Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Ярослав Мудрый

Загадки истории

«Останки Ярослава Мудрого, скорее всего, находятся в церкви Святой Троицы в Нью-Йорке»

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

26.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В Национальный заповедник «София Киевская» пришло письмо из США, автор которого сообщает сведения о местонахождении праха князя

— Американец Лой Джонес по электронной почте прислал мне письмо, в котором он рассказывает о беседе со священниками одного из православных храмов Америки (какого именно, в письме не указано), — говорит ведущий научный сотрудник Национального заповедника «София Киевская» кандидат исторических наук Ирина Марголина. — Священники рассказали Джонесу, что в храме, в котором они служат, хранятся останки князя Ярослава Мудрого. У нас есть основания полагать, что речь идет о церкви Святой Троицы. Она находится в Нью Йорке в районе Бруклин. Дело в том, что начавшиеся почти семь лет назад поиски праха князя привели нас именно в этот храм. Он принадлежит Украинской автокефальной церкви. К сожалению, в 2010 году священники церкви Святой Троицы прекратили контакты с представителями Украины, мотивируя это тем, что к власти в нашей стране пришли пророссийские силы.

— До 2009 года мы были уверены, что прах Ярослава Мудрого покоится в Софийском соборе в каменном саркофаге, ведь это было записано в официальных документах (точнее, в имевшихся в нашем распоряжении копиях), — рассказала в минувший вторник на круглом столе, посвященном поиску и возвращению останков князя, генеральный директор Национального заповедника «София Киевская» Неля Куковальская. — О том, что в саркофаге нет скелета Ярослава, мы узнали во время проведения плановой паспортизации музейных предметов. Прежде чем вскрыть мраморную гробницу, составили обширный план исследований останков. До этого их изучали в далеком 1939 году. Мы планировали сделать это повторно, ведь наука с тех пор ушла далеко вперед. В частности, собирались провести генетические исследования, уточнить, в каком возрасте скончался князь.

Согласно документам, в саркофаге находился прах двух людей — князя и женщины (предположительно, его супруги, шведской принцессы Ингигерды). Но мы обнаружили там лишь один скелет. Исследование показало, что он не принадлежит Ярославу Мудрому. Замечу, что все работы проводились за счет пожертвований меценатов, а задействованные ученые не потребовали гонорары.

*Этот снимок сделан в Софийском соборе в 2009 году во время вскрытия саркофага. В руках у Нели Куковальской извлеченный оттуда ящик, в котором, согласно документам, находились останки князя Ярослава. Но их там не оказалось (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

Когда комиссия Софийского заповедника впервые вскрыла саркофаг в 1936 году, внутри оказались два скелета, кости были перемешаны. Специалисты сфотографировали их, составили соответствующие бумаги. Через три года усыпальницу открыли вновь, чтобы отправить останки для исследований в Ленинград, в Институт этнографии и антропологии. Его сотрудники Вольф Гинзбург и Дмитрий Рохлин пришли тогда к выводу, что прах мужчины принадлежал князю Ярославу. Основаниями для такого вывода стало то, что человек, скелет которого они изучили, был ранен в боях в голову и ногу, хромал, скончался примерно в 65—70 лет. Эти данные соответствуют сведениям о Ярославе Мудром, которые историки почерпнули из письменных источников. Известный антрополог и скульптор Михаил Герасимов по черепу князя сделал его скульптурный портрет, ставший затем широко известным (он находится в Софийском соборе).

*Реконструкция лица Ярослава Мудрого, выполненная по его черепу известным скульптором и антропологом Михаилом Герасимовым

Мы подумали, что останки из Ленинграда, возможно, не вернули. Я отправилась в Санкт-Петербург в надежде найти сведения, которые помогли бы в поисках. В Институте этнографии и антропологии не оказалось документов об исследованиях праха князя. Директор этого научного центра сказал, что, вероятно, они были утрачены во время блокады Ленинграда. Оставалась надежда на то, что какая-либо информация есть в архивах Научно-исследовательского института и Музея антропологии Московского государственного университета имени Ломоносова. Но и там ничего не нашли.

Позже в Киеве все же отыскали акты о возвращении останков из Ленинграда в Софийский музей. Согласно документам уже после войны, в 1964 году, деревянный ящик с прахом положили в саркофаг. Туда же опустили оригиналы документов, касающихся содержимого усыпальницы, а также газеты того периода. Все это официально задокументировано, поэтому мы были уверены, что в саркофаге покоится князь Ярослав.

— Когда оказалось, что там скелет другого человека (как показали исследования, он принадлежал крупной женщине, всю жизнь занимавшейся тяжелым физическим трудом), мы обратились к известной статье митрополита Иллариона (Ивана Огиенко), опубликованной в Канаде в 1954 году, — говорит Ирина Марголина. — В ней сказано, что когда войска фашистской Германии оставляли Киев, из Софийского собора вывезли икону XI века Николая Мокрого и останки Ярослава Мудрого. Мы знали: икона находится в одном из православных храмов США. А вот относительно скелета Ярослава сомневались. Думали, что уважаемый митрополит ошибается. Но когда выяснилось, что праха князя в саркофаге нет, отнеслись к сообщению Иллариона серьезно.

*Этот образ святого Николая Мокрого является первой чудотворной иконой Киевской Руси. До 1943 года он находился в Киеве в Софийском соборе

— Я знаком с представителями старшего поколения украинской диаспоры в США, попросил их помочь распутать историю с исчезновением останков князя, — говорит директор Центра исследований историко-культурного наследия Украины Сергей Кот. — Они сверстники людей, владевших информацией о том, каким образом чудотворная икона Николая Мокрого и останки князя Ярослава оказались в Америке.

— На просьбу помочь откликнулись несколько американцев украинского происхождения, — продолжает Ирина Марголина. — Так, в 2010 году мы получили письмо из США от Михаила Гереца. Он передал рассказ своего знакомого Вячеслава Вишневского: осенью 1943 года, незадолго до освобождения Киева, архиепископ Никанор хотел взять с собой за границу некоторые святыни Софийского собора, но оккупационные власти ему не разрешили сделать это. Тогда он попросил немецкого офицера Пауля фон Денбаха вывезти чудотворную икону Николая Мокрого, прах князя Ярослава и личные вещи архиепископа. Договорились, что офицер передаст все это священнику в Варшаве. Однако, когда фон Денбах привез святыни в столицу Польши, Никанора там уже не было. Тогда офицер разыскал архиепископа Палладия и передал ему икону и коробку с останками. Палладий вывез их сначала в Германию, затем — в США. В Нью-Йорке он передал реликвии другому священнику, отцу Ивану Ткачуку. Тот жил на Манхэттене, а останки князя хранил… у себя под кроватью. Ткачук давно умер. Обе его дочери вышли замуж, и где они сейчас, неизвестно.

В следующем письме Михаил сообщает, что останки князя, возможно, находятся там, где и икона Николая Мокрого — в Нью-Йорке, в церкви Святой Троицы. Он ездил туда, спрашивал о костях Ярослава у священника Владимира Вронского, но тот ничего не сказал.

— В 2010 году я поехала в Нью-Йорк в надежде разыскать останки князя, — продолжает Неля Куковальская. — Мне удалось поговорить в Америке с 90-летней Ниной Булавицкой, которая в 1941—1943 годах была секретарем Олексы Повстенко, занимавшего в период гитлеровской оккупации пост директора заповедника «София Киевская». Булавицкая, как и Повстенко, уехала в США, чтобы не стать жертвой советских репрессий. Собеседница рассказала, что во время горбачевской перестройки приезжала в Киев как турист, побывала в Софийском соборе и сообщила сотрудникам нашего заповедника о попавших в США реликвиях. К сожалению, ее слова проигнорировали.

Когда я пришла в консисторию (учреждение при епископе по управлению епархией), архиепископ Антоний сказал: «Не ищите мощи, я знаю, где они находятся. Мы вам их потом покажем». Больше он ничего не сообщил, а расспрашивать было не совсем учтиво. Затем я попросила архиепископа принять меня еще раз. Он начал разговор с печально известных Харьковских соглашений (документ между Украиной и Россией по вопросам пребывания Черноморского флота РФ на территории нашей страны, подписанный 21 апреля 2010 года. — Авт.). Архиепископ сказал: «О чем можно говорить, если у вас к власти пришли люди, которые подписывают такие соглашения».

Ко мне в Нью-Йорк из Вашингтона приехал посол Украины в США Олег Шамшур, пытался поговорить по интересующему меня делу с митрополитом Даниилом и архиепископом Антонием. Но они сказали ему, что не очень хорошо владеют украинским языком, хотя это не так.

Я не опускала руки: разыскала в районе Бруклин церковь Святой Троицы, в которой хранится чудотворная икона Николая Мокрого и, вероятно, останки князя Ярослава. Приехала в церковь в воскресенье рано утром, застала богослужение, которое вел настоятель храма Владимир Вронский с сыном. В книге митрополита Болховитинова, изданной в 1825 году, дано подробное описание чудотворной иконы Николая Мокрого. Я убедилась, что этому описанию полностью соответствует икона, которая находится в церкви Святой Троицы. К сожалению, настоятель храма ушел от разговора об останках Ярослава Мудрого.

*Церковь Святой Троицы в Нью-Йорке принадлежит Украинской автокефальной православной церкви в США

— В январе 1943 года страны антигитлеровской коалиции подписали Лондонскую декларацию о возвращении государствам культурных ценностей независимо от того, по каким причинам они были вывезены во время войны, — комментирует ситуацию Сергей Кот. — На основании этого и ряда других международных документов наша страна может инициировать переговоры с США о возвращении чудотворной иконы Николая Мокрого и мощей князя. Но нужно быть готовыми к тому, что добиться цели удастся не скоро. Наглядная иллюстрация тому — история с Псковскими реликвиями. Во время Второй мировой войны священники эвакуировали из Пскова в США старинные церковные святыни. Властям бывшего СССР не удалось добиться их возвращения. Вопрос решился лишь несколько лет назад благодаря тому, что между собой смогли договориться священники России и США.

История с псковскими реликвиями показывает, что к переговорам о возвращении святынь Софийского собора нужно подключить церковь. Следует проявлять максимальную деликатность, чтобы не обидеть чувства украинцев диаспоры: те, кто вывозил реликвии из Киева, считали, что спасают их от сталинского режима. Кстати, уже упоминавшийся Олекса Повстенко спас Софийский собор от уничтожения. В первый раз это произошло в 1941 году — перед тем, как Киев сдали гитлеровцам. Саперы НКВД приехали с двумя тоннами взрывчатки, чтобы заминировать храм. Они потребовали, чтобы Повстенко проводил их в подвалы. Он обманул чекистов, заявив, что подвалов нет. Указал на чугунный пол, сказал: «Хотите — долбайте». Времени у саперов не было, и они заминировали один из домов поблизости. Во время оккупации взорвать святыню надумали гитлеровцы. У Повстенко был друг, немецкий офицер, занимавшийся составлением списков украинских культурных ценностей для их вывоза в Германию. Этот немец привел в храм офицера, от которого зависела судьба собора, показал ему изображение перевернутой свастики (оно находится на верхней части стен за Царскими воротами) и спросил: «Неужели вы уничтожите доказательства арийского присутствия в Киеве 1000 лет назад?» Добавлю, что при отступлении из Киева советские саперы заминировали Владимирский собор. По счастливой случайности он остался цел.

Для Украинской автокефальной православной церкви США чудотворная икона Николая Мокрого и мощи Ярослава Мудрого (он причислен к лику святых) являются самыми ценными реликвиями, поэтому расстаться с ними ей будет непросто.

Нам есть смысл начать с постановки вопроса о реставрации иконы, ведь этот старинный образ в ней нуждается. Предложить выполнить реставрацию в Киеве, при этом дать четкие гарантии ее возвращения в Нью-Йорк. Говорить, например, об обмене иконы на копию и возвращении мощей можно будет, когда между сторонами установятся истинно доверительные отношения.

— Сегодня, когда Украина страдает от агрессии врага, когда украинский народ нуждается в защите, эти древние святыни будут оберегами нашей Родины. Торжественное возвращение реликвий станет грандиозным событием, которое поддержит нашу борьбу за мир и независимость, — замечает Ирина Марголина.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...

Загрузка...