. Хотя особой роскоши в их квартире я не заметила. Разве что старенький компьютер и цифровой фотоаппарат с хорошей оптикой, привезенный из Европы.

А вот Ирма, жена Мидо, занялась разведением породистых собак. Но не потому, что семье нечего кушать, а просто от скуки. Мидо обучает туристов дайвингу и довольно прилично зарабатывает — в свои 25 лет уже обзавелся шикарной виллой. Кстати, по его наблюдениям, меньше всего любителей опускаться под воду среди русских и украинцев. «Их ничего не интересует, кроме как выпить», — сделал весьма обидный для меня вывод состоятельный египтянин. И это при том, что люди, живущие в курортных городах, делают деньги на туристах и часто именно на туристах из России и Украины. А в Египте, по-моему, вообще нет смысла заниматься чем-либо другим. Дипломы о высшем образовании здесь совершенно не котируются. Ибо человек, работающий по специальности в государственном учреждении, это нищий человек. Поэтому Мидо не занимается экономикой, хотя имеет экономическое образование. А его друг Бибо, изучавший в университете английский и французский языки, водит по пляжу верблюда, приглашая покататься верхом… Конечно, знание языков помогает его бизнесу.

В центре по продаже ароматических масел в Каире я разговорилась с бывшей москвичкой Надеждой, работающей там консультантом. В этом сумасшедшем городе с населением почти в 18 миллионов(!) человек женщина живет уже десять лет. С Мухаммедом она познакомилась в Москве, где тот получал образование, и, бросив мужа-алкоголика и взрослую дочь, переехала из одной столицы в другую. Ее нынешний супруг занимается наукой, что и в Египте оплачивается весьма скромно. Сама она лишь недавно нашла работу. Поэтому только сейчас позволила себе купить несколько золотых украшений, которыми здесь завалены прилавки магазинов. И то очень скромных. А о поездках на Красное море в их семье даже не мечтают. Пара довольствуется дешевым отдыхом на Средиземном море в Александрии. Хорошо еще, говорит Надежда, что у мужа есть маленькая квартира. Она приняла мусульманство, как это делают многие европейки. Это, утверждает Надежда, особо ни к чему не обязывает, зато в случае развода уравнивает бывших супругов в статусе и в правах на малолетних детей. Она признается, что абсолютно счастлива. Потому что у нее есть любовь и уважение мужа, чего в прежней семье так не хватало.

- Кому как повезет здесь устроиться, — замечает Яна.  — Знаю одну девушку из Украины, которая работает в казино. Через два года она уже купила себе квартиру. Другая на пляже предлагает туристам поездки по Египту. Хвасталась, что даже в худшие дни имеет двадцать долларов, но обычно — не меньше сотни. А кто-то выходит замуж за богатого и вообще не работает.

Увы, моей новой подруге не повезло ни в одном, ни в другом. Она продает ароматические масла на пляже, на котором отдыхают в основном туристы из Восточной Европы. Они, говорит Яна, скупые. Поэтому девушка едва сводит концы с концами. Благо, на одежду в Хургаде особо тратиться не надо — шорты, майка, шлепанцы. Но что-либо изменять в своей судьбе пока не собирается. Желание жить в Египте, где на нее почти каждый мужчина смотрит с неподдельным восторгом, у нее не исчезает. Правда, Яна знает какую-то фразу по-арабски, которая позволяет гасить эти вожделенные взоры…

P. S. Автор благодарит за организацию авиаперелета директора полтавского турагентства «Листопад» Валерия Соловьева.

 

5217

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів