ПОИСК
Події

«почувствовав, как холодное лезвие вонзилось в бок, я инстинктивно опустил руку, поэтому нож скользнул по ребру»

0:00 5 травня 2006
Інф. «ФАКТІВ»
В день рождения Гитлера в центре Днепропетровска группа бритоголовых парней пыталась убить 20-летнего студента Хаима Горбова Считается, что неонацистов в Украине нет. По сравнению с Россией, где насчитывается около 50 тысяч так называемых скинхедов (skinhead — голая, бритая голова), у нас это движение только пускает свои ростки из пестрой почвенной смеси рэпперов, хиппи, байкеров и футбольных фанатов. Но если последние зарождались как дань моде, как некая молодежная субкультура, то «бритоголовые», появившиеся в Украине в конце 90-х годов прошлого столетия, с самого начала отличались ярко выраженным идеологическим «прикидом»: свастикой на рукаве, нацистскими приветствиями и расовой нетерпимостью. Впрочем, до недавнего времени скинхеды в Украине головы не поднимали. Если в России 20 апреля, в день рождения Гитлера, все нерусское население старается даже нос из дома не высовывать (с начала года там пострадали на национальной почве более 90 человек, из них 14, в том числе дети, погибли), то в Украине в этом плане можно припомнить погром синагоги в Киеве и нападение на студентов-евреев в подземном переходе. Но лиха беда начало. В нынешний день рождения Гитлера неожиданно выяснилось, что скинхеды есть даже в Днепропетровске, который раньше о них слыхом не слыхивал. Стены многих домов (правда, на окраинах города) «украсили» антисемитские призывы, а в центре, неподалеку от синагоги «Золотая роза», бритоголовые вышли на охоту…

«Я заподозрил неладное, когда увидел, как парни поднимают воротники, закрывая нижнюю часть лица»

20 апреля в синагоге отмечали последний день еврейского праздника песаха, на который съехались верующие со всей Днепропетровщины. Детей разместили в общежитии еврейской школы по улице Московской, ребят постарше — в общежитии, расположенном через квартал. Последняя молитва началась в «Золотой розе» около 19 часов. Потом было небольшое застолье, во время которого положено выпить четыре стакана виноградного сока или вина. И прихожане, одетые в черные костюмы и широкополые шляпы, начали расходиться. Уже смеркалось, когда из синагоги вышли четверо парней, среди них — 20-летний криворожанин Ицхак Подрез, который последние три года учился в высшей духовной семинарии Израиля.

- Мы шли вчетвером от Нового моста и разговаривали, — рассказывает Ицхак.  — Дорога в общежитие пролегала мимо интерната для младших школьников. Вдруг кто-то из моих друзей сказал: «Скинхеды… » Тогда и я увидел большую группу, человек тридцать, молодых парней. Одеты они были очень приметно: в камуфляжных штанах, заправленных в высокие зашнурованные ботинки с металлическими вставками (так называемые гриндерсы) и свитера или черные куртки — «бомберы» — со стоячими воротниками. В руках у многих были бутылки с пивом или водкой. Нам предстояло пройти мимо этой компании. Впрочем, после общения в синагоге у нас было прекрасное настроение, и плохого мы сразу не заподозрили, — пока я не увидел, как эти парни поднимают воротники, закрывая нижнюю часть лица…

Не сговариваясь, ребята повернули к общежитию, в котором поселили детей. Хотя Ицхак и не робкого десятка — город Цфат, где он учился в духовной семинарии, находится в 50 километрах от Ливана, а теракты и обстрелы там явление обычное, — но силы были явно неравные. Тем более у ребят не было с собой мобилок, чтобы позвонить в милицию, ведь по традиции в этот праздник ничего нельзя носить в карманах, даже денег. К счастью, общежитие было совсем рядом. Поэтому компания, припустившая было догонять молодых иудеев в черных костюмах и шляпах, вскоре заметила охрану возле дома и приотстала. Но, как выяснилось позже, от своих планов испортить кому-то праздник не отказалась.

РЕКЛАМА

20-летний Ваня Горбов учился с Ицхаком в одной семинарии, где и получил иудейское имя Хаим. Ребята вместе приехали в Днепропетровск к Ваниным родителям. Но в тот день Горбов вышел из синагоги позже своих друзей, он задержался, рассказывая старым знакомым об учебе в Цфате. Поэтому к общежитию парень пошел более коротким путем. Уже зажглись фонари, центр города опустел. Пустынной была и улица Харьковская, где большую стройку отгородили с одной стороны длинным забором. Свернув вдоль этого забора, Ваня не успел сделать и нескольких шагов, как почувствовал страшный удар по затылку.

Что произошло дальше, парень не помнит, но, похоже, били его долго. Сначала ударили сбоку по затылку, поскольку макушку закрывала шляпа, а когда она слетела, нанесли еще несколько ударов по голове чем-то тяжелым, скорее всего, бутылкой. Судя по тому, что вся кожа под волосами была буквально содрана, бутылка разбилась от удара! Но на этом напавшие не остановились. Теряющего сознание человека, который инстинктивно прикрывал руками голову, еще и попытались убить ножом в сердце. И только реакция Вани спасла ему жизнь.

РЕКЛАМА

- Почувствовав, как холодное лезвие ножа вонзилось в бок, я инстинктивно опустил руку, поэтому нож скользнул по ребру, оставив на теле длинную рану, — вспоминает пострадавший Иван Горбов.

Позднее возникнет версия об ограблении, но ни часов Вани, ни его дорогой фетровой шляпы неизвестные грабители не взяли. А больше ничего у человека, возвращавшегося из синагоги, и быть не могло. Правда, в правый карман, уходя из «Золотой розы», Ваня положил проспект об условиях учебы в Америке.

РЕКЛАМА

Уборщица компьютерного клуба увидела человека, повисшего на перилах

Ваня — старший из трех братьев Горбовых. Средний сын Горбовых, 19-летний Женя, служит сейчас в

израильской полиции. Младший,

16-летний Миша, учится там же в школе по линии программы «Сохнут». Но когда братья стоят рядом, их можно принять за близнецов — все, как на подбор, высокие, широкоплечие, с одинаковой доверчивой улыбкой. Встреться бандит с Ваней лицом к лицу, еще неизвестно, чем бы для злодея закончился этот поединок. Силой Ивана Бог не обидел, да и занятия спортом сыграли свою роль.

Когда-то хулиганы вот так же напали на его брата Женю, но парень, хоть и получил удар по голове, успел так наподдать негодяям, что те разбежались в разные стороны. А Ваня даже не увидел ни подкравшегося сзади человека, ни мерзавца, который подло, со спины, ударил его ножом в бок.

- Я не помню, то ли упал и поднялся, то ли сразу пошел, опираясь на забор, ограждавший стройку, — говорит Ваня.  — Дойдя до пешеходной дорожки, попытался опереться на перила, свесившись на противоположный от раны бок.

Здесь его и увидела уборщица компьютерного клуба «Хайтек», работающего круглосуточно. Женщина выносила мусор, когда заметила неподалеку прилично одетого парня с окровавленной головой. Стоял он как-то странно, на вопросы не отвечал. Рядом валялась черная шляпа, из-под пиджака свисали белые шнурочки. Уборщица поняла, что это не какой-нибудь пьянчуга, а верующий человек из синагоги, расположенной неподалеку, и позвала охранников. Дмитрий и его напарник Ярослав, дежурившие в ту ночь в клубе, помогли внести на второй этаж теряющего сознание Ивана. Промыли ему обширную рану на голове, привели в чувство, а когда пострадавший назвал домашний телефон, позвонили родителям и в «скорую помощь».

Светлана Горбова с мужем, живущие довольно далеко от центра в небольшом частном домике в районе «Южмаша», после полуночи не могли быстро поймать такси. Они примчались в клуб «Хайтек», когда «скорая» уже увезла Ваню в областную больницу им. Мечникова.

- Муж спросил у охранника: «Сын хоть на ногах держался?» — рассказывает мама Вани Светлана.  — А тот ответил: «Нет». У нас душа в пятки ушла! Хорошо, что таксист не уехал, и мы помчались вслед неотложке, которую догнали уже у приемного покоя. Ваня был без сознания, ему ставили капельницу. Но я обратила внимание, что кровь на голове запеклась, а на одежде все появляются новые пятна. Стала ощупывать сына — а у него на левом боку под соском длинный разрез, из которого кровь так и хлещет! Увидев эту рану, дежурный врач приказала немедленно везти больного в 16-ю больницу в торакальное отделение. Мы поехали вместе с Ваней, он всю дорогу был без сознания.

По данным милиции, неофашистов в городе нет

Операция длилась больше часа. Только сделав рентген, прозондировав глубокую рану, убедившись, что сердце и легкие не задеты, хирурги наложили три шва. Помимо этого медики определили у Ивана черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. От головокружения и большой потери крови (кровью пропиталась не только одежда, но и лежавший в правом кармане журнал) парень несколько дней не мог даже подняться с постели. Поэтому правоохранители не сразу допросили Горбова. Но уже через несколько дней Бабушкинским райотделом милиции в Днепропетровской области было возбуждено уголовное дело по статье 296 ч. 2 УК Украины (»Грубое нарушение общественного порядка, сопровождаемое особой дерзостью… »).

Впрочем, не исключено, что это уголовное дело будет переквалифицировано на пункт 4 той же статьи (»Хулиганство с применением оружия»). Сейчас по делу проводятся все необходимые экспертизы.

- Мы отрабатывали три версии: хулиганство, грабеж и нападение на почве расовой неприязни, — рассказывает начальник отделения Бабушкинского РО УМВД Украины в Днепропетровской области Сергей Исланкин.  — Версия о грабеже отпала сразу — у парня даже часы не сняли. И версия расизма никак не подтверждается — по нашим данным неофашистов в городе нет, во всяком случае организованных группировок. Но расследование, которое будет теперь вести следственное управление области, разработает, конечно, и эту версию.

Учась в духовной семинарии на раввина, Горбов часто путешествовал по Израилю автостопом, где принято подвозить попутчиков бесплатно. Только в машины к арабам израильтяне стараются не садиться. Но Ваня, остановив как-то авто, за рулем которого была смуглая женщина, в последний момент понял, что она гражданка враждующей страны. Однако, не желая обижать женщину, сел рядом. «Я думала, ты испугаешься, — засмеялась она, — а ты смелый».

Да, братья Горбовы не робкого десятка. Когда вступают в единоборство лицом к лицу. А когда видят на стенах грязные надписи или на них нападают сзади, скрывая свое лицо, они не могут сдержать обиды.

- Я думал, что вернулся домой, с такой радостью шел по улицам Днепропетровска, где у меня очень много друзей, и никто никогда не называл меня жидом, — с горечью говорит Иван.  — Неужели в Украине за эти несколько лет все так изменилось?!

Похоже, что изменилось. И доказательств этому долго искать не приходится. Метрах в трехстах от моего дома, на Южном мосту под виадуком и дальше по трассе «красуются» свежие антисемитские надписи. Новоявленные «скинхеды» даже свастику правильно рисовать не умеют, а уже пытаются учить украинцев, как им относиться к людям других национальностей и вероисповеданий. Если мы будем равнодушно проходить мимо этих надписей и наблюдать на улице за парнями со свастикой на рукаве, не поймут ли они это, как наше молчаливое одобрение?

 

2815

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів