БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Сорок лет назад люди, переселявшиеся на новые места из-за создания кременчугского водохранилища, раскапывали могилы предков и забирали с собой их останки

0:00 14 августа 2001 14103

Каскад водохранилищ на Днепре как навигационно-энергетический комплекс был задуман еще на заре прихода к власти Сталина. Но самую главную водную артерию Украины великий вождь и его правительство рассматривали прежде всего как важный неприступный форпост на пути «условного противника». Ведь одно дело когда врагу приходится плыть в днепровской воде каких-то триста метров, и совсем другое -- десятка два километров. Вот поэтому одно за другим по течению реки стали возникать искусственные моря. По объему каскад водохранилищ оказался самым большим на земном шаре. Любили мы быть впереди планеты всей.

До самой перестройки любая информация об этом сталинско-хрущевском-брежневском творении, кроме пафосно-официальной, была строго засекречена. О возможных масштабах катастрофы в случае, если с одной из гидравлических станций в цепочке морей что-то случится, руководство СССР даже между собой предпочитало вслух не высказываться. Но ведь и так понятно: по закону домино гребли начнут падать одна за другой, затапливая города и села. Впрочем, мы ни в коем случае не хотим накалять страсти в обществе и вместе со всеми очень надеемся, что катастрофы не случится. Нас больше интересуют судьбы людей, переживших затопление своих сел, которым суждено было уйти под днепровскую воду и стать дном стратегически важных объектов.

Опасаясь переселения, люди сводили счеты с жизнью

От Бугаевки, что в Глобинском районе на Полтавщине, до Кременчугского водохранилища -- всего пять километров. Именно поэтому здесь живет много переселенцев и их потомков. Люди выбирали эти места, чтобы быть поближе к своей исчезнувшей родине. И названия разрушенных сел сохранили. Есть в Бугаевке кутки Стовбуваха, Ротковка, Сергиевка. На начало семидесятых годов коренных жителей здесь было всего около тысячи, а переселенцев -- в два с половиной раза больше.

Алексей Емельянович Ганжа вспоминает, что он еще в армии служил (это был 1957 год), когда родители впервые сообщили ему в письме о предстоящем переселении из Ротковки в связи с созданием искусственного моря.

-- Делалось это не в одночасье, -- рассказывает он. -- Море наполнялось постепенно. Я после армии успел два года в колхозе поработать, прежде чем наша семья выбралась из Ротковки. Тогда к нам в село много всякого народу наведывалось. И районное начальство, и агитаторы с других регионов Союза. Кто хотел, тот мог переселиться в Приморский край, в Крым, в Херсонскую область, или куда-нибудь к родственникам. Но, по-моему, никто никуда так и не поехал.

И вот наступило лето 1959 года. Мы получили по 8--10 тысяч рублей в качестве компенсации за свои хаты и начали строиться на новом месте. Строились мы быстро. Бригада из шестидесяти человек за день выливала из глинистого раствора стены сразу двух домов. Позже, наловчившись, с этим же объемом работ справлялись 18 человек.

К осени большинство наших односельчан перебрались в Бугаевку. Правда, оттого, что хаты не высохли, как следует, в них было сыро. У некоторых даже кровати погрузли в глиняных полах. Мы, например, с женой и двумя дочками до следующей весны жили в той комнате, где стояла печка. Можно даже сказать -- на печке. А углы сушили керосиновой лампой. Потом еще лет пять все доделывали.

Людям, особенно пожилым, было трудно оставить родные места. Мои родители, которым тогда было по 70 лет, с большой неохотой перебирались в Бугаевку. Мы уже здесь зимовали, а они еще жили в Ротковке, несмотря на то, что там и хлеба нельзя было купить. Им хотелось остаться на земле предков. Бывали случаи, когда люди по этой причине сводили счеты с жизнью. Один пожилой мужчина перед тем, как повеситься, так и сказал своей жене: «У меня нет сил начинать все сначала».

Дочке Алексея Емельяновича, Любе, в то время шел только шестой год. Но она хорошо помнит сельское кладбище, усеянное черепами.

-- Я бегала мимо погоста к бабушке, -- вспоминает Любовь Алексеевна, -- и однажды вижу -- на кладбище валяются кочаны капусты. Оказалось, это гробокопатели из числа заключенных доставали из земли останки умерших, дезинфицировали их и складывали в кучки кости, черепа. Родственники забирали останки предков с собой, а с бесхозных могил все клали в один ящик, чтобы потом захоронить в братской могиле. А поскольку гробокопателям платили за головы, то они, как я теперь понимаю, не особо утруждали себя поисками остальных частей скелетов. До сих пор их вымывает вода Кременчугского моря.

Подворья переселенцы засаживали спорышом, чтоб было так, как на прежнем месте

Переселенцы долго еще не могли привыкнуть к новому месту. И ни один разговор бывших односельчан не обходился без фразы: «А вот в Ротковке, помните?.. » «Если б вернулось назад, то в землянках жили бы, лишь бы на своей земле», -- мечтали многие. И пока село не ушло под воду, практически все ездили на выходные в Ротковку. Там уже не было дворов, домов, и добираться на свои бывшие участки приходилось чуть ли не вплавь, но там был простор. Остались сады, бескрайние поля, осталась их прежняя жизнь.

-- В Ротковку я пошла замуж, а мое родное село -- Сергиевка. Она мне все время снится, -- грустно вздыхает 65-летняя Василиса Романовна Ротко. -- Там у нас не было заборов, как здесь, хаты утопали в садах, одна от другой стояли далеко, поэтому мы наслаждались простором. На огромных выгонах пасли коров, а сами купались в речушках, ловили рыбу подсаками. Рыбы тогда было много. Жили мы все дружно и весело. Певучим было наше село.

Когда стало известно о переселении, я думала, что это уже конец света. От испуга, бессилия и растерянности все время плакала. Пока заново строились, в долги залезли, а денег никто не брал, только отработкой на стройках приходилось рассчитываться. А какой работник из беременной женщины? 22 мая 1959 года я родила вторую дочку, Галю. Она стала последним ребенком, в метрике которого местом рождения названа Ротковка. С двумя маленькими детьми (Вале тогда было три годика) мы с мужем, убрав огород, переехали в Бугаевку. Корову поставили в курень из камыша, потому что сарай построить не успели. Всю зиму бедное животное мокло. Мы уже и канавы рыли, чтобы воду отводить, в погребах и колодцах насосы устанавливали, чтобы откачивать подступившие грунтовые воды. В хатах тоже было сыро. А у нас к тому же плохо грела наспех сложенная печка. Весной пришлось просить печника сделать новую.

Страшно было переселяться за одно лето. (А лето 1959 года было такое же жаркое, как нынешнее. Василисе Романовне запомнилось, что картошки они собрали всего две корзины на семью). Тем не менее новые улицы в Бугаевке росли как на дрожжах. Строились все рядом с прежними соседями. Поскольку наделы выделялись в поле, подворья засаживали спорышом, как в Ротковке. Но все равно это была уже другая жизнь.

Когда Кременчугская ГЭС сбрасывает воду, затопленные села можно увидеть в виде островков

Говорят, когда Кременчугская ГЭС сбрасывает воду и ее уровень понижается на два метра, Сергиевка и Ротковка появляются в виде островков. Тогда видны печные трубы, пеньки сгнивших деревьев, остатки колодцев…

Председатель Бугаевского сельсовета Михаил Андреевич Чалый, родом из Калеберды Кременчугского района, рассказывает, что его земляки сумели отстоять село:

-- Собрали сходку, сбросили деньги и отправили в Совмин двух самых умных мужиков, чтобы те уговорили руководителей проекта никого из Калеберды не отселять. Ведь стоит село на возвышенности, от Днепра отделено камнями, вода не может его смыть. «Дело ваше, -- ответили в Киеве, -- но все равно к вам выедет комиссия, обмеряет хаты, определит сумму компенсации. Кто пожелает, может получить деньги и построиться на новом месте, но если вдруг начнутся подтопления, комиссия ответственности нести не будет».

Только несколько семей, которые чувствовали, что вода может до них добраться, решили выехать в Днепродзержинск Днепропетровской области. Остальные остались в родном селе.

Кстати, многие, помыкавшись по чужим землям, постепенно возвращались к могилам праотцов. К числу таких относится и семья Александра Петровича Кисличенко. Родственники сагитировали его выехать в Херсонскую область. И все вроде там было хорошо: колхоз выделил новую хату со всеми надворными постройками, Александр Петрович устроился трактористом, жена Антонина Федоровна, присматривавшая за детьми, нашла общий язык с соседками. Да вот беда -- младшенький Саша начал болеть: поднялась высокая температура, на теле образовывались пузыри и лопались. Ребенок так мучился, что по ночам не спал. «Ему не подходит этот климат, но будем надеяться, со временем все пройдет», -- таков был вывод врача. Кисличенко не стали ждать, пока ребенок акклиматизируется и через полгода после переезда засобирались на родину. Распилив на куски построенную два года назад в Стовбувахе хату, Александр Петрович заново сложил ее уже в Бугаевке. Он начал строительство 4 мая 1965 года, а 8 сентября семья уже перебралась в новый дом. Кстати, и волдыри на теле сына сами по себе незаметно исчезли, но до сих пор в холодную пору синеют места, где они были.

Есть идея сбросить воду из водохранилища, но никто не может сказать, к чему это приведет

Я пыталась найти положительную информацию о Кременчугском водохранилище, но мне то и дело попадались статьи в прессе о том, что это основное место (наряду с Киевским и Каховским искусственными морями) сосредоточения радионуклидов. Что размытые берега, вырубленные и затопленные леса, «цветение» воды создали ему и другим водохранилищам на Днепре образ «гнилых» морей. Что прогрессирующее обмеление может привести к потерям в энергетике и ирригации. А резкие колебания уровня воды в морях делают их опасными, непредсказуемыми. И вообще, каскад водохранилищ ученые называют экологической химерой, поскольку большинство из них строилось без каких-либо экологических расчетов.

На Полтавщине особенно обеспокоены подтоплением водами водохранилища горы Пивихи в Кременчугском районе.

-- Гора Пивиха -- уникальный объект, возникший в результате последнего Днепровского обледенения, -- говорит старший научный сотрудник отдела природы Полтавского краеведческого музея Светлана Кигим. -- Это одно из интереснейших мест палеонтологической и археологической истории. По останкам акул, китов, пещерного льва, мамонта, которые здесь были найдены, можно изучать морскую фауну прошлых геологических периодов. В древности тут было поселение русских бояр Пивов, а в монастыре, обоснованном еще в 1629 году, формировались гайдамацкие отряды. Кроме того, это самая высокая точка на территории области -- 169 метров над уровнем моря. Но ежегодно водохранилище забирает у горы столько земли, сколько есть пахотных площадей у среднего колхоза области.

-- Время от времени возвращаются к идее сбросить воду и переработать ее, но никто не может сказать, к чему это приведет, -- говорит заместитель начальника Государственного управления экологии и природных ресурсов в Полтавской области Анатолий Мосийчук. -- Ведь плодородные почвы, побывавшие под толщей воды, становятся непригодными для сельскохозяйственного использования. Поэтому остается укреплять береговую линию. Кстати, поначалу и предполагалось укрепить всю береговую линию водохранилища, однако денег на воплощение планов в жизнь, как обычно, не находилось. Слава Богу, сейчас по линии Госводхоза на это выделяют свыше 1 миллиона гривен в год. Помогают и депутаты, и общественные организации. Тем не менее с каждым годом все больше и больше плодородных земель выходит из пользования. Возможно, проблема еще и в том, что у водохранилища нет единого хозяина: им распоряжается межведомственная комиссия, в которую входят Госводхоз, министерство рыбного хозяйства, департамент морского транспорта, гидроэнергетического комплекса. Но по сути водохранилище утратило свое значение как судоходный, промышленный и рыбный объект. (Кстати, все гидроэлектростанции, за исключением самой мощной -- Днепровской ГЭС, -- нерентабельны). Пожалуй, Кременчугское водохранилище ценно сегодня только своими плавнями. Здесь водятся уникальные виды зверей и птиц, которые занесены в Мировой и Европейский Красные списки. Например, выдра речная, орлан белохвостый, гоголь, коростель. Некоторые растения, составляющие флору плавней, значатся в Красной книге Украины. Поэтому на последней сессии областного совета была утверждена программа развития регионального ландшафтного парка «Кременчугские плавни» площадью 5 080 гектаров. Будем сохранять и приумножать то, чему удалось выжить в результате человеческого эксперимента.

P. S. Кременчугским водохранилищем затоплено 51,7 тысячи гектаров (!) сенокосов, 51,4 тыс. га -- лесов, 27,8 тыс. га -- пахотной земли, 24,3 тыс. га -- выгонов. Только в Градижском районе (теперь этот поселок городского типа входит в состав Глобинского) ушли под воду 38 сел.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров