ПОИСК
Події

«Мама, сделай что-нибудь. В тюрьме так страшно. Яна была для меня как родная сестра, а они говорят, что я ее убил… »

0:00 16 вересня 2006
Інф. «ФАКТІВ»
15 лет лишения свободы получил 14-летний Яша Попович за убийство и изнасилование своей 9-летней племянницы, в которых сознался пологовский маньяк

В редакцию пришла пожилая супружеская пара. Поникшие, сосредоточенные, с едва заметным лучиком надежды в глазах: «Наш сын сидит за убийство, которого не совершал!»

Все так говорят. Но родители пологовского школьника Яши Поповича, похоже, правы, веря в невиновность сына. По имеющимся у редакции сведениям, на самом деле кровавое преступление, в котором обвинили 14-летнего подростка, совершил задержанный год назад пологовский маньяк Сергей Ткач.

«Открывая дверь, преступник сказал оперативникам: «Я жду вас уже двадцать лет… «

23 сентября 2002 года тихий городок Пологи в Запорожской области облетела страшная весть: исчезла 9-летняя Яночка Попович. Когда на следующее утро в камышах у реки нашли ее тело, стало ясно, что перед смертью девочку зверски изнасиловали. Через год кошмар повторился: 26 сентября 2003 года неподалеку от школы был обнаружен труп 13-летней Оли, задушенной лямками ученического ранца и наполовину утопленной в обводном канале. 19 ноября 2003 года жертвой аналогичного преступления стала

18-летняя Валя. 19 мая 2004 года изнасилована и убита 11-классница Лена, 24 сентября страшная смерть настигла 17-летнюю Свету. 19 ноября 2004 года от рук преступника погибла 18-летняя Юля.

РЕКЛАМА

Развязка наступила летом 2005 года. В начале июля в Пологах опять изнасиловали девушку. Несмотря на то что насильник ее придушил, пострадавшей удалось выжить. С ее слов оперативники и составили фоторобот, с которым обходили жителей города, в первую очередь заглядывая на крупные предприятия. 2 августа на пустыре нашли тело 20-летней Марины, а 3 августа из пруда вытащили труп 9-летней Кати. После исчезновения третьеклассницы две ее маленькие подружки вспомнили «дедушку», который крутился рядом на пляже и даже назвал свое имя. Благодаря фотороботу и свидетельским показаниям правоохранители вышли на 52-летнего работника насосной станции каолинового комбината Сергея Ткача.

Когда оперативники постучали в дверь невзрачного домишки на окраине села Пологи, им открыл седой широкоплечий мужчина, одетый в старую жилетку и стоптанные тапочки, и произнес: «Я жду вас уже двадцать лет… «

РЕКЛАМА

Сергей Ткач не запирался, рассказывая о своих преступлениях. Почти сразу показал колодец, в который сбросил тело 12-летней Альбины (девочка считалась исчезнувшей с середины июля), привел такие подробности преступлений, о которых мог знать только убийца. Чувствовалось, что он смакует каждую деталь. Выяснилось, что только за три последних года, когда он жил в Пологах, преступник, по его собственному признанию, совершил восемь убийств!

Дальше — больше. Уже на первых допросах стало ясно, что на счету маньяка более 70 преступлений, совершенных за четверть века. Начиная с 1981 года бывший сотрудник МВД России эксперт-криминалист Ткач, изгнанный из правоохранительных органов Кемеровской области за подделку документов и вернувшийся в Симферополь к родителям, убивал и насиловал девушек в Крыму, Днепропетровской, Харьковской и Запорожской областях. Многие из этих преступлений до сих пор числились «висяками» в районных и городских прокуратурах. Однако (и это самое ужасное!) выяснилось, что за несколько злодеяний Ткача были арестованы другие люди. Сейчас все они, осужденные на большие сроки, находятся за решеткой.

РЕКЛАМА

Родителям в прокуратуре заявили: «Ваш сын признался в убийстве!»

16s08 ded.jpg (21243 bytes)За первое в череде «пологовских» преступление на скамье подсудимых оказался семиклассник Яков Попович, обвиняемый в убийстве собственной племянницы. Его родители, пришедшие в редакцию, принесли приговор, вынесенный апелляционным судом Запорожской области. Пятнадцать страничек, и каждая из них «тянет» на год тюрьмы. В свои 14 лет Яков Попович получил максимальный для несовершеннолетнего срок — 15 лет лишения свободы.

… 23 сентября 2002 года в Пологах пропала 9-летняя школьница Яна Попович. По словам родителей, третьеклассница пришла из школы домой, переоделась, оставила ранец и отправилась в гости к бабушке, живущей в 15 минутах ходьбы от родительского дома. Спустя пару часов, когда мать позвонила бабушке по телефону, выяснилось, что девочка там не появлялась. Встревоженные родители начали искать Яну по друзьям и знакомым. Девочку никто не видел. Ближе к ночи к поискам подключилась милиция. Был прочесан каждый сантиметр заросшей бурьяном тропинки по территории заброшенного кирпичного завода, по которой Яна шла к бабушкиному дому. В нескольких метрах от кирпичной трубы, одиноко торчащей на пустыре, нашли ее тапочки — и все. Лишь на следующее утро, когда на поиски девочки вышли несколько сотен жителей Пологов, тело убитого ребенка нашли в камышах на берегу речки, приблизительно в 600 метрах от упомянутой трубы. Тело девочки обнаружила группа учеников, возглавляемых учителем школы Ь 3 (той самой, в которой учились и Яна, и Яков Поповичи). Причем, по свидетельству учителя, получилось так, что именно Яков предложил поискать племянницу в речных зарослях в направлении моста, где еще не искали. Если бы мальчик мог себе представить, как обернутся против него эти слова! Через месяц после убийства показания учителя легли в уголовное дело в качестве основного доказательства обвинения: раз подросток указал, где искать, значит, сам туда спрятал!

16 октября Яшу неожиданно прямо с урока английского языка забрали в милицию. Ночевать домой он не пришел. А на следующий день родителей вызвали в прокуратуру и заявили: «Ваш сын признался в убийстве!»

- Яшу даже не били, во всяком случае он ничего мне об этом не говорил, — Галина Кирилловна Попович, перебирая пальцами ворох документов, вытаскивает на свет одно из первых писем сына из СИЗО. — По словам сына, в течение двух ночей подряд, не разрешая спать, ему угрожали побоями, пускали в лицо сигаретный дым, наводили в лицо дуло пистолета. Он держался. Но когда оперативники пригрозили, что если он не признается в убийстве, то они расправятся с родителями, мальчик насмерть перепугался. И написал явку с повинной…

Признание в убийстве, написанное 14-летним ребенком, выглядело бестолковым и по-детски наивным.

«В 14 часов 35 минут из двора дома, где я проживаю, выгнал гусей на пастбище, расположенное на территории разрушенного кирпичного завода. Оставив гусей пастись, я пошел в сторону трубы, чтобы взять там спрятанный лист нержавеющего железа. В это время я увидел идущую по тропинке племянницу Яну Попович. Предложив провести ее к бабушке, взял ее за руку. У меня помутнело в глазах, после чего я ничего не помню. (Не зная, какие подробности убийства вообще могут существовать в природе, подталкиваемый „дядями в погонах“ мальчик решил проблему вот таким нехитрым способом. — Авт.) Я пришел в себя, когда бежал к гусям. Посидев возле них три-четыре минуты, пошел посмотреть, что с Яной, и увидел, что она мертва».

Дальше, согласно собственному письменному признанию, Яков побежал на мусорник, расположенный недалеко от кирпичной трубы, взял деревянный ящик из-под сигарет, якобы выброшенный им ранее, и перенес его к трубе. Затем вытащил тело Яны из трубы, уложил его в ящик, накрыл крышкой и перенес в камыши у речки. Ящик унес с собой, разломал, а остатки сжег.

В течение полутора лет, пока Запорожская областная прокуратура вела следствие, на «добровольное» признание несовершеннолетнего подростка нанизывались детали обвинения.

Нашлись свидетели, видевшие, как приблизительно в половине третьего Яша действительно выгонял гусей на пастбище и ловил рыбу на берегу речки. Около четырех часов мальчик уже был дома — это подтвердила бабушка убитой Яны, живущая в одном дворе с родителями Якова. Из этого следствие сделало вывод, что преступление было совершено именно в течение этих полутора часов. Показания свидетелей, что Яков принес с рыбалки пять рыбешек (а ведь нужно время, чтобы их поймать), в расчет не приняли.

Провели следственный эксперимент. Остатков якобы сожженного ящика, правда, не нашли. Зато смастерили такой же новый, внутрь легла статистка приблизительно Яниной комплекции (девочка весила около 40 килограммов). Но, когда Яша попытался его поднять, то просто упал. А ведь согласно легенде подросток нес подмышкой (!) этот «гроб» до реки, преодолев расстояние в 600 метров. (Неужели никто из прохожих не обратил бы внимания на тянущего тяжкую ношу мальчика? Дело происходило ясным днем, среди жилых домов. Таких свидетелей не нашлось.) Тем не менее оперативники засняли сюжет на пленку и «назначили» вторым после «добровольного» признания доказательством вины подростка.

У школьных учителей и одноклассников добыли негативные показания о личности подозреваемого. По словам учителей, Яков был «сексуально озабочен». Это, мол, выражалось в том, что он просил посадить его за парту рядом с девочкой, а во время школьных игр пытался обнять, а то и поцеловать одноклассницу (вот какой ужас, и это в 14-то лет!). Одноклассники рассказали, что Яша любил прихвастнуть и чуть что лез в драку.

И все-таки одного только признания подсудимого и его негативных характеристик мало для передачи уголовного дела в суд. Какие же конкретные доказательства вины нашли работники Запорожской областной прокуратуры, чтобы обвинить семиклассника в самом тяжелом из предусмотренных уголовным кодексом Украины преступлений?

Вот они. При экспертизе трупа на кофте установлено наличие пятен крови человека, «что не исключает их происхождение от Якова Поповича». (Иначе говоря, возможно, что это Яшина кровь, а возможно, что и другого человека. — Авт.) Кроме того, на кофте и халате «найдены по одному текстильному волокну, которые составляют общеродовую принадлежность с текстильными волокнами, входящими в состав джинсовой куртки Якова Поповича». Еще пара хлопковых волокон на тапках и трусах девочки, также не исключающих «общеродовую принадлежность» с трусами подростка. И ВСЕ!!! Да все мужское население Пологов носит трусы и куртки, купленные на местном базаре. Больше того, для экспертизы изъяли не ту клетчатую рубашку и брюки, в которых Яша ходил 23 сентября, о чем есть свидетельские показания, а совсем другие его вещи, в том числе и джинсовую куртку старшего брата. Но об этом эксперту, видно, не сказали.

Зато «дотошное» следствие никак не прокомментировало другие важные моменты. На теле девочки был найден седой волос. Кому он принадлежал? В крови убитого ребенка нашли следы этилового спирта — возможно, преступник заставил жертву выпить спиртного? Спермы в теле изнасилованной девочки не обнаружено — это тоже наводит на некоторые вопросы. Однако неудобные детали предпочли оставить в тени…

В суде подросток рассказал об издевательствах и угрозах следователей

- После ареста сына в течение двух лет до начала суда мы не видели Яшу. Только иногда удавалось обмениваться коротенькими записками, — продолжает Галина Кирилловна. Женщина принесла с собой эти затертые письма из СИЗО. Странички, вырванные из ученической тетрадки и заполненные детским почерком с грамматическими ошибками.

«Мама, мне записки твои не дают. Прячь в еду или носки, которые передаешь. Я знаю, как ты страдаешь из-за меня, и сам тоже мучаюсь. Я хочу, чтобы ты знала, что я не убийца, я не трогал Яну и пальцем. Она была для меня как родная сестра. Роднее брата. Я любил ее, а менты говорят, что я ее убил. Мама, в тюрьме так страшно. Я не могу больше мучиться, сделай что-нибудь!»

Можно себе представить, как сжималось материнское сердце, когда она читала эти строки! Но что можно было сделать, пока шло следствие? Одна надежда оставалась на суд.

В судебном заседании Яков Попович своей вины не признал. Чуть не плача, он рассказывал двум судьям и трем народным заседателям об издевательствах и угрозах оперативников, о том, что очень любил племянницу Яну и не убивал. Только его мольбы не произвели на судебную коллегию никакого впечатления. Подросток был осужден, а спустя полгода Верховный суд оставил решение Запорожского апелляционного суда в силе. Якова Поповича направили в колонию для несовершеннолетних преступников.

- Поскольку апелляционный суд постановил в счет морального ущерба взыскать с нас 50 тысяч гривен в пользу родителей потерпевшей, мы с мужем каждый месяц стали отдавать по половине пенсии нашим родственникам, — продолжает Галина Кирилловна. — О семейных отношениях уже и думать было нечего. Родители Яны в порыве мести прямо на улице избили меня так, что я попала в больницу.

Спустя некоторое время после суда родители Якова были вынуждены уехать из Пологов. А город стало лихорадить: за одним страшным убийством тут же следовало другое…

На каждое новое убийство запорожская прокуратура находила… очередных виноватых

Местные правоохранители, несмотря на очевидную схожесть преступлений, яростно сопротивлялись версии, что в городе действует маньяк. Коллеги рассказали мне, как однажды на пресс-конференции в областном управлении МВД «поставили на место» одну запорожскую журналистку. Она высказала предположение, что преступником является бывший сотрудник следственных органов — уж очень аккуратно он заметал следы: оставленные на месте преступления отпечатки собственных ботинок затаптывал снятыми с ног убитых девочек сандаликами, не оставлял поблизости ни окурков, ни бутылок. (Много позже, когда Ткача поймали, выяснилось, что он даже сперму удалял из тел убитых.) Но тогда на каждое убийство запорожская прокуратура находила очередных виноватых. За изнасилование и убийство 13-летней Оли в тюрьму на пятнадцать лет сел молодой рабочий завода «Коагулянт» Виталий Каира. Вместе с ним в Львовской исправительной колонии оказался Максим Дмитренко, осужденный за убийство 17-летней Светы.

Вот письмо в газету «Ваша судьба», написанное родителями Яны Попович и опубликованное 15 ноября 2004 года.

«В тот день, когда дочери исполнилось бы десять лет, мы отмечали сороковины ее кончины. Убийцей оказался родственник мужа. Ему 14 с половиной лет. Он психически здоров. Убийца присутствовал на похоронах вместе со своими родителями. Даже помогал искать Яночку в день ее исчезновения. На похоронах на кладбище он хладнокровно нес фотографию своей жертвы. Мы думали, что такое можно увидеть только в американских фильмах ужаса. Но это происходило на наших глазах.

После нашей трагедии убийства не прекратились. Летом в одном из сел нашего района изнасилована и убита 14-летняя девочка. Потом была изнасилована 13-летняя школьница, которая, к счастью, оказалась жива. В сентябре в райцентре обнаружен труп 13-летней девочки (единственной дочери в семье) с признаками насильственной смерти. Всех этих убийц и насильников нашли! Считайте это криком души, но я хочу задать вопрос, который на устах у очень многих: «До каких пор это будет продолжаться?» Дадут этим убийцам от 10 до 15 лет, выйдут они на свободу в 30, 35, 40 лет еще более агрессивными и с еще более серьезными отклонениями в психике. А детей наших уже назад не вернешь.

Хотим обратиться к тем, кто принимает законы. Изнасиловал, убил, — надо казнить его прямо на площади. Или отдайте убийц нам — родителям погибших, а мы уж сами разберемся. «

Со дня опубликования этого письма до задержания серийного убийцы прошло полтора года. За это время в городе произошло еще шесть убийств.

Ткач признался, что, увидев на улице одиноко идущую девочку или девушку, он переставал

себя контролировать

… Соседи Ткача, жившего в маленьком домишке напротив каолинового комбината, не могли заподозрить его в чем-либо плохом. Спокойный, рассудительный. «А уж огород у него какой был ухоженный! Он сам полол, сажал. Какие у него арбузы росли!» — восхищался сосед-пенсионер Анатолий Гладин. Но особенно сошлись мужички-соседи на фоне совместного распития спиртных напитков. Почти каждый день по дороге домой Ткач покупал две бутылки вина (реже — водки) для себя и соседа. В неспешной беседе под рюмочку они обсуждали огородные проблемы, Ткач демонстрировал шрамы на теле — мол, прошел все горячие точки — Вьетнам, Афганистан (что было, кстати, чистым враньем). Затем дед отправлялся домой на боковую, а Ткач садился на велосипед со словами: «Поеду, покувыркаюсь». Позже на допросах Ткач признался, что спиртное вызывало в нем непреодолимое сексуальное влечение. Увидев где-то на улице одиноко идущую девочку или девушку, он переставал себя контролировать. «Во мне словно демон просыпался», — констатировал преступник.

Сейчас домик заброшен, в нем выбиты окна и двери. После того, как милиция забрала хозяина, рачительные соседи растащили по крохам всю домашнюю утварь. Но в комнате, которая служила маньяку спальней, до сих пор на полу лежит куча женских колготок, обертки от прокладок, тюбики наполовину использованной помады. Ткач рассказывал на следствии, что любил оставлять для себя памятки, снятые со своих жертв. Может, есть в этом ворохе и вещичка, принадлежавшая когда-то Яне Попович?

- Как только мы узнали, что Сергей Ткач, перечисляя свои злодеяния в Пологах, признался в убийстве Яны Попович, мы сразу обратились в Запорожскую прокуратуру с ходатайством о пересмотре дела по вновь выявленным обстоятельствам, — вздохнула Галина Кирилловна. — Но нам ответили, что пока Ткач не осужден, его вина не доказана, а значит, Яша будет сидеть.

Понятно, что запорожской прокуратуре не хочется спешить с признанием своих ошибок. Со дня ареста Сергея Ткача прошло больше года, и за это время в городе не совершено ни одного аналогичного преступления — это может служить косвенным доказательством его вины. Следствию, которое ведет Генеральная прокуратура, пока не видно конца. Оно вроде понятно: эпизодов много, преступника нужно возить по стране, проводить следственные эксперименты, искать свидетелей — словом, собирать доказательства, без которых уголовное дело в суд не отправишь. Работы на несколько лет. И что, все это время невинный мальчик, и так уже отсидевший четыре года, будет находиться за решеткой?

P. S. Пользуясь правом, предоставленным СМИ статьей 32 Закона Украины «Об информации», редакция газеты «Факты и комментарии» просит считать данную публикацию запросом в Генпрокуратуру по поводу возможности пересмотра уголовного дела Якова Поповича по вновь открывшимся обстоятельствам.

2617

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів