Яна Жичко

Особый случай

21-летняя жительница Екатеринбурга отдала все свои скромные сбережения украинской армии

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

07.11.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Поссорившись с семьей из-за своих политических убеждений и фактически оказавшись на улице, 21-летняя Яна Жичко приехала в Украину, где ее приютили. Все свои скромные сбережения девушка отдала украинской армии

С Яной Жичко я познакомилась через бывшую однокурсницу. «К нам в Хмельницкий приехала беженка из России, — сообщила подружка. — Представляешь, родная мать выгнала ее из дому за то, что она против Путина! Бедная девушка приехала в Украину с маленькой сумкой. Ну, мы ее немного приодели, конечно. Одна женщина даже поселила у себя. Девушку зовут Яна. Она считает своим долгом поддержать украинскую армию. На моей странице в „Фейсбуке“ прочла статью о твоем муже и хочет передать ему деньги. Яна просто не знает, к кому еще обратиться. Позвонишь ей?»

«Такой страны, как Украина, не существует вообще»

У Яны тонкий детский голосок. Рассказывая свою невероятную историю, девушка от волнения с трудом подбирает слова.

— Еще три недели назад я жила со своей семьей в Екатеринбурге, — вздыхает в телефонную трубку 21-летняя Яна Жичко. — Папа нас бросил. Мама одна воспитывала меня и двух старших сестер. Сестры выучились на экономистов, а я стала юристом. Жили хорошо, мирно, пока родные не узнали, что я присоединилась к оппозиционному движению и посещаю митинги против политики Путина.

Прошлой зимой, когда в Киеве собрался Майдан, российское телевидение показывало наводящие ужас сюжеты: майдановцы убивают людей, нападают на «беркутовцев», издеваются над сотрудниками милиции. Затем нам сообщили, что президента Януковича свергли «фашисты» и надо остановить эту «черную силу». В то время я начала переписываться в соцсетях с украинцами. Они присылали мне ссылки на правдивые телесюжеты и газетные статьи. Объясняли, что в Киеве люди отстаивают свое право на свободу, на лучшее будущее. И тут меня «переключило»: да ведь нас, россиян, просто зомбируют на государственном уровне!

Позже я посмотрела фильмы о том, как Путин пришел к власти и сколько зла он натворил. Читала статьи, сопоставляла факты — стало жутко. Появилось чувство стыда за Россию. Когда я поделилась своими мыслями с друзьями, те… послали меня матом. Наши люди словно околдованные: не слышат или не хотят слышать правду. Даже моя мама, узнав, что я осуждаю Путина, заявила: «Тебя нужно лечить в психушке!»

Летом я познакомилась с местной оппозицией. Группа называется «Екатеринбург — за свободу». Мы устраивали демонстрации и марши мира. Все акции согласовывали с администрацией города. Понятно, что разрешение нам сразу не давали. Но мы упорно добивались своего. В конце концов чиновники нехотя подписывали нужные бумаги, и мы выходили на улицы с украинскими флагами в руках. Рядом с нами всегда дежурили полицейские. На этих акциях мы объясняли людям: «Война с Украиной разрушает Россию. У нас слабая экономика, люди живут бедно, а мы захватываем чужие территории. Где логика?»

Несколько раз приверженцы политики президента Путина пытались сорвать митинги. Кричали на нас, обзывали обидными словами. Однажды я спросила молодого парня: «Ты что, за войну?» — «Я за Путина!», а у самого глаза безумные…

Когда мама и сестры узнали, что я участвую в демонстрациях, моя жизнь превратилась в ад. Родные перестали со мной разговаривать, не давали деньги. Я как раз закончила учебу, искала работу. Но с этим были проблемы: молодых специалистов без опыта берут неохотно. «Если и дальше будешь поддерживать украинских террористов, то останешься вообще без денег», — поставила ультиматум мама. «Одумайся, и мы устроим тебя на хорошую работу», — обещали сестры. Они пытались меня образумить. Мол, я еще маленькая, глупая и не понимаю реальной ситуации. «В Украине Путин защищает российское население, — объясняли сестры. — Крым всегда был наш, и Донбасс тоже. А такой страны, как Украина, не существует вообще».

«Первое, о чем попросила Яна, — найти ей учителя украинского языка»

— Но я не отступила, — продолжает девушка. — Начались скандалы. Мама кричала: «Как ты смеешь выступать против Путина?! Ты не стоишь и мизинца на ноге нашего президента!» Говорила, что она меня родила, она меня и убьет. А потом и вовсе выгнала из дому. Я не знала, что делать. Позвонила известному в Екатеринбурге оппозиционеру: «Мне негде жить». Он созвал ребят, стали решать мою проблему. Ничего не придумали, и тот оппозиционер на несколько дней забрал меня к себе домой.

Я была в таком отчаянии, что решила сдаться властям. Если невозможно находиться в родном доме, тогда лучше в тюрьму. Пришла в местное управление ФСБ и оставила там заявление такого содержания: «Я, Жичко Яна Валерьевна, признаюсь в содействии терроризму. А именно: выступаю против военных действий на территории Украины, против засылки туда боевиков и против аннексии Крыма. Требую признать президента РФ Владимира Путина военным преступником…» Заявление приняли. Стою, жду, пока арестуют — ничего. Тогда вышла из здания и расплакалась — куда теперь идти?

Написала о своей беде Нине Ивановне из Хмельницкого. Мы с ней начали общаться в соцсети еще нынешней зимой. Это она объясняла мне, что на самом деле происходило на Майдане Незалежности. «Приезжай к нам, — ответила Нина Ивановна. — Украине такие люди, как ты, нужны». Деньги на билет мне прислала еще одна интернет-приятельница, Ольга Фирсова из города Орел. Нина Ивановна встретила меня на вокзале, привела к себе домой, накормила с дороги… Сейчас вот помогает мне освоиться в Украине. Даже взяла работать на свое предприятие. Теперь я менеджер по внешнеэкономической деятельности.

— Яночка — чудесная девушка, — говорит о своей подопечной жительница Хмельницкого Нина Яремчук (на фото с Яной). — Сходу заявила: «Хочу выучить украинский язык!» Мы подыскали для нее хорошую учительницу. Занимаются три раза в неделю. Яна очень старается, и уже есть результат. По вечерам мы с ней дома тоже практикуемся. Я отвела для Яны отдельную комнату. Собираюсь прописать девушку у себя. Пусть знает, что отныне это и ее дом.

— Не ожидала, что меня так хорошо примут в Украине, — признается Яна. — Узнав, что я перебралась в Хмельницкий, украинцы, с которыми я общалась по Интернету, хотят встретиться со мной, зовут в гости. Совершенно незнакомые люди накупили мне теплых вещей, оплачивают проезд в общественном транспорте. Я им неимоверно благодарна. Но мне очень неудобно. Хочется поскорее отплатить украинцам добром за добро. В Екатеринбурге я понемногу откладывала из своей стипендии. В переводе на гривни получилось две тысячи. Ваш муж на фронте? Как я могу передать ему эти деньги?

Я объяснила девушке, что обеспечением наших солдат занимаются волонтеры, а мой супруг — военнослужащий. Тогда Яна попросила свести ее с добровольными помощниками украинской армии. Я позвонила своей приятельнице Ольге Бойко. Она исполняет обязанности заведующей терапевтическим отделением поликлиники № 1 Святошинского района столицы, а в свободное от работы время собирает благотворительные взносы. Потом закупает на них теплые вещи и медикаменты для бойцов, пакует посылки и отправляет их на фронт.

«Не дайте нам, россиянам, забыть о людях, которые погибли по вине обезумевшего человека»

— Это мистика, — изумилась Ольга Бойко. — Буквально пару часов назад пришла крупная партия противопростудных препаратов, и мне, чтобы выкупить лекарства, не хватало… ровно двух тысяч гривен! Я ломала голову, где взять недостающие средства, а тут ты звонишь! Думаю, надо вложить в каждую посылку записку, что лекарства куплены на средства девушки из Екатеринбурга. И вкратце рассказать ее историю. Для хлопцев ведь это важно — знать, кто им помогает.

Яна перевела на карточку Ольги все свои сбережения, а волонтер отправила ей фотоотчет. В тот же день посылки были отосланы в места дислокации батальонов «К-2» и «Айдар». Яна радовалась, как ребенок: «Ура! Получилось!»

*Лекарства для бойцов в зоне АТО, на покупку которых потрачены и сбережения Яны Жичко, прибыли к адресатам с описанием краткой истории молодой россиянки

После приезда в Украину у девушки появилось много новых друзей. Люди заходят на ее страничку в «Фейсбук», пишут: «Спасибо за то, что вы настоящий человек!»

Тем временем девушка начала собирать истории для будущей книги о необъявленной российско-украинской войне. На своей страничке Яна написала: «Дорогие друзья из Украины и оккупированного Крыма! Я знаю, что мы причинили вам ужасную, страшную боль. Но я прошу ваши сердца открыться. Напишите мне обо всем, что случилось с вами лично, с вашими родными и друзьями. Расскажите, как перевернулась ваша жизнь. Распались ли семьи? Или, наоборот, еще крепче объединились? Сейчас родные по крови становятся врагами, а чужие люди — родными душами… Как война изменила вас? Что и кого забрала? Не дайте нам, россиянам, забыть о людях, которые погибли или навсегда остались калеками по вине обезумевшего человека».

— Я радуюсь тому, что здесь у меня началась новая жизнь, — говорит Яна. — В Россию не вернусь. Разве что депортируют. А ведь могут. Дело в том, что я не сразу обратилась в миграционную службу. По украинским законам, иностранный гражданин должен в течение пяти дней заявить о своем прибытии в тот или иной населенный пункт, чтобы потом оформить разрешение на временное проживание. А я этого не знала! Нина Ивановна и ее друзья тоже упустили этот момент. И теперь у меня большие трудности с получением вида на жительство.

В миграционной службе говорят, что я вообще не имею права находиться на территории Украины. Мол, надо ехать в российское консульство и там решать проблему. Но я боюсь, что меня сразу отправят назад, в Екатеринбург. Мы с Ниной Ивановной обратились к адвокату, он пытается уладить этот вопрос. Мои друзья из России пишут: «Держи нас в курсе. Мы тоже в Украину собираемся переезжать. Узнай, как и где можно получить статус беженца».

— Родные знают, где ты сейчас находишься?

— Мама связалась со мной через Интернет. Она недовольна тем, что я здесь. «Зачем ты приехала в страну, которая разваливается? — ругается. — Там нет экономики, нет вообще ничего, кроме фашистов и террористов. Зря ты наговариваешь на Путина. Он нормальный человек и за народ». В общем, ничего нового. Нина Ивановна разговаривала с моей мамой по телефону, заступалась за меня. Успокоила ее: мол, присматривает за мной. Мама ответила, что я трудный ребенок и от меня одни проблемы.

Я написала сестрам, жду ответа. Пока молчат… Очень скучаю по своей семье. Никогда не думала, что мы станем врагами. Это больно… Когда вспоминаю маму и сестер, плачу. Надеюсь, что однажды они поймут, как сильно заблуждались, и мы снова станем родными людьми.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...


Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...