ПОИСК
Події

«я согласился на убийство отца и матери, потому что опасался за жизнь — свою и… Своих родителей»

0:00 4 грудня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Пятеро харьковских студентов осуждены за организацию и совершение убийства отца одного из них на срок от 10 с половиной до 13 лет лишения свободы

Когда судья спросил у матери, чей сын, находившийся на скамье подсудимых, выступил в роли заказчика убийства собственных родителей (отца убили, а мать осталась жива благодаря случайности), какого наказания она потребует для преступников, зал замер. «Пускай будет так, как решит суд, — прошептала женщина побелевшими губами и добавила: — От семьи остались одни руины. Но сын когда-нибудь поймет свою ошибку. Остальных не прощу никогда».

Желая вызвать расположение Лемехова, Алексей предложил жениться на однокурснице, застраховать ее жизнь, а потом… прикончить

Семья Пащенко (фамилии всех участников этой печальной истории изменены) внешне казалась благополучной. Отец с матерью работали в страховой компании, были достаточно обеспечены. Сын Алексей, по словам матери, бесконфликтный, неглупый, не доставлявший родителям никаких огорчений, после окончания школы поступил в престижный технический вуз. Дедушка, скончавшийся несколько лет назад, был Героем Советского Союза, ветераном Великой Отечественной. Работал прокурором одного из районов Харькова. На стене дома по улице, где жила семья, висит мемориальная доска с его именем.

Алексей Пащенко, по словам однокурсников — студентов Харьковского политехнического института, очень изменился на втором курсе, стал «держать пальцы веером», хвастаться связями с нужными людьми.

- Я познакомил Лешу со своим другом Петром Лемеховым, первокурсником ХПИ, с которым мы вместе занимались в шахматном клубе, а тот любил хвастаться своими связями, — рассказывал на допросе 18-летний подсудимый Илья Николаенко, первокурсник Института архитектуры.  — Петр увлекался диктаторами, царями, у него было много книг на эту тему. Мы собирались у него, разговаривали про Гитлера, Сталина. Он говорил: «У меня в Киеве знакомые — большие люди. Если что — и тебя, и всю твою семью убьют». Когда я спрашивал, кто его знакомые, он отвечал: «Пешкам много знать не положено».

РЕКЛАМА

Лемехов любил покрасоваться перед приятелями. Прижимая к уху телефонную трубку, он вдохновенно «строил» невидимого собеседника: «Ну что, мне лично, что ли, на Кипр ехать, наводить там у вас порядок?» Или мог обронить фразу: «Если хочешь, чтобы я начал тебя уважать, принеси мне три мобильных телефона». Странно, что верили ему безоговорочно, хотя никто из компании не видел этих могущественных покровителей. Кстати, при встречах он велел величать его Царем. И никак иначе.

Началом трагедии, наверное, следует считать тот день, когда 19-летний Алексей Пащенко, желая вызвать расположение Царя, похвастался в компании полученными от родителей сведениями о выгодах страхования. И предложил осуществить комбинацию: жениться на какой-нибудь однокурснице, застраховать ее жизнь от несчастного случая и… прикончить бедняжку, представив ее смерть как, скажем, падение с балкона. Больше того, Пащенко сам вызвался найти подходящую кандидатуру, жениться и оформить страховку. С друзей причитался только «несчастный случай». Компания с восторгом приняла идею. Прибыль договорились поделить на троих.

РЕКЛАМА

Изуверскому плану не суждено было осуществиться: девушка, облюбованная Пащенко, наотрез отказалась принять его ухаживания. Но, когда несостоявшийся жених объявил компании о своей неудаче, Царь отреагировал неожиданно: «Значит, теперь ты должен мне 500 долларов». Внушив Пащенко, что потратился во время «операции» — вел-де слежку и подключал нужных людей, — Лемехов принялся требовать у него денег.

Перепуганный второкурсник (кстати, внешне Пащенко смотрится гораздо моложе своих лет, этаким паинькой-восьмиклассником) занял часть суммы у приятеля, копившего со стипендии на покупку компьютера, за остальным обратился к маме. Объяснил, что потерял чужие деньги. Мать дала 1200 гривен и попросила: «Сынок, если у тебя какие-то проблемы, расскажи мне или отцу». Но Пащенко не внял родительскому совету.

РЕКЛАМА

- Лемехов запугал меня, — оправдывался в суде отцеубийца.  — Было такое ощущение, что он контролирует меня даже в туалете.

И действительно, воспитание Лемеховым своего вассала проходило даже в отхожем месте! Вот запись на видеокассете, ставшей на суде одним из вещдоков.

… Пащенко сидит на унитазе в квартире Лемехова, криво улыбаясь, ест булку. И перечисляет якобы совершенные им убийства: «убил мужика с кейсом на мосту, замочил бабку на Центральном рынке, деньги были очень нужны». Следующая сцена — совместная пьянка, тосты «в честь венчания Гитлера и Евы Браун». И голос Лемехова за кадром: «В пятницу я планирую получить от тебя еще денег. Ты осознаешь, почему еще живой? Я думаю, ты сможешь сделать дело, которое принесет много долларов».

- Перед тем как записать нашу встречу на камеру, Лемехов обещал убить нас двоих, — пояснял Илья Николаенко.  — Он специально заставлял Алексея перечислять вымышленные убийства, чтобы, как он нам говорил, потом шантажировать его.

Эту кассету принесла в милицию мать Лемехова, когда его арестовали. По ее словам, сын никогда не разлучался с этой записью, даже на занятия в университет носил ее в дипломате. Женщина, просмотрев кассету, посчитала, что запись должна служить подтверждением невиновности сына. Но вышло наоборот.

«Делом, которое должно было принести много долларов» Лемехов называл… убийство родителей Пащенко. Изучив ситуацию на рынке недвижимости, студент инженерно-физического факультета прикинул, что принадлежащая семье Пащенко трехкомнатная квартира в центре города на тот момент должна была стоить около 80 тысяч долларов. Именно такую сумму он и потребовал у запуганного приятеля: «Если хочешь, чтобы я простил тебя, доставь мне эти деньги». В случае «удачного убийства» Лемехов обещал «всех простить и больше не трогать».

На суде Лемехов, которого защищали два адвоката, настаивал на своей непричастности к убийству.

- Даже в голову не могло прийти, что они мои слова всерьез воспримут! — восклицал он.  — А те 500 долларов — взял, да. Ну если кретин сам принес, чего ж было не взять?

Напарнику киллер пообещал вознаграждение в 600 долларов

На роль исполнителя Лемехов посоветовал несовершеннолетнего юношу из вполне благополучной семьи, первокурсника Института радиоэлектроники. За убийство «дедушки и бабушки» (так организаторы преступления назвали 51-летнего Сергея и 49-летнюю Таисию Пащенко) исполнителю пообещали 15 тысяч долларов. Кроме того, ему разрешили взять в квартире все, что понравится. Особых ценностей у семьи Пащенко не было, но дома хранились дедовская звезда Героя, орден Ленина, другие ордена и медали. Заручившись согласием киллера, Николаенко позвонил Пащенко: «Мы нашли человека, который станет убийцей твоих родителей!»

Несовершеннолетний киллер, однако, побоялся, что в одиночку не справится с крепким, физически сильным мужчиной, каким был Сергей Пащенко. Он пригласил на дело напарника, которому оставалось два месяца до совершеннолетия, пообещав тому вознаграждение в 600 долларов. Заказчики разработали план, согласно которому исполнители должны были войти в квартиру как работники компьютерного сервис-центра. Загодя Алексей объявил родителям, что у него забарахлил компьютер, вынул системный блок и унес якобы в ремонт. Пояснил отцу с матерью, что сервисный центр берется за обратную доставку и подключение оборудования на дому у заказчика.

И вот 25 мая 2006 года киллеры предприняли первую попытку выполнить заказ. Прихватив «отремонтированный» системный блок, они явились в квартиру Пащенко. Родители были дома, сын куда-то ушел — согласно договоренности, он не должен был присутствовать при убийстве отца с матерью, чтобы обеспечить себе полное алиби. Стали делать вид, что подсоединяют блок, а сами тянули время, не решаясь на нападение. Сергей смотрел телевизор в спальне, мать сидела с «компьютерщиками».

- Оба были выпившими, заметно нервничали, — рассказывала в суде Таисия Пащенко.  — Повозившись с компьютером, парни объявили, что забыли отвертку. Я принесла им свою, еще спросила: «Что же вы за специалисты, без инструмента?» Компьютер они так и не наладили (позже парни признались, что вставляли диск обратной стороной и с умным видом читали сообщение об ошибке подключения.  — Авт. ). Я потребовала, чтобы парни забирали компьютер с собой и вернули, когда действительно починят, причем в дневное время и по предварительному звонку. Они позвонили и пришли в воскресенье, 28-го, ближе к вечеру. И опять показались мне очень странными. Оба надели резиновые перчатки, долго возились, перемигивались. Наконец ушли. Через час позвонил сын: «Мама, компьютерщики еще не приходили?»

Интересно, какие чувства испытал Алексей Пащенко, узнав, что родители еще живы. Облегчение или досаду? Не мелькнула ли у него мысль, что еще можно спасти родных: позвонить исполнителям, отменить заказ. И родители, наверное, никогда не узнали бы о том, как предал их сын. Но Алексей не сделал этого. Наоборот, решил дать убийцам еще один шанс. Он отпросился переночевать у друга.

Юноша вынес из дома трофейный дедовский пистолет, объяснив позже: «Не хотел, чтобы им убивали родителей»

- С утра Леше нужно было на занятия. Отец велел ему взять такси и ехать домой. Но сын так просил, умолял разрешить ему провести ночь не дома! В полночь парни явились вновь: якобы забыли у нас какие-то ключи. Хоть и неохотно, но мы их впустили. Они порыскали по квартире и ушли, — описывала события Таисия Пащенко. Матери и в голову не пришло связать отлучку сына с появлением среди ночи странных мастеров.

- Ночью Лемехов созвонился со мной и сказал, что 29 мая — последний срок. Больше он ждать не намерен,  — говорил на допросе Пащенко-сын. (Интересно, что шахматист Лемехов, просчитав ситуацию и обеспечивая себе алиби на случай неудачи, за две недели до убийства перестал общаться с другими членами преступной группы, давая им лишь краткие указания по телефону. )

29 мая в 3 часа дня незадолго до возвращения родителей Алексей Пащенко, явившись домой, разложил на кухонном столе три ножа — очевидно, чтобы убийцам было чем резать маму и папу. (Показательно, что при этом юноша вынес из дома трофейный дедовский пистолет, объяснив позже: «Не хотел, чтобы этим пистолетом убивали родителей». ) Оставил дверь квартиры незапертой, Пащенко вышел на улицу и подмигнул киллерам: все, мол, в порядке. Зная коды цифровых замков на двери подъезда, преступники беспрепятственно поднялись на третий этаж, проникли в квартиру. Для засады исполнители выбрали родительскую спальню — по всей вероятности, вернувшись, родители первым делом зашли бы к себе. Часа в четыре явился домой отец — один. Он собирался в бассейн, поэтому пришел домой пораньше. Открыл дверь своим ключом. В течение получаса ходил по квартире, обедал на кухне. Все это время убийцы, затаившись, стояли за стенкой, вооружившись хозяйской гантелей и ножами.

Пащенко открыл дверь в спальню и тут же получил удар гантелей по голове. Но, будучи сильным человеком, не потерял сознание, а наоборот, оказал яростное сопротивление. Беда в том, что один из преступников оказался сзади. Последовал еще один удар гантелей. Едва мужчина упал на пол, как один из негодяев влез на спинку кровати и прыгнул сверху на голову жертвы. Когда Пащенко перестал сопротивляться, в ход пошли ножи. Не те, кухонные, — преступники запаслись своими, метательными, прихваченными из дома одним из убийц. В общей сложности парни нанесли потерявшему сознание человеку около 20 ножевых ранений. Один из ударов повредил шейную артерию, и на ковер брызнул фонтан крови. Испугавшись, преступники решили не дожидаться вторую жертву и бросились наутек. Резиновые перчатки выкинули во дворе, ножи спрятали в разломе старого дерева в городском парке.

Сразу после убийства они позвонили заказчикам, сообщили, что второе убийство не удалось. Лемехов, Николаенко и Пащенко были в растерянности. Ведь в результате получилось «ни то ни се». И квартиру не продашь, и неприятности могут быть. Посовещавшись, злоумышленники решили временно залечь на дно и посмотреть, чем все закончится..

Всех пятерых преступников задержали в ту же ночь. Таисия Пащенко, придя домой через полчаса после кровавой расправы, тут же вызвала милицию. Убедившись, что дверной замок не поврежден, оперативники сразу заподозрили, что к преступлению причастен кто-то из своих. На первом же допросе Алексей Пащенко назвал соучастников.

Судебный процесс под председательством судьи Александра Емца продолжался около года. На каждом заседании, как печальные изваяния, сидели родители преступников. И узнавали правду о своих детях…

- Таисия Пащенко практически не пропустила ни одного слушания, — рассказал «ФАКТАМ» один из участников процесса, попросивший не называть его имени.  — Внешне она старалась не проявлять эмоций, но, как мне показалось, в ее душе бушевала буря.

Думаю, вдове (может быть, чтобы не пасть духом окончательно) хотелось найти какие-то оправдания сыну. Например, на вопрос судьи о незапертой двери, она тут же припоминала, что один замок был неисправен, мог сам не закрыться. О ножах, разложенных на столе, тоже сказала: «Может, это мы сами после завтрака их не убрали».

Во время судебного следствия Алексей называл разные причины того, почему согласился на убийство родителей. То объяснял, что «не верил в него до конца, так как не было денег расплатиться с исполнителями». То твердил, что был в шоке, запуган угрозами, «опасался за свою жизнь и… жизнь своих родителей». Прокурор, не вытерпев, спросил: «Значит, вы предпочли, чтобы убили только родителей?» Адвокат тут же потребовал снятия некорректного вопроса. Когда наступила очередь потерпевшей задавать вопросы, женщина горько спросила: «Зачем же ты это сделал, сынок?»

Подсудимый ничего не ответил. Лишь низко опустил голову.

В последнем слове все подсудимые, кроме Лемехова, раскаивались, просили прощения у Таисии. Она ответила:

- У меня убили мужа, любимого человека. От семьи остались руины. Сын когда-нибудь это поймет. Позже. Остальных не прощу никогда.

Лемехов тут же огрызнулся: «А мне ваше прощение и не нужно. В следующий раз я такой ошибки не допущу». Прозвучало это как обещание продумать следующее преступление более тщательно…

… За месяц до оглашения приговора в своей квартире трагически погибла мать Лемехова. В свой день рождения она молилась за сына перед свечой, привезенной с Земли обетованной. На ночь оставила свечу горящей и не заметила, как произошло загорание. Когда соседи вызвали пожарных, спасти 43-летнюю женщину было уже невозможно. Она задохнулась от дыма.

Апелляционный суд Харьковской области приговорил преступников к разным срокам заключения. Алексею Пащенко дали 10 с половиной лет, Петру Лемехову — 12, Илье Николаенко — 11, а исполнителям — 10 с половиной и 13 лет лишения свободы.

Адрес электронной почты автора: mvasil@facts. kiev. ua

420

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів