Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Швеция

Полезно знать

Чтобы устроиться на работу водителем в Швеции, нужно учиться... четыре месяца

Ирина ГОЛОТЮК, «ФАКТЫ»

03.04.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Действующее законодательство Королевства Швеция запрещает гражданам других стран занимать ответственные должности в шведских коммунах и ландстингах (административно-территориальных органах власти), в аэропортах и в вооруженных силах страны. При этом местная полиция безопасности обязательно проверяет даже шведских граждан, претендующих на ответственные посты. Тем не менее юристы уверены, что отсутствие гражданства Швеции не должно быть причиной отказа в приеме на работу, связанную с доступом к секретной информации. Об этом в интервью Шведскому радио заявил Стен Хекшер, возглавляющий экспертную комиссию по пересмотру закона о защите государственной тайны и секретной информации. Если правительство согласится с выводами экспертов, то соответствующий законопроект будет разработан и представлен на рассмотрение парламента — Риксдага.

О некоторых проблемах, связанных с легализацией и трудоустройством иностранцев в Королевстве Швеция, «ФАКТАМ» рассказала уроженка Одесской области Анастасия. Прошлым летом она приехала по гостевой визе к дочери, которая уже пять лет живет и работает в небольшом городке на севере Швеции.

— Дело в том, что мне фактически пришлось бежать за границу, — рассказала Анастасия, последние лет десять жившая с супругом в одной из бывших советских республик. — Я работала журналистом, потом мы с мужем начали издавать газету, в которой нередко критиковали местные власти. Нас периодически закрывали, возбуждали дела против издания… Я, кстати, в свое время выиграла иск в Европейском суде по правам человека. Последние несколько лет мы периодически освещали мероприятия местного ЛГБТ-сообщества, то есть людей нетрадиционной сексуальной ориентации. В наш адрес посыпались угрозы — и газете, и лично мне. Но покинуть страну я решила, когда возникла опасность физического насилия. Сначала возле подъезда нашего дома появились «мальчики спортивной внешности», которые могли и крикнуть что-то обидное, и камнем бросить. А потом мне очень настойчиво посоветовали уехать…

Приехав в Швецию и придя в себя, подала в миграционную службу заявление с просьбой предоставить статус беженца. Мне назначили дату первичного слушания дела. На заседании изложила все обстоятельства поспешного отъезда, ответила на дополнительные вопросы. Практика решения подобных вопросов такова, что если сотрудники миграционной службы решат, что твое заявление не обосновано, то могут сразу отказать. Мне же назначили повторное слушание, на котором состоялось собеседование с сотрудником службы более высокого уровня при участии предоставленного государством адвоката. Именно адвокат, приняв во внимание все факторы, готовит заключение к слушанию, запрашивает и собирает необходимые документы. Для заявителя его услуги бесплатны.

В Швеции процедура предоставления статуса беженца чем-то напоминает хождение по судебным инстанциям: слушание на первом уровне, в случае отказа — подача апелляции, которую готовят по пунктам отказа, с уточнением того, с какими выводами соискатель не согласен, на какие документы и факты опирается и так далее. Отказ на апелляцию можно оспорить в Миграционном суде, который не рассматривает дело по существу, а выясняет, соответствует ли решение миграционной службы шведскому законодательству. Любые расхождения, как правило, трактуются в пользу соискателя статуса. На этом этапе адвокат работает бесплатно или за небольшой гонорар. Из суда дело могут передать на повторное рассмотрение в первую или во вторую инстанцию. Каждая из процедур длится от трех месяцев до полугода, а некоторые дела могут по кругу рассматриваться и до четырех лет.

На период ожидания иммигрантам, как правило, предоставляют разрешение на работу, но официально трудоустроиться при отсутствии ID-кода (документа, удостоверяющего личность) трудно даже в больших городах, не то что в маленьком, где временно обосновалась я. Здесь все намного сложнее. Огромную роль играет этнический фактор, особенно для выходцев из Китая и Азии. Те, кто уже здесь обосновался, предпочитают трудоустраивать своих соотечественников.

— С какими-нибудь украинскими или русскими общинами познакомиться успела?

— По непонятным для меня причинам наши люди, уехавшие за рубеж, чаще всего стараются как можно меньше общаться с земляками, но максимально интегрироваться в местное сообщество. Это и хорошо, и плохо одновременно, поскольку славянская диаспора оказывается наиболее раздробленной, неспособной оказать помощь и поддержку соотечественникам. Такое стремление к ассимиляции не позволяет создавать отдельные анклавы, как это произошло, к примеру, в США и Канаде, куда после революции 1917 года уехали много граждан бывшей Российской империи. А вот эмигранты новой волны, начавшейся в постперестроечные годы, выезжали за границу, чтобы воссоединиться с семьями, получить работу, найти более комфортные условия для жизни. В таких случаях люди заранее учат язык, знакомятся с культурой и стараются как можно лучше вписаться в новую обстановку. Швеция в этом отношении не исключение.

Но вернемся к вопросам трудоустройства. Дело в том, что шведское миграционное законодательство позволяет соискателям статуса беженца, официально проработавшим в стране не менее четырех месяцев и с перспективой продления контракта еще на год, отозвать свой запрос и подать заявление на двухгодичный вид на жительство на основании трудового соглашения. Желательно при этом также продемонстрировать хотя бы минимальные навыки владения шведским языком.

— То есть в Швецию лучше приезжать, владея хотя бы основами разговорной речи?

— Я знаю несколько языков, в том числе английский, а шведский начала учить самостоятельно уже после приезда сюда. Занималась и с дочерью, и со знакомыми. Потом попробовала сдать тесты. Оказалось, что мои теоретические знания выше начального уровня (А1), а вот разговорная речь хромает, практики маловато… Пошла на бесплатные курсы Красного Креста, где не столько обучают, сколько дают иностранцам с примерно одинаковым уровнем шведского возможность пообщаться. Занятия посещают не только вновь прибывшие, но и те, кто уже несколько лет живет в Швеции. Например, одна китаянка приходила на встречи с шведско-китайским разговорником. Говорила плохо, писала еще хуже… Женщине хорошо за шестьдесят, она — супруга профессора, домохозяйка. Я была шокирована, когда узнала, что она ходит на эти курсы уже года четыре (смеется).

Еще через пару месяцев самостоятельной зубрежки попыталась пройти предварительный тест на уровень А2, но увы: с теорией порядок, а восприятие (прыткой, надо заметить) речи на слух и разговорный язык еще следовало подтянуть.

— Экзамены принимают тоже в Красном Кресте?

— Тесты на определение уровня владения языком можно сдать в нескольких специальных учебных заведениях. Например, в Komvux. Это аналог вечерней профтехшколы плюс языковые курсы. Еще есть SFI — муниципальные инициативы, где обучение ведется на более высоком уровне в учебно-образовательных центрах и на ремесленных курсах. Туда принимают иностранцев, имеющих постоянное место жительства в Швеции либо проживших в стране определенный срок. Экзамен можно сдать и в Народном университете (Folkuniversitetet). Это учебное заведение принимает на курсы и студентов, и людей без статуса, но за деньги. Я здесь сейчас осваиваю уровень А2, шестинедельный курс (два занятия в неделю) стоит 2 тысячи 500 крон (270 евро). Есть еще интенсив — пять дней по 6—8 часов занятий, но обучение там намного дороже и занимаются преимущественно те, кто готовится сдавать экзамен на профессиональный уровень С или D.

— При устройстве на работу требуется знание языка? А если труд неквалифицированный?

— Понятия неквалифицированный труд в Швеции практически не существует. Санитарка в госпитале или посудомойка в ресторане используют в работе достаточно сложные приборы и механизмы. Без базового А1 вас вряд ли возьмут даже мусор на улице собирать. К примеру, потенциальные таксисты проходят обучение и практику почти четыре месяца: восемь недель осваивают кассовый аппарат и банковский расчетный терминал, а еще два месяца — практика. Будущий водитель изучает город, катаясь в машине с инструктором, хотя практически все такси оснащены системами GPS. Более того, чтобы работать водителем, нужно сдать экзамен на уровень владения языком В2 и уметь достаточно бегло разговаривать. Есть, правда, одно исключение: тебя могут взять на работу и без базовых знаний языка… по рекомендации хорошего знакомого. Протекция — наше все, независимо от уровня демократии в стране (смеется).

— Что тебя удивило в Швеции?

— Пожалуй, неспешность во всем. Здесь не принято задерживаться в офисе после окончания рабочего дня, а фика (перерыв-перекус) — священна. Если коллектив фирмы маленький, то на фику идут все вместе: посидеть, попить кофе и поболтать. Самое удивительное, что эта неспешность иногда приводит к казусам. Как-то я пришла в миграционную службу поменять временный документ, подтверждающий мой статус. Он выдается на три месяца. Поскольку срок законного пребывания в Швеции подходил к концу, а решение по делу еще не было принято, я пришла за новым документом. Но служащая, махнув рукой, предложила зайти… в следующем месяце. Мол, моя карточка еще действительна, спешить некуда. Тем не менее организация бюрократического процесса у них на высоте. Когда приходишь к конкретному чиновнику миграционной службы, он обязательно выйдет к тебе и решит вопрос. И в офисе, где есть электронная запись, все происходит тоже организованно и без лишних затрат времени.

— Кстати, а люди, которые ждут предоставления статуса беженца, могут арендовать жилье?

— Теоретически жилье снять можно, но на практике это фантастически трудно. В первую очередь потому, что мало кто из частников или фирм решится сдать квартиру человеку, не имеющему ID. Без этого документа ни банковскую карту не получишь, ни валюту в банке не поменяешь, ведь обменников здесь нет, а платежное средство одно — крона. Большинство соискателей статуса беженца расселяются по специальным центрам миграционной службы. Временное жилье таким людям предоставляет и Красный Крест. Если человек находит работу, у него появляется так называемый временный ID, и ему уже легче решить жилищный вопрос, хотя в малонаселенной Швеции квартирный вопрос — один из самых сложных. Недавно правительство даже предложило построить новые центры временного размещения беженцев, так как многие из действующих пришли в плачевное состояние.

Меня Бог миловал, жить в таком центре не пришлось. Сначала поселилась с семьей дочери, потом переехала в общежитие, где они с супругом арендовали мне комнату для подготовки к экзамену. Все еще жду статус беженца и ищу работу. Был вариант трудоустройства после месячной практики в русской службе одного из стокгольмских телеканалов, но, увы, стажировка не предусматривает предоставления временного ID, а без этого нельзя снять жилье. Такой вот замкнутый круг. Правда, шведская парламентская оппозиция предлагает максимально упростить два этих болезненных для иммигрантов вопроса: трудоустройство и аренду жилья, но когда это произойдет, пока не известно…

Кстати, по сообщению местных СМИ, в программы обучения иностранцев шведскому языку будут внесены изменения. Правительство представило на обсуждение Риксдага законопроект «Повышение уровня индивидуального подхода — более эффективное обучение иммигрантов шведскому языку и обучение взрослых». Исполнительная власть предлагает аннулировать действующую систему SFI («Шведский язык для иммигрантов») как самостоятельную форму, подчинив ее муниципальной системе обучения взрослых жителей страны. Предполагается, что за индивидуальный план изучения языка взрослыми жителями Швеции будет отвечать коммуна, в которой живет иммигрант.

Другие материалы спецпроекта «ФАКТОВ» «Зарубежье» читайте здесь

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаю, что хуже — то, что муж написал: «Давай расстанемся», или то, что через две минуты прислал другую sms-ку: «Извини, это не тебе»?

Версии